Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Как я сидела на диете.

Хотела написать об одном, но тут Вита, ака yapritopala, своим постом о диетах, всколыхнула воспоминания столетней давности. И посему пишу совсем о другом - а именно о том, как я сидела на диете. Вообще, следует отметить, что на диете я не сидела никогда. Зачем на ней сидеть - ей же там, под моей пятой точкой, неудобно, наверное. Но как-то раз занесла нелёгкая.

Мой вес, последние лет десять, колеблется между сорока тремя и сорока девятью килограммами. Как только он сорок девять, я начинаю ныть, что мне надо сбросить килограмма два, так как столько весить просто неприлично. Но ною я, преимущественно, когда у меня перестаёт идти работа. Вот тогда, я вспоминаю о том, что есть весы, что они показывают (о, ужас) уже сорок восемь с половиной килограмм, и что мне совершенно срочно надо похудеть до сорока пяти. Или сорока четырёх. Или... В зависимости от того, насколько не идёт работа. Ничего я для достижения этой цели никогда не делаю, но ною. Когда работа начинает нормализоваться и я перехожу в свой обычный режим - пачка сигарет, три бутылки колы, пять чашек кофе и много мыслей на обед, завтрак и ужин - оно само как-то, достигает отметки сорок-два/три, и тогда я озадачиваюсь как же вернуть обратно мои кровные килограммы. Нет, рост у меня не метр двадцать, как могли бы подумать самые циничные из вас, но близок к этому - метр пятьдесят восемь. И меня этот самый рост устраивает более чем - мне вообще нравится перспектива остаться щенком навсегда. Тем более, что моё поведение сложно назвать поведением взрослого умного-разумного индивида. Это всё для того, чтобы дать общее представление.

А теперь, собственно, к теме. Все мы жили в общежитиях. Когда я начала учиться, я, естественно, жила в общежитии. Небольшая комната на двоих. Это уже потом я жила в общежитии в комнате для одного, а в самом начале жила с соседками. Одна из них, до сегодняшнего дня, одна из моих самых лучших подруг. Но речь не о ней. Речь о той, с которой я жила в первый год. Назовём её, скажем, Маша. Маша вообще потрясающий персонаж. О ней можно трактаты писать. Но трактаты я писать не буду, а так, чтобы попробовать, расскажу. Маша симпатичная, пухлая девочка. Главное в жизни Маши было удачно выйти замуж. Всё остальное зависело только от того, насколько это самое удачно будет действительно удачно. Посему, Маша не особо заботилась об образовании - но надо же быть в университете, чтобы найти это самое удачно. Иногда она меня просто валила с ног своими, как я люблю говорить, "выражёвываниями". Как-то раз, рассказывая о каком-то очередном "принце", она восторженно воскликнула:

- У меня, представляешь, всё в горле перепёрло!
- Что у тебя с горлом? - я действительно не поняла...
- Ну какая ты тупая - я же говорю, там всё перепёрло - понимаешь?

Я понимала. Ну а чего тут непонятного. Ну перепёрло всё в горле, бывает. Как-то утром, Маша разбудила меня, крича мне прямо в ухо:

- Какой ужас!!! Меня всю обшвыряло!

Если с "перепёрло" я была в состоянии догадаться, то тут, ещё и со сна, у меня не было ни единой версии, что же такого ужасного могло случиться с Машей.

- Что случилось? - аккуратно поинтересовалась я.
- Я же тебе говорю, - Маша заломила руки и закатила глаза - Меня всю обшвыряло!, - тут она пристально посмотрела на меня, видимо, ожидая реакции. Но я тупая - я всё ещё совершенно не понимала о чём речь.
- Маша, прости, я сонная, - пыталась оправдываться я, - я не понимаю о чём ты говоришь....
- Ну посмотри, ты только посмотри сколько их понавылазило, - она ткнула пальцем во что-то на лбу, что без очков я всё равно не увидела. Зато поняла о чём речь - тоже хлеб.

Нет, не подумайте, что Маша родилась в Израиле. На тот момент, она была в Израиле три или четыре года. Вообще, я Машу очень любила - с антропологической точки зрения. Я никогда не видела таких, как Маша. Просто не повезло. Как-то раз, я застала Машу, читающую мою книжку - "Копи царя Соломона". Есть книжки, которые прочитав раз в детстве, влюбляешься и таскаешь за собой повсюду. Эта книга, для меня, одна из таких. Но Маша её в детстве не читала. И теперь она полностью погрузилась в сладостный мир приключений...

- Давай заведём слона! Ну пожалуйста - давай заведём слона! - глаза её горели. - Или, хотя бы, скорпиона. Мы ведь можем завести скорпиона, правда же?

Я улыбалась и не реагировала. Я совершенно не понимала как мне надо реагировать. Я только улыбалась и загадочно говорила:

- Ты читай - дальше там и не такое будет!

О Маше можно писать трактаты.... Но я не об этом. Я о диетах. Маша мечтала похудеть - всё время. Она перманентно сидела на каких-то диетах, что-то там не ела, что-то не пила и вообще. Но всё это почти не действовало. Каждую неделю она возвращалась от родителей и почти рыдала:

- Я так объелась - встала на весы... ужас - всё, теперь я вообще больше ничего есть не буду!

Так продолжалось почти полгода. Но как-то раз...

- Слушай, мне рассказали о такой диете, такой диете!!!!! За неделю можно похудеть на пять килограмм, представляешь? - она широко раскрывала глаза и делала какие-то пассы руками. - Но я не могу одна. Не могу и всё. У меня не хватит сил, понимаешь?

Я понимала, но совершенно не понимала что требуется от меня... Я просто молчала и улыбалась.

- Ну... Почему ты не отвечаешь?!
- Маша, но ты ничего не спрашивала, - осторожно отвечала я, продолжая улыбаться.
- Как?! Ну я же говорю - я не могу одна на ней сидеть, понимаешь?!
- Понимаю....
- У меня не хватит силы и воли, понимаешь?!
- Понимаю...

Я, конечно, понимала, куда это всё ведёт, но я замечательно и совершенно талантливо умею быть непрошибаемой и непонятливой. Поскольку на тот момент весы мне показывали какую-то цифру около сорока пяти, понимать мне не хотелось. Посему - не понимала.

- Ну пожалуйста, ты же всё понимаешь, - ласково уговаривала Маша - я же не прошу сидеть со мной на ней месяц.... Только неделю - всего неделю. Потом я и сама смогу - честно-честно!

Она так просила, что я не выдержала:

- Ладно, говори - что там за диета? - вздохнула-выдохнула я.
- Ой, золото моё, я тебе всё сейчас расскажу. Это такая замечательная диета, что тебе даже понравится - честное слово! Весь секрет в одном супе.
- Маша, но ты же знаешь, что я терпеть не могу супы, - я отбивалась, но вяло.
- Ой, да ты что - там такой суп обалденный, тебе понравится - увидишь!!!!
- А что ещё?
- В том-то и дело, что ничего! Можно есть только этот суп - зато в любых количествах.
- Ой-ой - я не выдержу... - простонала я, сделав последнюю попытку избежать страшной диеты. Маша не сдавалась.
- Выдержишь - ты его только попробуешь и потом только и будешь меня просить, чтобы я его сварила! Тебе и делать ничего не надо - я сварю! Ты только ешь со мной - и ничего, кроме супа!
- Ох, Маша, ну ладно....

Я уже понимала как мне будет плохо, но не помочь подруге в таком сложном деле...

- Да, кстати, забыла тебе сказать, - Маша уже отошла и смотрелась в зеркало, поправляя локоны, - Никакой колы - только воду.
- Что?!

Тут следует отметить, что я не могу жить без своей диетической колы. И диетическая не потому, что на диете.

- Маш, но я не могу без колы - ты же знаешь....
- Но ты же уже пообещала - кокетливо надув губы, протянула Маша - Это же всего на неделю... Ну пожалуйста...

И действительно - я же пообещала. Теперь никуда не деться.

Маша вернулась через пару часов с полными пакетами. Отчётливо помню сельдерей и помидоры - всё остальное, к счастью, забыла. Она колдовала на общей кухне часа два, вызывая бурное негодование остальных восемнадцати девочек, живущих на этом этаже и желающих воспользоваться кухней. Через два часа Маша принесла в комнату огромную кастрюлю, наполненную чем-то жидким и красным. Она наполнила две тарелки и мы начали есть. Несмотря на всю мою нелюбовь к супу и на то, что было дальше, в этот конкретный момент этот конкретный суп мне даже понравился. Впрочем, кажется мне, что это было от понимания того, что мне придётся его есть целую неделю. И только его. Первый день прошёл почти безболезненно, если не считать того, что я почти умирала без кофе, которого, как оказалось, тоже нельзя, и без колы. На следующий день, проснувшись, я бодро съела порцию этого самого супа. А ля гер ком а ля гер, решила я. Вздохнула и съела. Через час я поняла, что если я сейчас, срочно, не добегу до, простите, туалета, случится что-то очень страшное. До туалета я благополучно добежала. И даже зашла. Вот выйти получалось плохо - несмотря на то, что честно пыталась - весь день. Да - я честно пыталась из него выйти до самого вечера. Но не смогла. Ни на какую учёбу я не пошла. О какой учёбе может идти речь, если я не в состоянии выйти даже на две минуты?! Второй день Машиной диеты показался мне самым длинным днём в моей жизни. Зато я поняла, что Маша говорила чистую правду - я легко представила как можно похудеть и на пять, и на двадцать пять килограмм - и не за неделю, а за один день.

Но я же обещала. Сцепив зубы, на третий день, я съела ещё одну тарелку этого супа. Но этого ни моя душа, ни мой организм уже не вынесли. У меня появились синие, напоминающие, кажется, трупные, пятна - под глазами, руками, ногами, на голове, на коленках и даже волосы, кажется, посинели. Я поняла - я не умираю, я уже труп. Кажется, даже запах появился. Надо было срочно что-то делать. Собрав последние силы и волю в пятна, я добралась до ближайшего, находящегося там же - в общежитии, магазина и сделала свою нормальную закупку - пять бутылок моей драгоценной диетической колы и пять круасонов. Сев на травку прямо рядом с магазином, я за полчаса съела все круасоны и выпила две с половиной бутылки моей колы - то есть, около четрёх литров оной. Живот надулся как небольшой, но очень значимый пионерский барабан - те, которые были в красном уголке, помните? - и довольно заурчал. Вместе с ним, ещё более довольно, заурчала я.

Вечером мне пришлось признаться Маше в своём страшном преступлении. Она очень расстроилась:

- Ну как же так? Ты даже неделю не продержалась... А я... А как же я?

Впрочем, через неделю Маша тоже закончила сидеть на этой диете:

- Я же не могу одна - понимаешь? - говорила она, надувая губы. - Мне тяжело, мне не хватает воли и сил, понимаешь?

Я радостно кивала, жуя круасон, запивая его обжигающим свежим кофе. Я понимала. Но ничего не могла сказать. Я только что выжила - мне было не до разговоров.

Больше я никогда не сидела на диете - чего на ней сидеть, ещё раздавлю ненароком. Всеми своими сорока тремя - сорока девятью.

Всем замечательного дня! Пейте кофе с круасонами - очень способствует позитивному восприятию жизни! Извините, больше сказать нечего - рот занят. Ваша Я.
Tags: стёб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 52 comments