Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Чилийские перцы

Место действия: Чили

Луиза встала, потянулась и посмотрела в окно. Утро, как всегда, начиналось плохо. Опять мутило и облегчения, по крайней мере в ближайшее время, не предвиделось. Не волнуйся, - передразнила она шепотом мать, - у тебя замечательная наследственность, ты эту беременность вообще не заметишь. Несмотря на наследственность, хиромантию, эзотерику и всё остальное, вот уже четыре месяца Луизу мутило. Кроме того, всё время чего-то хотелось. По утрам хотелось на Канары и ананасового сока, ближе к полудню в глухую деревню и парного молока, днём хотелось, чтобы уже наступил вечер, а вечером хотелось тихо умереть - так, чтобы никто не заметил. Доктор Пилигрино, молодой итальянец - косая сажень в плечах, зелёные глаза, матовая кожа цвета спелых оливок, которые Луиза обожала в детстве есть прямо из банки, горстями - успокаивал - это пройдёт, это только первые месяцы. Потом будет лучше. Лучше не становилось. Никакие таблетки не помогали, заговоры тоже. Пабло успокаивал - потерпи, малышка, потерпи. Луиза не хотела терпеть. Ей хотелось швырнуть в стену огромную напольную вазу - они привезли её, кажется, из Китая, так, чтобы она раскололась вдребезги. Хотелось заорать - пусть бы тебе так, я бы посмотрела. Но даже орать и швырять вазу не было никаких сил. Силы были только на то, чтобы вовремя добежать тогда, когда начинается очередной приступ.

Фелипе торговал перцами на рынке. Его лоток был самым разноцветным в округе. Зелёные, красные, жёлтые, фиолетовые, чёрные. Филипе приходил к семи утра, раскладывал их так, чтобы получилась радуга и напевал - сладкие, острые, на любой вкус! Согреют, разозлят, вылечат от всего на свете. Перцы мои перцы - покупайте перцы! От хандры и тоски, от желтухи и краснухи, от кори и ангины - от всего на свете - всего песо за штучку, три за два! Филипе давно бросил школу - он давно понял, что никакая школа не научит его всему тому, что он узнаёт от своих постоянных и случайных покупателей. Взять бы, к примеру, этого доктора. Всегда вежливый - приходит к вечеру, но Филипе оставляет ему парочку каждого цвета. Ведь именно он рассказал Филипе про витамины и желтуху. Про корь Филипе знал сам - мама рассказывала как он болел совсем маленьким. Как лежал на кровати и ничего ему не хотелось. У него была корь. Мама запекла перцы - острые, жгучие. Филипе не помнил корь, но помнил как жгло во рту, как хотелось пить и как захотелось ещё. Несмотря на то, что чихаешь и слёзы из глаз.

Сеньора Паулина, сделайте мне своих перцев - приставала соседка. У соседки была собака, попугай и несчастная любовь. Благодаря собаке у неё всегда было мясо, благодаря попугаю пшено, а несчастная любовь требовала, чтобы её заедали жгуче-острыми перцами. Тогда хотелось шмыгать носом только из-за огня, прыгающего во рту. Несчастная любовь работал грузчиком на рынке и ничего не понимал. Даже про перцы.

Луиза, - доктор Пилигрино смотрел ласково и держал её за руку, - ты как? Луиза поморщилась и вздохнула. Надо было что-то ответить, но её мутило, а перед оливками такого позволить нельзя. Ну и что, что в положении - это же не причина. Слушай, - он смотрел на неё внимательно и строго, - давай попробуем ещё одну вещь. Ты любишь перцы? Луиза растерялась. В эту минуту она была готова полюбить всё, что угодно, включая дубовую кору, еловую шишку и заячий хвост. Есть у меня знакомый мальчишка. Его мама, сеньора Паулина - она готовит такие перцы! От всего помогают - честное слово! Попробуй - всё равно всё остальное не помогает.

Сеньора Паулина развешивала бельё, когда заметила долговязого и неуклюжего мужчину, робко стоявшего у калитки. Вы сеньора Паулина? - он переминался с ноги на ногу, - вы понимаете, - заговорил он так быстро, что казалось боится не успеть сказать, - у меня жена. Мы давно мечтали. Давно - очень давно. И вот, наконец, получилось. Но ей так плохо. А когда ей плохо, всем вокруг плохо - вы же женщина, вы же понимаете. Она молчит и смотрит, и мне кажется, что единственное, что ей хочется, это разбить напольную вазу. У нас огромная ваза. Мы привезли её из Непала. Она очень красивая - Луиза, не ваза. Но сейчас с ней невозможно разговаривать. Она смотрит и мне кажется, что она хочет, чтобы я исчез, чтобы ваза исчезла, чтобы..

А что сеньор хочет от меня? - прервала его Паулина. У неё не было времени. Скоро придёт Филипе - у него перерыв всего ничего. Надо заколоть курицу, выпотрошить, пожарить. Надо обязательно запечь перцы - на всякий случай - если захочет. Надо развесить бельё, надо...

Мне сказали, что вы готовите перцы, понимаете, - он умоляюще посмотрел на неё, - и мне сказали, что ей станет лучше. Если ей станет лучше, она передумает разбивать вазу и тогда, может быть, мне будет не так страшно идти домой.

Перцы? Вам нужны перцы? Острые - так же? Приходите через два часа - будут вам перцы. Мужчина переминался с ноги на ногу - сколько я должен? Я не хочу так, я заплачу - скажите сколько. Сеньора Паулина смотрела на прищепку и казалось, что она ничего не слышит. Она отвернулась и продолжила вешать бельё. Пабло решил, что спросит ещё раз - но потом. Когда будет забирать. Сеньора Паулина, не повернув головы, спокойно сказала вслед - только не забудьте вернуть коробочку, сеньор, их Филипе с собой на рынок берёт. Не забуду, - прошептал Пабло.

Как же она не понимала раньше? Ведь ей же действительно хочется перцев! Не сладких, не кислых - таких, чтоб во рту горело, таких, чтобы сразу вспомнить как они с Пабло танцевали тогда. Тогда - в небольшом баре на берегу океана, под утро. Вдруг заиграло танго и Пабло посмотрел грозно-озорно, схватил и потащил. В ушах шумело, глаза закрывались от усталости и вина, но ноги... Ноги сами помнили. Ноги сплетались и расплетались. И океан. Рукой подать. И мальчишка смотрел восхищённо - кажется, она видела его на рынке. Кажется, он торгует именно перцами. Ухоженными, красивыми, блестящими и упругими. Луизе захотелось перцев больше всего на свете. И не глупого халопеньо, который только притворяется острым, и даже не хабанеро, который Пабло ласково называл "мексиканской подружкой", а чего-то такого... Чтобы, как тогда. Чтобы океан, усталость и ноги, которые всё помнят. Чтобы не разбивать вазу. Откуда же они её привезли?

Пожалуйста, сеньор - Паулина протянула небольшую коробочку.

Луиза жадно поедала перцы прямо руками - из коробочки. Отступала тошнота. Во рту жгло и хотелось текилы и танго. Подожди, - грозила животу Луиза, - вот только выползи! Ишь какой - ещё вазу из-за тебя бить! И даже если не поможет, а Луиза сомневалась, что поможет, пусть хоть на минуту во рту огонь, а не вечная тоска, пахнущая, почему-то, тухлыми яйцами.

__________________________________________________________________________________________
Хабанеро считался самым острым перцем. Был занесён в книгу рекордов Гиннесса. На сегодняшний день, уже не считается. На сегодняшний день самыми острыми перцами являются Bhut Jolokia и Trinidad Moruga Scorpion, родина которых Индия и Тринидад и Тобаго, соответственно. Оба перца нам прислали в подарок некоторое время назад - первые засушенные целые, второй в виде порошка - небольшой пакетик. Они действительно острые. И очень вкусные. Дома сказали - надо написать про перцы. Обязательно художественный текст. У нас тоже есть ваза. Я её люблю. Поэтому села писать.
Tags: годно, опусы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments