Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Не бывает

Первое знакомство со взрослой жизнью происходит, когда тебе рассказывают, что чего-то не бывает. Деда Мороза не бывает, -- размазывал по лицу слёзы трёхлетний Валерка, и из его носа на глазах надувался огромный разноцветный пузырь, немного похожий на мыльные. На красивые мыльные пузыри, для которых сначала надо было развести немного мыла в баночке, потом найти правильную трубочку, и только потом пускать, да и тогда получались далеко не все. Бывает, -- зло размазывала слёзы по лицу я, дёргала его за рукав другой рукой и повторяла: бывает! Конечно, бывает. Я это точно знала. Я шептала ему на ухо, каждый вечер, -- принеси мне, пожалуйста... И потом только длинный список того, что мне очень хотелось, но так и не получилось. Его ватное ухо становилось горячим, казалось, что он тихо крякает, кивает головой в такт и запоминает. Утром бежишь, как угорелый, что же там, в сапоге. Ну какой же ты непонятливый, -- ругала я его в ватное ухо, -- мне не нужна открытка, у меня уже тысяча открыток, я хотела куклу! Но это ничего не значит: подумаешь, ошибся! Главное, что он есть. Дед Мороз бывает, бывает! -- теребила я Валеркин рукав, убеждая его и себя вместе с ним. Валерка горестно вздохнул, но всё равно не поверил. Ему уже сказали, что не бывает, а я просто маленькая и глупая, мне это ужасное знание всё ещё предстоит, меня можно только пожалеть. Он вынул из кармана конфету -- настоящую шоколадную конфету. Мы честно поделили её пополам и, горестно вздыхая, съели. Фантик в этот раз достался мне. Видимо, для смягчения удара от грозившего обрушиться на меня взрослого знания.

Валеркина бабушка работала в пивной и приносила нам солёные палочки. Длинные солёные палочки, которые смешно хрустели. Они были такие солёные, что хотелось выпить всю речку. Во рту жгло, губы пересыхали, на уголках оставались крупинки соли. Ничего вкуснее этих палочек, наверное, не было. Разве что пирожное картошка -- с тремя крохотными капельками-розочками, выстроенными будто по линейке. Не бывает таких, которые не ели картошку. Валерка строил замысловатый замок в песочнице и объяснял, что когда он будет взрослым и ему будет можно всё, он будет на завтрак есть три картошки, на обед солёные палочки, а на ужин пломбир -- в вафельном стаканчике. И ещё: у него обязательно будет собака. Хоть какая-нибудь. Всё равно какая. Но взрослый это ещё когда, а собаку хотелось прямо сейчас. Большую, пушистую, добрую. Которая уткнётся носом в коленки, посмотрит, и сразу понятно, что с ней надо бежать гулять. У всех взрослых есть собака, -- авторитетно заверял Валерка, -- у нас нет потому, что не все пока взрослые. А когда я тоже буду взрослым, у нас тоже будет собака. Мне так хотелось собаку, что щекотало в носу и хотелось чихать. Но уже тогда было понятно, что взрослый это не сплошное преимущество. Картошка на обед это прекрасно, собака это восхитительно, но что же делать со всеми не бывает? Нет, просить собаку надо уже прямо сейчас, не дожидаясь остальных расстройств.

Оказывается, много чего не бывает, несмотря на то, что точно знаешь, что бывает. Не бывает зимы без снега, -- говорил мне Валерка, а я расстраивалась. Там, где жила я, снега не было никогда. Ни зимой, ни летом. А волшебники бывают -- это ещё очевиднее, чем Дед Мороз. Они живут прямо рядом с нами, но никому, никому на свете не могут признаться в том, что они волшебники. Они могут превратить тебя в снежинку, а могут и в ужасную чёрную кляксу. И ты навсегда прилипнешь к тонкой хрустящей промокашке и никогда не сможешь уже гулять и строить песочные замки. Но это может быть только с совсем плохими. Ну уж очень плохими. А моя бабушка, -- мстила я Валерке за взрослые знания, -- сказала, что не бывает, чтобы человека в кляксу! Волшебники, конечно, есть, -- продолжала я развивать линию, -- но они все хорошие и ни в кого не превращают, только дарят подарки и приносят конфеты. Много конфет! И сразу перед глазами невероятной красоты волшебник: сияющий, сверкающий, с грудой шоколадных конфет, причудливо обёрнутых в блестящие разноцветные фантики. С собакой. Очень похожей на плюшевую с твоей подушки и ещё немного напоминающей собаку Наташки: из соседнего подъезда.

Ещё бывают колдуны. К примеру, хромой дядя Петя с клюкой, он точно колдун. Всем известно. Он-то точно может превратить и в кляксу, и в крысу, и в кошку. Он гонялся за нами, размахивая своей клюкой и страшно смотрел. Ух, -- говорил он, и клюка в его руке дрожала точь в точь как волшебная палочка, -- прекратите носиться, как угорелые. Всех, всех в Одессу отправлю! Вот чего точно не бывает, так это Одессы. Её не бывает и не может быть. Потому, что бегать хочется, а быть отправленным в Одессу -- сомнительная радость. Где эта Одесса? Кто о ней вообще что-нибудь знает? Только дядя Петя, страшно вращая глазами, каждый день говорил о ней. К концу лета я с ним подружилась. Мы пообещали друг другу: я больше не буду вокруг него бегать, а он ни за что не отправит меня в Одессу. И в кляксу тоже не будет превращать, но это я добавила совсем тихо: так, чтобы не услышал.

Не бывает любви в таком возрасте, ты ещё маленькая -- объясняла мне семилетняя, опытная и взрослая Жанна. Вот когда ты будешь взрослая... к примеру, как я, тогда это уже любовь, тогда можно почти замуж. Мне бабушка сказала, -- Жанна наставительно смотрела на нас, -- что уже в одиннадцать давно-давно девочки замуж выходили. Тебе сколько до одиннадцати, а? Мне было ещё очень далеко. Так далеко, что и посчитать невозможно. Но, несмотря на это, я точно знала, что бывает. Потому что вот уже две недели была влюблена в Антона, который был почти такой же огромный, как Жанна. И тоже собиралась за него замуж. Но невозможно признаться в этом Жанне -- невозможно.

В жизни бывает только три любви, -- вещало какое-то издание много позже. Ровно три. Больше не бывает. Да что они понимают? Я влюблялась каждый день, каждый час. Ведь ещё час назад Сергей казался самым лучшим и красивым, самым прекрасным и благородным. Но на физкультуре он взял и дёрнул несчастную Инну за её и так хилую косичку. Так дёрнул, что у Инны слёзы потекли. Она некрасиво размазывала их по лицу и икала -- скорее, от обиды. Ух, зараза, -- грозила я ему кулаком и немедленно разлюбила. Было бы очень скучно, если бы их было действительно только три. Невыразимо, непереносимо скучно. Потому что этот лимит тратится очень быстро. Не успел дорасти до первого класса, а лимит уже всё -- исчерпан.

В сказке в телевизоре была голубая роза. Она пахла так, что никто вокруг не мог врать. И только один сказочный злодей мог -- у него был насморк. Злодей был противный, хотел сломать розу, и от того очень хотелось швырнуть в телевизор табуретку, чтобы он наверняка до неё не смог дотянуться. А бывают голубые розы? -- задумчиво спрашивала я, мечтая заполучить себе такую же. И какая разница, можешь врать или не можешь, когда это -- голубая роза. Голубая! Настоящая, а не тряпичная. Настоящая голубая роза. Нет, наверное, -- отвечали мне, -- голубые бывают васильки, фиалки, ещё что-то.. А голубых роз не бывает. Совсем нигде. Пережившему правду о Деде Морозе данное откровение как море по колено. Не бывает. Подумаешь -- ещё одно, в огромной череде. И всё-таки, как же было бы здорово, если бы бывало. Если бы пришёл домой, а там голубая роза. Но теперь-то ты уже взрослый и знаешь, что чего-чего, а голубых роз не бывает. И твёрдо это зная, один раз идёшь по магазину -- просто идёшь, по-взрослому проверяя, купила ли всё, что записано на листике, где же этот листик, он же только что был здесь... А в вазе стоит голубая роза. Много голубых роз. Тех, которых не бывает. И у меня сейчас на столе букет голубых роз, а через два месяца ко мне придёт Дед Мороз -- он ходит каждый год, всегда, несмотря на Валеркино знание. Но до этого ещё сколько, а голубая роза стоит в бокале и мне кажется, что если у меня есть голубая роза, никто на свете не сможет превратить меня в кляксу.

Вот такая роза: (чести ради, следует признаться, что эта фотография найдена на просторах сети)

white-blue-tinted-wholesale-roses-z

Сумасшедший, сумасшедший ноябрь.... Всё бывает -- даже то, чего не бывает никогда. Особенно в ноябре.
Tags: опусы, осень
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments