Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Так. Просто...

Если стоять, раскинув руки, под дождём, то ощущаешь, как дождь заливает всю тебя. От головы до самых пяток. И есть в этом что-то совершенно сумасшедшее -- какой идиот стоит, раскинув руки, прямо под дождём. И пробегающие мимо, защищённые зонтами, сначала оглядываются -- боже, какая сумасшедшая, а потом, вдруг, на секунду опускают зонт и визжат -- но продолжают мокнуть. А ты стоишь, раскинув руки, и думаешь о том, что вот этот дождь, этот конкретный дождь, это совсем другой дождь -- такого дождя в твоей жизни ещё не было. И никогда ты так не стоял -- раскинув руки, прямо под дождём.

*****************

На вопрос: "сколько ты весишь?", чадо уверенно отвечает: "тонну", а на вопрос "сколько звёзд на небе?", не менее уверенно -- "миллион". Её язык красивее моего языка. Она точно знает где шуйца, а где десница; в её небе летают аэропланы; и всё другое, что ей хочется, именуется иное.

- Ты понимаешь, что если она будет и дальше так разговаривать, её поймёт, может быть -- это в хорошем случае, -- всего тысячная процента русскоговорящего населения, -- с жаром говорила мне моя подруга.
- Ты знаешь, -- задумалась вдруг я, -- на самом деле, и ты, и я, мы и общаемся только с тысячной долей этого самого процента. Может и ещё меньше. Каждый из нас выбирает ту самую тысячную долю, которая поймёт то, что ему есть сказать. Ту, которая поймёт; которая, если не поймёт, то спросит. А бóльшего никому из нас и не надо. Она будет, если захочет, общаться ровно с теми, с кем ей будет что сказать. Или будет о чём молчать. Наверное, это будут именно те, которые знают, что на аэроплан надо указывать шуйцей, а десницей исключительно на кувшинки. Или, к примеру, на канадских гусей.
- Ну для чего, для чего ей шуйца -- я не знаю, что такое шуйца!
- Уже знаешь, правда же?
- Уже знаю, -- нехотя согласилась подруга.

Чадо отличает ромашки от акации, а акацию от жасмина и кипариса. Чадо хитро смотрит -- сколько тебе лет?, -- спрашиваю я. Года -- отвечает чадо и хитро смотрит. Два! Два года -- настойчиво повторяю я. Чадо жмурится: один! Я хочу что-то объяснить, но она не замолкает -- пять! семь! восемь! Ей столько, сколько ей хочется в этот момент. Это прекрасно -- когда тебе ровно столько лет, сколько тебе хочется в этот момент.

*************************

Когда ему что-то не нравится, он бурчит, а я злюсь. Я молча злюсь -- я не могу говорить. Да и ни к чему это. Я перестану злиться очень быстро -- для чего ему вообще знать, что я злилась. И я вдруг понимаю -- сквозь бурчание и злость: я здесь потому, что не могла бы быть больше нигде. Я здесь потому, что никто больше не смог бы мне дать всего этого -- этого непрерывного ощущения дождя, стекающего по рукам и ногам, этого непрерывного ощущения радуги, этого непрерывного ощущения свежести после майской грозы -- не любой, именно майской, самой свежей и самой искренней. Со всеми её, на вид страшными, молниями и громами.

**************************

- Ты получила письмо?
- Какое письмо? -- мне не до писем, я забыла, что же ещё я забыла написать в список покупок.
- Ну как -- предупреждение. В городе видели чёрного медведя. Маленького совсем. Пишут не пугаться, если увидишь. Пишут: близко не подходить, не пытаться кормить и гладить. Подожди, -- я уже открыла рот, но мне не дают возможности сказать, -- тут ещё. Тут написано, что если он придёт к нам домой, то, то... -- он сидит, восторженно смеясь и почти задыхается, -- Ты знаешь, что нужно делать?
- Нет, прости -- ко мне никогда не приходил в гости чёрный медведь. Разве что, если считать
- Не надо считать! -- он хохочет и продолжает -- Тут написано: если он придёт в гости, то надо не показывать ему, что ты боишься, а наоборот -- надо хлопать в ладоши, прыгать и петь весёлые песенки.
- Весёлые песенки? -- я озадачена -- А на каком языке? Все песенки, которые я знаю по-английски, настолько депрессивные, что медведь, боюсь, ужасно расстроится и ненароком съест нас всех.
- Что -- прямо все депрессивные?
- Нет, ну я не знаю, -- он-то хохочет, а я пытаюсь спасти нам жизнь -- я могу happy birthday спеть. Разве что.... Чего ты ржёшь, как умалишённый -- ты думаешь, ему не понравится happy birthday?
- Нет, просто я подумал, что -- ну а вдруг -- он понимает исключительно китайский!

О таком варианте я действительно не думала. Но если медведь решит заглянуть к нам в гости, я уверена, чадо сообщит ему, что он весит тонну, спросит, есть ли у него нос и будет переживать, что он вышел погулять без носков и ботинок. Она всегда волнуется. "Боже!" -- восклицает она, а я удивляюсь -- где она этому научилась?! "Где? Тебе рассказать где?" -- он смотрит на меня и я понимаю, что сейчас скажет что-то ужасно гадкое, я готовлюсь, я жду -- "От тебя, конечно! Это же ты вот именно так смотришь -- к примеру, на туфли, -- и говоришь" Я не даю ему договорить, я машу рукой -- мол, замолчи -- я и так поняла. "Боже мой," -- думаю я, -- "Это самое боже, это же совсем не я! Боже мой!". Но говорю лишь -- да ну тебя, я никогда так не говорю!
****************************

За окном дождь -- тропический шторм Андреа. У всех штормов невероятно ласковые имена. Хочется их приласкать и успокоить -- ни к чему волноваться. Даже если ты шторм. Даже если тебя зовут Андреа. Не волнуйся -- всё хорошо. Смотри, в небе аэроплан. И миллион звёзд -- целый миллион.
Tags: зарисовки, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments