Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

"Командо ями".

В ленте два дня подряд посты про армию. Самые знаменитые байки из жизни репатриантов и их походов к армейским слесарям мозгов и душ. Я не была ни у слесаря, ни у плотника. Хотя, меня и собирались туда отправить. Но всё по порядку. Ещё когда я жила в союзе и была маленькой девочкой, я очень хотела пойти в армию. Не просто в армию, а в советскую армию. Я начиталась рассказов о нахимовцах и прочих и страстно хотела надеть форму и переставлять ноги под звуки марша. Отнюдь не Мендельсона. Откуда во мне возникло это жгучее, никому непонятное, желание, я не знаю. Но это факт. Армия представлялась мне в голубых и розовых цветах. Прекрасней этого, казалось, нет ничего. Мне было очень грустно от того, что девушек не брали в армию. Следовательно, что бы я ни делала, мне не светило побывать в образе бравого солдата, варящего кашу из всех подручных средств. Впрочем, кашу я не любила, вне зависимости от того, сделана ли она из дефицитной гречки или из лаптя пополам с табуреткой.

Когда мы приехали в Израиль и оказалось, что здесь в армию берут всех, моему счастью не было предела. Я представляла себе как мне выдадут автомат, запакуют в зелёные штаны, выдадут планшет с самыми секретными картами и забросят в логово врага. Кто такие враги я не очень понимала, но планшет мне представлялся совершенно отчетливо. А какой может быть планшет, да ещё и с самыми секретными картами, если нет врагов? В моём сценарии, враги были совершенно необходимы. Нет, значит найдём. Не хотят, заставим. И буду я сидеть в этой засаде, представлялось мне, с планшетом под мышкой, автоматом на плече, пистолетом в заднем кармане (ну а куда его ещё пристроить, право слово), с разрисованным под цвет окружающей среды, лицом и... Что это самое и я не знала. На этом, почему-то, всё останавливалось. Нет, я конечно и дальше представляла, но дальше было настолько в духе "Командо" и нынешнего губернатора самого солнечного штата, что даже я со своим богатым воображением понимала, что это не моё. То есть, несмотря на богатое воображение, мой внутренний голос, изредка напоминавший мне о том, что я 158 сантиметров от земли и давлю на неё всеми 46-ю килограммами, противился представлять мне меня в виде непобедимого, умеющего управлять всеми двигающимися и не особо средствами, и владеющего всеми видами боевого искусства, воина.

Но это же мой внутренний голос. "Цыц", - сказала я ему и отправилась по повестке на интервью. Когда я вошла в призывной пункт, я немедленно обратила внимание на плакат, висевший прямо на входе. В нём было всё, о чем я когда-либо мечтала. Форма, автоматы, суровые, но честные и непобедимо-непреклонные, лица воинов; море и что-то ещё. Сверху на плакате было написано название данного подразделения и оно звучало столько же красиво, сколько совершенно непонятно: "командо ями". Слово "командо", после губернатора и его "всех убил, кого не убил, добил позже, победил безусловно" действовало как магнит. Что означало это подразделение, с чем его едят и вообще как туда попасть, я не знала. Но я точно знала, что хочу только туда и никуда больше.

Как только меня вызвали в соответствующий кабинет для прохождения интервью, я немедленно об этом сообщила. Так и сказала - "я не знаю куда вы собираетесь меня послать, но я хочу в командо ями". Девочка, сидевшая за столом, почему-то потеряла дар речи. "Куда ты хочешь?", - спросила она меня так, как будто я сообщила ей, что собираюсь убить её бабушку. "В командо ями!", - я была непоколебима. "А ты знаешь что это такое?", - совершенно серьёзно спросила меня девочка, понявшая, что я не собираюсь убивать её бабушку. "Знаю!", - гордо ответила я и, исключительно из природной честности, добавила - "приблизительно... Я там плакат видела... Вот я хочу туда, как на этом плакате." Девочка смотрела на меня так, как будто я вчера прилетела с Марса и не успела отмыться от красного налета. На её лице отражалась такая гамма эмоций - не передать. Создавалось ощущение, что она никак не может решить - плакать ей сейчас или подождать пока я уйду. Не справившись с гаммой, она попросила меня подождать за дверью.

За дверью, так за дверью. За дверью сидело ещё несколько человек, пришедших по повестке к этой самой девушке. Один из них оказался приятным русскоговорящим юношей. С ним я и поспешила поделиться своим радостным решением. Юноша оказался значительно менее тактичным, чем та девушка. Он икал, хрюкал, моргал, вытирал слёзы и всё это одновременно. Отыкавшись, отморгавшись и, наконец, выпрямившись, юноша задал мне тот же самый вопрос "а ты знаешь что это такое?". На это я уже отвечала - ответить ещё раз не составило труда. И ещё минут десять мне пришлось ждать, пока он опять икал, моргал и плакал. Немного успокоившись, он объяснил мне, что это самое "командо ями" это морские котики. Большие, сильные парни, которые, как и губернатор, могут всех догнать, убить, ещё раз догнать и сверху по черепу ногой - чтобы точно. А меня туда могут взять разве что в виде той самой торпеды, которую запускают во вражеские корабли. Да и то, только если я умею грызть. Ну, чтобы прогрызть дно и внедриться к врагам без боя и без потерь. Посмотрев на меня ещё раз, он пришел к выводу, что и так не возьмут - как-то меня слишком мало. Даже для торпеды. А войск с оглушающим эффектом, ещё не придумали.

Так и разрушили мою мечту. Я так хотела... В армию меня, в конечном итоге, вообще не взяли - у меня "непредсказуемые аллергии". Совершенно не шучу - так и написано. Вот и не взяли. Но, поскольку попасть в "командо ями" мне всё равно было не суждено, я, кажется, не расстроилась.

Всем приятного дня. Ваша Я.
Tags: стёб, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments