Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Берлин. Часть вторая.

Погуляв по блошиному рынку и пропитавшись атмосферой пивных кружек, потрёпанных томиков Гейне и чугунных утюгов, мы продолжили наш путь. Теперь к стене. Сегодняшняя версия звучит так:

- Кроме этой стены, мы почти ничего не увидели. Зато каждый кирпич стены изучили досконально!
- В этой стене нет кирпичей, - ухмыляюсь я, демонстрируя весь данный мне природой, сарказм.
- Хорошо - мы изучили все бетонные блоки этой стены - так хорошо? - там тоже сарказма предостаточно.

Впрочем, это почти правда. Я очень хотела увидеть стену - мне казалось, что увидев её, я лучше пойму историю. Прочувствую её, что ли. На карте было указано два места с остатками стены. Мы направились в ближайшее, справедливо рассудив, что во второе идти почти три часа и тогда мы точно ничего больше не увидим. Впрочем, мы решили, что вечером мы возьмём машину и ко второму месту не дойдём, а доедем.

То место, куда нас привела карта - с остатками стены - оставило очень гнетущее впечатление. Оказывается, стену в этом месте провели по кладбищу - практически по самому центру. Немного опомнившись, они перенесли кладбище, но основной проблемы это не решило. Людям, хоронивших своих родных и близких на этом кладбище было совершенно всё равно - кто и почему решил из одного города сделать два. Они хотели иметь возможность навещать могилы... Для этого выдавались особые пропуска - специально для прохода на это кладбище. Но находившиеся там пограничники строго следили за тем, чтобы жители восточной части ни в коем случае не вступали в контакт с жителями западной. Минимальное наказание за нарушение этого правила было отбирание пропуска на кладбище навсегда. И сегодня кладбище не перенесли назад. Наверное, это правильно - для чего лишний раз тревожить....

Я не знала, как оказалось, многого. Одна из вещей, о которой я услышала впервые, это то, что оказывается стен было две - внешняя, после которой была пограничная полоса шириной около сорока метров и следующая - внутренняя. Перелезать через стену восточного Берлина было бессмысленно - там уже ждали пограничники, с автоматами наперевес, дабы обеспечить всем радостный приём. Но, что меня ещё сильнее удивило это то, что стена, отделяющая западную часть от этой пограничной зоны, была укреплена значительно сильнее. Казалось бы - никто из западной части никогда не пытался бежать в восточную. Попасть к этой второй стене практически невозможно. Даже если предположить что кому-то удалось преодолеть "восточную" стену, всё равно пограничники и автоматы не пропустят дальше. Тогда почему? Оказывается, что огромная часть людей, пытавшихся бежать, были именно сами пограничники. Именно из-за этого эта стена была укреплена сильнее.

У многих зданий, находящихся близко к стене, до сих пор одна из стен полностью замурована. После начала строительства стены, люди пытались выпрыгивать в окна - на запад. Тогда все окна замуровали. И странно видеть здания, у которых на одной из стен вообще нет окон. Странно и немного страшно. Это же насколько прекрасным должен быть режим, чтобы было запрещено о нём кому-либо рассказывать... Видимо, боялись, что от зависти начнут срочно ломиться. Впрочем, и действительно стену-то ведь построили именно из-за того, что за несколько лет суматохи, несколько миллионов человек предусмотрительно переехали в западную Германию. До сих пор есть остаток стены, перегораживающий одну из улиц - его оставили, дабы можно было понять насколько сложно было передвигаться по городу. И неимоверно удивительно - одна и та же улица - дом номер двадцать (к примеру) в восточной части, а двадцать один уже в западной. И светофоры... На одной стороне человечек в шляпе, а на другой уже без.

- Что ты так удивляешься? Ты же сама жила "за железным занавесом"?
- Так оно казалось далеко... А здесь... Всего каких-то три метра стены и - "вот она, свобода!"(с)

Там же, неподалёку, но уже в западной части, находится музей стены - со всей её кровавой историей и перечнем жертв во имя.. Не знаю во имя чего - так и не смогла понять.

Погуляв там мы решили взять такси, доехать до гостиницы и оттуда, уже на машине, подъехать к самому большому оставшемуся куску стены. Таксист разговорился:

- Откуда вы?
- Мы из Израиля.
- А мне показалось, что вы говорили по-русски....
- Правильно показалось.
- Если хотите, я буду говорить по-русски, - он настолько внезапно и почти без акцента прознёс эту фразу, что я на секунду потеряла дар речи.
- Откуда Вы знаете русский?
- Так я родился и вырос в восточном Берлине - мы все учили русский в школе. Я хорошо учился. А теперь, когда столько русских туристов, я стараюсь особенно поддерживать своё знание русского языка.

Я решила узнать у него то, о чём мы спорили буквально за минуту до того, как мы сели в такси. Спор наш был о метро. Мне казалось, что не может быть такого, чтобы метро было отдельным в восточном и западном Берлине. Но обосновать это я никак не могла. А тут такая возможность...

- Скажите, а метро соединяет западный и восточный Берлин? Или здесь свои ветки?
- Хех, - ухмыльнулся таксист и перешёл на английский - О подземной жизни Берлина в ту эпоху трактаты можно писать. Метро в Берлине одно из старейших в мире - действует с начала двадцатого века. Построено около 1910 года. И тогда, конечно же, никто и не думал ни о каком разделе. Поэтому, когда Берлин разделили, оказалось, что из одной части западного Берлина попасть в другую можно только проехав через восточный Берлин. И, естественно, были станции метро, которые проезжали по дороге. Это, как их тогда называли, станции-призраки. Туда нельзя было заходить никому. В самом восточном Берлине вход в них охранялся пограничниками. Поезда, которые через них проезжали, никогда там не останавливались. Они замедлялись при подъезде к станции, потом опять разгонялись и продолжали свой путь на запад. Некоторые станции служили пограничными постами. А были ещё станции, которые были разделены перегородкой - с одной стороны восточные берлинцы, с другой западные. И посередине пограничники. Многие, которые бежали, бежали именно так. В Берлине огромная система бункеров и катакомб. В Париже это просто детские игры, по сравнению с Берлином. Так вот - люди через подземные ходы пробирались поближе к станциям-призракам, выходили на рельсы и кричала, махали, просили их подобрать. Eсли машинист замечал, он останавливал поезд, они садились и через несколько минут уже оказывались в западной части Берлина. Когда стену снесли, и люди получили возможность зайти на эти станции-призраки, они были поражены. Понимаете, там время закапсулировалось. Там всё было как пятидесятые, а иногда и как в тридцатые года. Рекламы сигарет, которые уже давно никто не выпускает, чулки какие-то, дородные женщины, которые когда-то были в моде. Всё как в тридцатые... Но эти идиоты решили, что раз режим пал, то надо уничтожить все его приметы. Они разрушили все эти станции, покрыли их современной облицовкой, всё сделали "по-новому"... И кому это было надо, а? Нет, ну как можно было своими руками уничтожить такую историю? Эх...

Он махнул рукой и горестно посмотрел на нас.

- Это же сколько туристов туда бы ходило - представляете?

Я слушала и думала. Думала о том, какой это действительно идиотизм разрушать что-то такое. И назад ведь не вернёшь - ломать легче, чем строить.... Мы вышли из такси, поблагодарив за великолепный экскурс в историю Берлина...

Пересев в машину, мы поехали смотреть стену - другую. Там остался огромный кусок - полтора километра. Правда, чести ради, в некоторых местах, они убрали стену и теперь там ресторанчики на берегу. Эти самы места без стены, скрашивают то состояние гнёта, которое появляется рядом с ней. Стена вся разрисована - туда пригласили именитых художников со всего мира и каждый взял себе кусок стены и творил... Тут и портрет Сахарова, и картина, изображающая человека, пытающегося перелезть через эту стену, и просто какиe-то абстракции. Осталось место, где сохранились обе стены... Погуляв вдоль стены, я не выдержала:

- Поехали отсюда в западный Берлин - просто посидим, попьём пива....

И мы поехали. Нашли какое-то место, где можно было посидеть и попить пива. Смыть это ощущение загнанности...

На следующий день мы улетали домой. Вечером поинтересовались у портье сколько времени добираться до аэропорта на машине. Он усмехнулся:

- Завтра воскресенье! За полчаса доедете.

Когда же на следующий день мы попросили рассказать нам маршрут, другой портье, озабоченно покачал головой:

- Ой... Сегодня велосипедное ралли - весь город перекрыт... Сейчас попробую узнать.

Куда-то позвонив и с кем-то переговорив, он указал нам маршрут. Но поехав так, как он объяснил, мы наткнулись на перекрытую дорогу. Любезные полицейские объяснили нам, куда вместо этого поехать, дабы попасть на шоссе в аэропорт. Поехав по их указаниям мы снова наткнулись на перегороженную улицу. Там нам снова объяснили - из их объяснений следовало, что нам надо вернуться туда, откуда мы только что приехали. "Но там всё перекрыто!" - волновались мы. "Да?!" - поднимали они брови и разводили руки. Через полчаса бесплодных попыток вырваться из города, мы начали планировать на когда мы перенесём наш рейс и во сколько нам это выльется. Но ещё через полчаса мы, наконец, прорвались. Правда, в самолёт мы забегали почти самыми последними. Впрочем, к этому нам не привыкать.

Мы даже успели купить табличку с надписью "вы выезжаете из американского сектора", которая теперь гордо висит на холодильнике и мне майку с человечком - тем, который в шляпе.

Если вы таки дочитали аж до этого места, то успокою - на сегодня, видимо, всё.

Прекрасного всем дня - замечательно, радостного и невероятно солнечно-цветного. Ваша Я.
Tags: опусы, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments