Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

  • Mood:

Животные.

Сколько я себя помню, у нас жили дома какие-то животные. Я очень долго мечтала о собаке, но поскольку собаку завести мне не давали, я тащила в дом любую живность, которую только находила. У нас жила черепаха. Её я помню плохо. Она заползла как-то в большой деревянный ящик на балконе, в котором мы хранили картошку и, кажется, на неё случайно высыпали мешок картошки. Но даже вытряхнув всю картошку из ящика, мы так и не нашли никаких следов черепахи. Она исчезла бесследно. У нас жил попугай. И его притащила вовсе не я. Я даже не помню каким образом он у нас появился. Я его не любила. Но больше всех его не любила мама. Он летал по всем комнатам, оставлял отходы своей жизнедеятельности где только мог, обдирал обои и щипался. С ним совершенно невозможно было найти общий язык. Он всё время издавал какие-то странные звуки и шипел как змея, когда к нему приближались. В один из дней он вообразил себя орлом и проорав что-то на прощанье, вылетел в окно. Мы жили на девятом этаже, а летал он очень приблизительно. Я искренне хочу верить, что этот полёт его не убил - хотя, несмотря на свой оптимизм, верю я в это с трудом.

После попугая я сделала ещё одну попытку выпросить собаку. У какого-то мальчика из класса его собака как раз ощенилась. Они жили в частном доме и держали простую дворняжку. Я рыдала и объясняла, что собака в очень сложном положении - у неё недавно трагически погиб муж (кажется, попал под машину), у неё пятеро детей и совершенно никаких средств. Она не сможет их вырастить одна - поэтому нам обязательно надо забрать хотя бы одного из её детей к себе. Папа, хотя и проникся всей трагичностью ситуации, ласково, но твёрдо, отказал, сообщив мне, что эта собака беспородная - вырастет огромной; держать её в квартире крайне затруднительно. Я обиделась и сообщила ему, что так нельзя - раз у собаки породы нет, так ей, что - самой погибать?! А как ей не погибнуть, когда она одна с пятью детьми на руках осталась?

Кстати, тема "усыновления" поднималась ещё раз. У нас была учительница в школе, которая внезапно умерла - заболела чем-то. Её дочке к тому моменту было лет десять. Я рыдала и умоляла родителей удочерить её дочку. То, что у этой девочки есть бабушка, с которой она замечательно живёт, меня, почему-то, не интересовало. Я искренне считала, что мы обязаны её удочерить - даже если она не особо хочет. Впрочем, я не сомневалась в том, что она хочет - ведь мы такие замечательные. Мама таки пошла в школу - к директору - прояснить ситуацию. Директор пребывал в некоторой прострации. Он не понимал с чего вдруг толпы родителей учеников ринулись узнавать у него как можно удочерить эту девочку. Ситуация из трагичной перерастала в фарс. Директор заверил родителей, что у девочки есть своя семья, что её совершенно не надо удочерять. Но меня это не удовлетворило. Правда, после того, как мама спросила меня что бы я предпочла - бабушку или чужих людей, я поняла. Мне тогда было лет восемь. Это была даже не моя учительница - учительница брата. Просто брат очень любил эту учительницу. А девочку я, кажется, и не видела вовсе до этого момента.

Но я отвлеклась. После неудачной попытки выпросить собаку, я откуда-то притащила в дом хомяка. Хомяк был маленький и, на первый взгляд, совершенно безобидный. Он тихо шуршал газетами в клетке, которую отдали вместе с ним. И вообще, поначалу вёл себя крайне прилично. Его приличное поведение закончилось в один из дней, когда внезапно выяснилось, что это не хомяк, а хомячиха. К тому же, беременная. Разродилась она прямо в клетке - их стало как-то сразу очень много. Если её одну можно было поймать, когда я иногда её выпускала, то эту ораву стало ловить невозможно. Они прятались под диваны и шкафы и вили себе гнёзда из маминых шарфов и шапок. Шарфы и шапки после этого можно было только выкинуть. Через какое-то время после её родов, у папы началась сильнейшая аллергия. Хотя я, до сегодняшнего дня, думаю, что она у него началась как-то очень и очень вовремя. Правда, он обижается на все эти гнусные намёки. От хомяков было приказано избавиться. Я рыдала и отказывалась. Мама совершила стратегическую ошибку - она объяснила мне, что папа и хомяки не могут жить на одной и той же площади и если останутся хомяки, папе придётся уйти. Я совершенно не видела в этом ничего дурного. На тот момент я, не раздумывая ни секунды, выбрала хомяков. Ведь поначалу мне честно предложили выбрать. Почему-то, моим родителям мой выбор не казался таким же логичным и очевидным, каким он казался мне. Папа остался. А вот от хомяков, несмотря на видимую демократию, пришлось избавиться. Как только из дома был вынесен последний хомяк, аллергия немедленно закончилась.

Потом, в классе втором, я стащила из зооуголка морскую свинку. Она прожила у нас меньше всего - несколько дней. Ровно до того момента, когда она заснула на полочке в коридоре, где лежали шапки и папа надел её вместо шапки. После этого мне объяснили несколько вещей: а) воровать нехорошо; б) морская свинка это такой же хомяк, только большой - поэтому у папы снова аллергия. Второе объяснение было необходимо, так как в зооуголке были счастливы, что животных растаскивают по домам. Мне было снова предложено выбрать. Но я была научена горьким опытом и прекрасно понимала, что что бы я не выбрала, дома останется папа. Поэтому свинка была возвращена на то самое место, откуда была принесена.

В какой-то момент у нас жил ёжик. Он топал по ночам и его никто не видел с того самого момента, как его принесли в дом. Его вода исправно исчезала, еда елась, топот слышался, но его никто не видел. Где он справлял свою нужду так и осталось невыясненным. У нас жил ёжик-призрак. В какой-то из дней он перестал топать и перестал есть и пить. Но сколько мы не искали, мы так и не нашли никаких останков. Ёжик растворился в воздухе. Может он тоже подумал, что он орёл и улетел? Других вариантов, учитывая, что мы жили на девятом этаже, у меня нет. Ёжик исчез так же тихо и незаметно, как и жил в квартире. На него ни у кого не было аллергии. Как может быть аллергия на что-то, что присутствует в доме исключительно виртуально? Мне даже не было жалко - я всё равно его никогда не видела. Какой толк от невидимого ёжика? Эту потерю я перенесла совершенно хладнокровно. Правда, мне до сих пор интересно куда он делся. Это такая же загадка, как и папина аллергия на хомяков.

А потом, однажды, мама принесла собаку. Но это совсем другая история...
Tags: детство, опусы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments