Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

История.

Я обожала деду. Деда вставал рано утром и жарил драники. Такие драники я больше нигде не ела. Я очень любила драники, а деда очень любил меня. Он покупал зелёные бананы и мы вешали их на окно на кухне, ждать пока дозреют. Много лет я была уверена в том, что все бананы продаются незрелыми - везде и всегда. Девятого мая он надевал парадную форму со всеми орденами и медалями и я была уверена в том, что именно так выглядят настоящие герои - спокойные, улыбающиеся, с полной грудью медалей и орденов. Больше всего на свете деда любил бабушку. Его сердце было отдано ей практически полностью, а остатки уже распределены между детьми и внуками. Он всегда смеялся. На девятое мая они собирались и после парада гуляли по городу. Прямо на улице танцевали вальс. Деда говорил мне - улыбайся, радуйся, это счастливый день - ради твоей улыбки мы выдержали. Он прошел всю войну.

Второго деда - со стороны отца - не видела не только я, но и отец. Война началась когда отцу было пять месяцев.

Киев обороняла армия генерала Кирпоноса. В ней и начали свой военный путь оба моих деда. Одного в восемь утра 22-го июня забрали из дому в Киеве, а второго почти в то же время в Чернигове. В четыре часа утра бомбили Киев, к восьми начали мобилизовывать всех военнообязанных. Люди с высшим образованием, как правило, становились сразу офицерами. Обычно командирами взводов. Поэтому оба моих деда стали сразу лейтенантами, командирами взвода. Что такое командир взвода? Первым вставал из окопа и кричал "за мной". Поэтому, почти все командиры взводов, включая одного из моих дедов, погибли. Официально он пропал без вести и бабушка долго ждала его возвращения - не верила. Потом стали известны детали - вся армия Кирпоноса попала в окружение, дед был ранен в живот и солдаты выносили его на руках, но он знал, что они окружены; боялся, что попадёт в плен раненым. Все знали, что делали немцы с евреями, а особенно с евреями коммунистами. Он попросил пристрелить его. Что и сделал один из его солдат - его сосед в прошлой мирной жизни. Папа знал его имя, через много лет несколько раз приезжал в Киев - нашел через адресное бюро его адрес... И не смог себя заставить пойти смотреть на человека, который пусть и по просьбе, убил его отца.

У деда со стороны отца было три брата. Самый младший погиб в начале сорок четвёртого при окончательном прорыве Ленинградской блокады. Дед был самым старшим. Следующий по старшинству брат, единственный, оставшийся в живых. Он был кадровым военным - в середине тридцатых закончил военное училище, служил авиамехаником в авиационных частях. Всю войну работал на прифронтовых аэродромах, несколько раз был ранен во время бомбардировок аэродромов, но остался жив. Из-за него бабушка однажды чуть не сошла с ума. Она была в эвакуации. Работали в поле. И тут прибежала девочка из сельсовета - "ваш муж приехал!". К тому времени уже было получено письмо с ужасным вердиктом "пропал без вести". Бабушка рванулась, добежала до села, ворвалась в сельсовет, а там, не дед, а его брат... Он возвращался из госпиталя в часть и заехал навестить семью, поскольку его мать была там же - эвакуировались вместе. Третий брат тоже погиб...

После войны папа с матерью переехали в Бердичев. Начали возвращаться с войны выжившие. Муж соседки вернулся позже остальных - в сорок шестом. Он дошел до Германии. Радости было... Отпраздновали, начали потихоньку возвращаться к нормальной жизни. Соседка - Оля - работала медсестрой в доме Ребёнка. Естественно, здоровье персонала было одной из наиболее важных составляющих. Однажды, Оля получила повестку явиться в вендиспансер на проверку. Очень удивилась. Но пошла. Все анализы были отрицательные, Оля ничем не болела, была совершенно здорова. Но то, что её вызвали, её очень удивило. Тогда она и спросила почему именно её вызвали, в чем дело? Простодушная медсестра рассказала, что её муж, со дня возвращения, стоит на учете - недолеченный сифилис. Оказывается, он поэтому и вернулся так поздно - хотел вернуться здоровым, чтобы Оля ничего не узнала, чтобы её это никак не коснулось. Никто так и не узнал как и где он заболел - спекулировать на эту тему я не буду - не хочу и не буду. Оля удивлённо-расстроенная пошла домой. Когда зашла в хату, заорала. Прибежали бабы соседки - он в центре комнаты - висит. Как он узнал о том, что всё раскрылось.... Всю войну прошел. Пуля не убила, слово добило...

Деда тоже попал в окружение, но ранен не был. Со своим другом выходил из окружения - днём прятались в кукурузе, ночью шли на восток - к своим. Заходили ночью в деревню, в первый попавшийся дом, направляли на хозяев оружие и требовали их накормить. Не знаю, кормили ли бы их, если бы они не наставляли оружие. Не хочу судить, осуждать и выносить оценки - не имею права. После этого шли дальше. Когда вышли из окружения - а вышли они в форме, с оружием и с документами, из-за того, что дед был еврей, их не направили в фильтрационные лагеря. Все, выходившие из окружения, были под подозрением. Кроме евреев. Еврей, вышедший живым из окружения, по определению не мог быть предателем. Ирония жизни - отношение Гитлера к евреям помогло моему деду не попасть в фильтрационные лагеря. Немедленно направили в формирующиеся воинские части. Деду повезло - вспомнили, что он инженер-строитель и направили в Саратов - к середине сорок второго. Его хотели направить в Сталинград - "есть", козырнул он и пошел собираться. Через некоторое время приказ изменился - "В Саратов" - и снова "есть". Готовил подрывников-диверсантов, которых впоследствии забрасывали в тыл к врагу и в партизанские отряды.

Бабушка начала свою эвакуацию в Чкалове - сегодня Оренбурге. Будучи врачом, работала в госпитале - глубоко беременная. Прабабушка прятала свои пайки хлеба под подушкой и заставляла бабушку их съедать - сама почти не ела. Всё делалось для того, чтобы моя мама увидела свет здоровым, весёлым ребёнком. Старшая сестра бабушки была замужем за врачом, который работал в госпитале на станции Чу - в Казахстане. Он был военным врачом - попал туда по направлению. Он и вызвал всю семью - бабушку, прабабушку, прадедушку и только родившуюся маму. Потом, когда деду отправили в Саратов, деда вызвал бабушку и маму к себе. Прабабушка и прадедушка уехали с семьёй сестры в Черновцы - новый перевод, новый госпиталь.

Деда после войны хотел демобилизоваться, но в армии было немного людей с высшим образованием и деду отказали. Его хотели направить в Германию, но бабушка категорически отказалась - "ноги моей не будет на этой земле!". Из Саратова его перевели в Горький, потом в Саранск, снова Горький, снова Саранск, Пугачев и, последний перевод, Пенза - которую уже помню я.

Я была слишком маленькая, чтобы расспрашивать деду о войне. Мой отец, воспринимавший его как своего отца, много разговаривал с ним об этом. Именно благодаря этому, воспоминания сохранились. Мне очень страшно, что это забудется. Наверное, поэтому, я стараюсь сконцентрировать под меткой "чтобы помнили" все известные мне истории, известные мне судьбы. Это очень важно - помнить. Но сегодняшний день праздничный - как говорил мой деда, мы все должны радоваться и улыбаться - именно ради этого они всё это делали.

С праздником всех!
Tags: семейное, чтобы помнили
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 48 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →