Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Да будет розовое!

По дороге ехала девушка неопределённого возраста на розовом мопеде в ярко-оранжевой каске. На ней было узкое короткое платье, которое задиралось при каждом движении, открывая интимную часть бедра -- ту, которая не для всех. На шоссе пробка, все стоят, кто-то с кем-то уже через окошко знакомится и жизнь планирует, а она едет себе на розовом мопеде в оранжевой каске, в коротком платье. Из-под каски во все стороны медная шевелюра -- густые, кудрявые волосы, будто скрученные проволокой. Виднеющиеся ноги -- совершенно безвозрастные. Мне ужасно хотелось поехать за ней и угадать что она, где и почему. Но была пробка. А она -- вжжжж -- и проехала между нами, несчастными, соблазняя розовым мопедом и кусочком бедра.

Прочитала текст, в котором последняя фраза " ну да, летал, и чего". Немедленно расстроилась -- как это чего -- когда летаешь, это не чего, это целый мир. Дайте мне опору и крылья и я докажу такое, которое никому и не снилось. Я сяду на розовый мопед, надену самое короткое платье и буду ехать в кошмарной пробке, которые никогда не кончаются, когда едешь в Тель-Авив, буду безвозрастной и глупой.

Глупой быть иногда полезно и приятно. К примеру, получаю приглашение сделать доклад, которое звучит: во-первых, скажи, хочешь ли ты сделать доклад, во-вторых, срочно пошли мне заголовок. И вот я сижу, смотрю и думаю -- наверное, если быть глупой, надо ответить: как же я могу прислать заголовок, если я ещё не решила хочу ли я его делать? Но отвечаю -- конечно, сделаю, заголовок сейчас пришлю.

Я невероятно люблю сабих. Настоящий, самый вкусный -- его выдают в одном месте в мире. На стыке Рамат-Гана и Гиватаима. Место называется "Сабих Оведа". Вот этот самый Овед его и готовит -- с шутками и прибаутками. Давайте, я сначала расскажу что это такое. Сабих -- это простое блюдо. Берёте горячую питу -- обязательно горячую (если холодная, то всё совсем не то, и Овед это знает лучше всех). И начинаете наполнять. Сначала две ложки хумуса -- густого, тягучего, домашнего -- только что приготовленного. На самом деле, хумуса там быть совсем не должно, но что там должно быть, я пока не рассказала. А быть там должно вот что: во-первых, пожаренные в глубоком масле, хрустящие, но, тем не менее мягкие, дольки баклажана. Это -- первый самый важный ингредиент. Потом варёное яйцо. Яйцо для сабиха варят десять, а иногда двенадцать часов. Оно становится коричневым, пахнет будто было сделано на углях или закопано в горячий песок. Я думаю, что те, кто изобрёл сабих, действительно готовили яйцо, закапывая его в раскалённый песок. Третий ингредиент -- тхина. Её надо приготовить на месте -- разбавить тяжёлую, густую кунжутную пасту водой и лимонным соком, добавить чеснока, соли, перца и петрушки и перемешать так, чтобы даже та, на розовом мопеде, не смогла проскочить. Из всего этого делается сабих.

Овед -- любитель футбола. Или баскетбола. У "маккаби" жёлтые майки, у "апоэль" красные. Красное -- зхуг -- острый соус из перемолотого перца; жёлтое -- амба -- кисловатый соус из манго.

-- В чью пользу счёт? -- Овед заносит ложку над "апоэль" -- Три-два в пользу маккаби?
-- Ха, -- презрительно отвечаю я, -- Семь-два в пользу апоэль!
-- Семь?! -- он уважительно смотрит и кричит всем, стоящим за мной -- Посмотрите, вот эта шмакодявка берёт четверть питы, но с целым яйцом и ещё и семь-два в пользу апоэль! -- Очередь благоговейно смотрит на меня, я вспоминаю розовый мопед и тушуюсь -- ну не кричи ты так, пусть будет восемь-три.

А на стенах висят фотографии -- вот этот вот симпатичный солдат заказал сто шесть апоэля, а вот эта невесомая девочка съела шесть порций подряд и попросила ещё.

-- А ты это съешь? -- он всё ещё недоверчиво смотрит, но Ыкл переводит всё внимание на себя, -- она слабачка, чего тут не съесть -- вот я заказываю тринадцать-два в пользу апоэль.
-- Тринадцать? -- переспрашивает Овед и набирает красное месиво, считая вслух -- раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь... не передумал? -- Он поднимает глаза на секунду и продолжает -- восемь, -- очередь подхватывает -- девять!. -- уже кричат все, кто стоит за нами, -- десять, -- ну ты молоток, -- уважительно хлопает по плечу стоящий сзади, -- я бы не смог!, -- одиннадцать! -- да они издеваются, -- смеётся предпоследняя в очереди девочка, -- такое съесть нельзя!, -- двенадцать! -- Овед заносит ложку -- ты ещё можешь передумать, подумай, друг!, -- тринадцать! Ура апоэль!

Подумаешь -- мы хабанеро ели просто так -- положив на бутерброд с сыром. Что нам этот апоэль?

-- Тебе посалатить, полУчить и попетрушить-поукропить? -- ложка замирает на секунду.
-- Мне получить много, попетрушить, но не салатить! -- тороплюсь я ответить. Он участливо оглядывает нас обоих -- Тебе что -- тоже не салатить?
-- Мне салатить! -- успокаивает его Ыкл --- Мне вообще -- пробежку по всему полю!
-- По всему? -- радостно смотрит Овед, накладывая ложку за ложкой, колдуя над сабихом.
-- По всему! -- и они оба укоризненно смотрят на меня -- бегущую лишь по штрафной площадке.

-- А ты помнишь, что такое в Корее перекусить? -- смеётся и оттирает апоэль с подбородка. У нас стекают красные капли по подбородку, почти бегут по шее, но мы успеваем остановить их салфетками -- целой банкой салфеток. Боже мой, никогда мне не ездить на розовом мопеде и не быть настоящей девочкой, думаю я, но только спрашиваю -- что там на закуску?
-- Забыла, балда -- он смеётся и облизывает губы, временно переметнувшиеся на сторону апоэля -- они берут острый перец, макают в острый соус и грызут! А тут что -- так себе!

Может оно и не очень острое, но назвать его так себе -- нельзя никак. После сабиха хочется прыгать, летать и ехать на розовом мопеде. В короткой юбке -- девочка, как-никак.
Tags: я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments