Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

  • Mood:

Конспирология.

Я люблю сказки про Золушек и Золушков. Золушк это как Золушка, только мужчина. Между прочим, почему-то сказки про Золушка называются не сказки, а страшилки для добропорядочных женщин, а сам Золушк называется на французский манер Альфонс. Это несправедливо. Почему когда миллионер подбирает оборванную мадам, работающую кассиршей в Макдональдсе с утра и подрабатывающей в прачечной вечером и ещё где-нибудь ночью, и одаривает её с ног до головы и она теперь вместо прачечной лежит в джакузи и вместо гамбургера ест клубнику, это прекрасно, а если всё то же самое только наоборот, так сразу "ух, я так и знала, что он сволочь!"? Я, кстати, всегда жалела этих, поедающих клубнику тоннами, Золушек. Как у них нет аллергии на такое количество клубники? На самом деле, я уверена, что есть. И всякие другие последствия тоже есть. Но не будут же показывать Золушку, покрывающуюся сыпью и пятнами - это не эстетично. И если она сидит в ванной (которая, кстати, в таких сказках всегда являет собой совмещённый санузел - ещё бы, столько клубники на голодный желудок), то показывают исключительно правую ногу, свисающую с бортика, со стекающей на пол пеной. Это она позволяет себе потому, что там не живёт. Иначе помнила бы сколько потом надо шваркать шваброй, дабы уничтожить все последствия одной ванны. Иногда мне кажется, что сказки про Золушка не прижились только потому, что вид волосатой ноги сорок последнего размера, свисающий с бортика, показался режиссёру не особо привлекательным. Вот и разделили - про Золушку эквивалентно ванне, бортику, ноге; про Золушка страшилка и сплошная мораль. Но я хотела вовсе не об этом.

Сначала. Я очень люблю сказки про Золушек и Золушков. Золушк это как Золушка, только мужчина. Кстати, Золушк и Золушка очень похожи внешне. Они иногда просто как близнецы-братья. Или сёстры. Ну, короче, близнецы - разнополые - так будет, наверное, самое верное. Правда, в особо запущенных случаях, пол определяется по ходу дела - в зависимости от того, кем надо стать - Золушком или Золушкой. Я иногда смотрю фильмы или иллюстрации к книге, и меня не покидает ощущение, что их вырастили в одном и том же инкубаторе. Их мамы - сами бройлерные Золушки - сидели рядом на одном и том же насесте и советовались перед произведением оных на свет. Мол, у твоей какой длины ноги будут? Сто пятьдесят?! Да ты с ума сошла - мой весь сто девяносто - так что ему, с табуретки твою кралю целовать?! Впрочем, забыла - они из разных сказок. Так что не страшно - всё равно не встретятся. Нужна она ему - оборванная, из Макдональдса - я его не для этого высиживаю. И те, кто их подбирают, тоже инкубаторные - в соседнем инкубаторе под лампой вылупляются. Сразу в костюме-тройке, с банковским счётом, квартирой на пятой авеню и машиной, превращающейся иногда в самолёт, а иногда в подводную лодку - в зависимости от обстоятельств. Рядом с каждым из них, лежит, вылупляющийся почти одновременно с ними, их личный психолог, который впоследствии будет слушать о несчастной жизни тех, которые ещё не подобрали из прачечной своё Золушко. Иногда, правда, психолог, оказывается тем самым Золушком. Но это только при условии, что он подрабатывает вечерами в прачечной или ест на ужин гамбургеры. Но я хотела вовсе не об этом.

Сначала. Я очень люблю сказки про Золушек и Золушков. Золушк это как Золушка, только мужчина. На самом деле, очень интересно следить за тем, как они в первый раз находятся. Если истинная Золушка находится практически всегда на рабочем месте (на своём), то Золушк, обычно, находится в момент, когда он заносит ногу над мостом, выкрикивая цитаты из Ницше или из последней прочитанной книги, которая убедила его в том, что всё суета сует. И проходящая в этот момент мадам с сомнительной внешностью, но прекрасным внутренним и внешне-банковским миром, хватает Золушка за шнурок потрёпанного кроссовка. Она прижимает его прекрасную голову к широкой, истосковавшейся по настоящей любви, груди, и они медленно уходят с моста в даль, оставляя массу простора для воображения. Но тогда должно быть предварительно рассказано о том, что Золушк был всю дорогу богат, знаменит и... Несчастен от того, что его никто не понимает. Он отказался от всего, что у него было, пожертвовав всё несчастной прачке, подрабатывающей днём в Макдональдсе, и, отчаявшись искать смысл жизни и единственную родную душу, решил поставить последнюю точку, оказавшуюся точкой с запятой. Да, тогда он совершенно не Альфонс, а истинный Золушк. Золушке же, совершенно не надо цитировать Ницше и держать развязанным шнурок, занося ногу над мостом. Ей надо... Тут есть масса вариантов: она может быть, к примеру, неизлечимо больна - и лишь встретив того самого, силой воли победить недуг; она непременно несчастна, но никогда этого не покажет; она, будучи на три головы выше того самого, обязательно хрупкая и беззащитная. То, что она разбросала пятнадцать бугаёв, попытавшихся попросить закурить, так это только от сильного испуга за жизнь и здоровье того самого. Но я хотела вовсе не об этом.

Сначала. Я очень люблю сказки про Золушек и Золушков. Золушк это как Золушка, только мужчина. Вот они встретились. Сразу после встречи они совсем не понимают, что это они и есть. На их пути масса преград, рядом с которыми поиск правильной ноги для правильной туфельки, просто детская игра. Тут и общественное мнение, и преодоление социального неравноправия, и повышение образования, и раскаяние, и чистая любовь. Всё, что могло бы оправдать все потраченные, на лежавшего когда-то рядом в инкубаторе личного психолога, расходы. Они проходят все стадии, именуемые, на самом деле, стадиями смерти - отрицание, гнев, торговля, депрессия, смирение. На последней стадии они смиряются с тем, что они друг друга нашли и, во избежаниe кары небесной, кидаются друг другу в объятия. И вот тут и начинается самое интересное. Гильдия сказочников, понимая важность и ответственность данного момента, составила тайный документ, исходя из которого дальше всё оставляется исключительно на воображение благодарного зрителя или читателя. Они притаились в своём логове, забитым от пола до потолка окончанием историй, как Фафнир на золоте Рейна. Они саркастично насмехаются над всеми, кричащими "а дальше?" и злобно потирают ладошки. Именно это привело к возникновению таких философских и глубоких вопросов, как, например, есть ли жизнь после брака, у особо недоверчивых, если не сказать циничных, представителей человечества. Учитывая, что все стадии, как я уже сказала, точно соответствуют стадиям смерти, то возникновение данного вопроса совершенно не удивительно. Ведь над вопросом "есть ли жизнь после смерти" ломают головы лучшие представители человечества многие лета. Налицо диверсия, направленная на ухудшение демографии и порочащая доброе имя института брака.

Всем замечательной субботы. Ваша Я.
Tags: стёб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments