Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Корея (день четвёртый -- храм Донхакса; часть вторая)

Сбоку от дорожки ещё один небольшой храм. На него хорошо смотреть прямо с дорожки -- стоишь высоко и сам храм, сад и шестиэтажная пагода в центре пруда в саду -- как на ладони. На крыше храма висит колокольчик -- на языке колокольчика свастика. Очень много изображений свастики -- везде. Перила у дорожки отделаны многослойной черепицей и напоминают края крыш. Все крыши, в том числе в том храме, о котором рассказывала -- с богатыми росписями, многослойной черепицей и сами по себе многослойные -- богаче, чем крыша беседки. Заходить туда нельзя -- даже в сад. Никто об этом не говорит, никаких заграждений нет, но это, почему-то, очевидно. Все проходят мимо, останавливаются, чтобы полюбоваться, и идут дальше -- к главному храму.

Рядом с этим храмом ещё один. Богаче двух предыдущих. К главному входу ведёт длинная лестница, вход открыт и даже с дороги виден огромный золотой Будда на постаменте в центре. Мы хотели подняться по лестнице, но вдруг, точно из воздуха, появилась монахиня и активно замахала рукой, показывая, что нельзя. У этого храма черепица на крыше зелёная, в отличие от двух предыдущих, у которых -- чёрная. По бокам пристройки -- видимо, жилые помещения для служительниц. На всех храмах надписи на корейском и китайском. В центре, под крышей -- золотые китайские иероглифы, сбоку -- корейские буквы.

Как объясняла нам учительница корейского, корейский алфавит -- относительно недавнее изобретение. Один из императоров решил, что для того, чтобы государство развивалось, необходима всеобщая грамотность. Поскольку китайские иероглифы очень сложные, читать умел небольшой процент населения. Он придумал алфавит -- очень простой. Его легко выучить и легко читать слова, даже если не знаешь что они обозначают (в отличие, к примеру, от иврита). Китайские иероглифы здесь всё равно встречаются везде. Более того, наиболее образованными всё равно считаются те, которые, кроме корейского алфавита, знают и китайские иероглифы. Влияние китайского здесь очень чувствуется. К примеру, счёт -- по-корейски можно досчитать только до девяносто девяти. Начиная со ста, только китайский счёт. Деньги, этажи, страницы, уроки, даты -- считаются только по-китайски. Но самое удивительное это время -- час всегда говорится по-корейски, а минута по-китайски. Поэтому китайские надписи на храмах нисколько не удивляют.

Мы осмотрели снизу храм и все помещения, насколько это было возможно. Заходили с разных сторон, пытаясь разглядеть детали. Следует отметить, что, кроме нас, никто не пытался туда заходить. Как-то все негласно понимают куда можно заходить, а куда -- ни-ни. Рядом с храмом, внизу, очень много цветов. Некоторые в горшках, некоторые просто растут. Удивительно красивые цветы. Очень яркие. Я таких никогда не встречала.

Мы пошли дальше -- к главному храму -- храму Донхакса. Я уже настроилась на то, что опять будем очень долго идти, но он оказался буквально за поворотом. Везде, где мы шли до сих пор, было очень тихо. Здесь же было оживлённо и людно. Магазинчик с сувенирами, небольшая лавка с напитками и мороженым (самое тяжёлое для прочтения слово по-корейски, было для меня мороженое. Я читала минуту, пытаясь понять что же такое аисыкырымы -- оказалось, айскрим)
Перед храмом беседка. В неё нельзя заходить. Она на возвышении и внутри неё висит огромный барабан и огромная деревянная, расписанная корейской росписью, рыба.

Это, может, не самая удачная фотография, но на ней хорошо видно крышу, о которой я столько рассказываю. Если присмотреться, слева виден барабан, а справа -- рыба.

IMG_1827.JPG

Храм невероятно красив и величественен. Всюду ходят монахини, что-то делают -- кто сажает цветы, кто моет какую-то утварь. Все улыбаются, кланяются и приветствуют. На площадке перед входом в храм, две огромные каменные вазы -- в них лотосы: белые и фиолетовые. Я даже не знала, что бывают фиолетовые лотосы. Посреди площадки -- трёхэтажная пагода седьмого века. Камень почернел и покрылся патиной. Спокойная и величественная -- ощущение, что смотрит свысока и не понимает чего это мы все тут суетимся. Центральный вход в храм загорожен горшками цветов. Открыт маленький вход сбоку, но и туда можно только служительницам. Мне очень понравилась система запрета входа цветами -- вроде нельзя, но очень приятное нельзя. Красивое и хорошо пахнущее. Чадо бегала по площадке, а все служительницы улыбались, махали ей, и повторяли "красавица".

В небольшой лавке с сувенирами всё на свете -- маленькие будды, черепахи, браслеты, ложки, цветки лотоса, шляпы -- всего не упомнишь. Мы погуляли ещё немного, покручинились, что надо уже уходить, переглянулись -- сюда надо приехать на неделю, только сюда, чтобы пройти все маршруты (самый длинный семь с копейками километров, а мы прошли только полтора за три часа) и пошли назад.

Было решено дойти до деревни, там перекусить и потом, на автобусе, поехать назад. Прямо перед выходом

-- Идите сюда, скорее, идите сюда, посмотрите что здесь есть! -- Ыкл восторженно махал руками и расчехлял фотоаппарат. Я взвизгнула и отпрыгнула метра на два. Чадо посмотрела на меня укоризненно -- мама, ты чего, она же такая симпатичная!

Фото симпатичной без меня прилагается.

IMG_1839.JPG

Мы зашли в деревню и стали активно смотреть по сторонам, пытаясь понять в какой ресторан нам хочется зайти. Рядом с одним из ресторанов, женщина готовила невероятно аппетитно-выглядящие и вкусно-пахнущие чёны из смеси каких-то овощей. Увидев, что у них, к тому же, есть бибимбап, мы решили зайти именно туда. Только мы попытались зайти, как за нами побежала другая женщина, объясняя жестами, что вход в другом месте. Вход оказался внизу -- так что сам ресторан почти под землёй. Большая комната с рядом низких столов. На ступеньке, там, где снимают обувь, сидела женщина и чистила картошку и зелёный лук. Мы разулись и зашли.

Нас проводили к столу и выдали меню. Мы знали, что хотим бибимбап, но решили, что закажем ещё какую-нибудь версию этих чёнов. Целая страница меню пестрела чёнами. У меня, к сожалению, вылетели из головы все названия овощей и я сидела и мучительно пыталась вспомнить хоть что-нибудь. Не получалось. Мы подозвали официантку и ткнули в первое благозвучное -- камчачён. Это острое? Это с мясом? Это вкусно? Официантка два раза мотнула головой "нет", один раз кивнула "да" и мы заказали этот загадочный камчачён.

Пока нам несли закуски, я вспомнила

-- Слушай, я балда -- камча -- это же картошка! Ты понимаешь, что мы сейчас заказали в Корее банальные драники! Это же анекдот -- кому скажи, не поверят. Из всего, что здесь есть, мы заказали именно драники!

На длинной овальной тарелке принесли нам наши драники. Чести ради, они совсем не похожи на обычные драники, к которым я привыкла. Не могу объяснить, но вкус совершенно другой -- не уверена, что опознала бы картошку с первого раза.

Моё первое удивление пришло с закусками. Одна из закусок -- острые овощи с коричневыми брусками чего-то. Это самое чего-то мы уже ели много раз и я никак не могу ни запомнить название, ни понять из чего это делают. Насколько я знаю, делают это из какой-то особенной муки с чем-то. Само по себе оно совершенно не острое, но становится острым от соуса. Нам принесли большую тарелку этих овощей с брусками и следом принесли пиалу, доверху наполненную брусками -- для чада. Жестами объяснили, что у нас -- острое, а у неё -- нет. Мы не просили -- это тоже из серии насколько важное место в Корее занимает уважение.

Следом за закусками и драниками нам принесли бибимбап. Поскольку это одно из самых популярных корейских блюд, я сначала расскажу что это такое. Бибим означает мелко-нарезанный. Бап -- рис. То есть это рис, который смешивается со всем на свете мелко-нарезанным. Подают его так: приносят небольшую железную пиалу с крышкой, плотно наполненную горячим рисом (здесь рис всегда очень слипшийся -- совсем не такой, к какому я привыкла. Ещё более слипшийся, чем для суши). Отдельно приносят большую, как правило, пластмассовую, миску, в которой: на дне лежит щедрая порция острого красного соуса, а сверху красиво уложены мелко-нашинкованные овощи (каждый по отдельности -- секторами). Овощи самые разные: морковка, грибы, особый корейский салат, водоросли, какие-то травы, ростки проросшей пшеницы -- много всего. Сверху лежит яйцо. Поскольку подают бибимбап, в отличие от дольсотбапа, в холодной миске, яйцо не сырое -- немного схваченная глазунья, с подрагивающим желтком. После этого следует добавить рис в эту миску и всё тщательно перемешать. Блюдо станет, как легко догадаться, острым.

Моё второе удивление пришло с бибимбапом. Официантка принесла миску с бибимбапом и отдельно на блюдечке -- для чада глазунью. Заметив наше удивление, приподняла ложкой овощи в миске и показала красный острый соус -- ей может быть слишком остро. Поэтому для неё -- отдельная глазунья.

Я очень люблю бибимбап. В нём очень много разных вкусов -- и они все, как ни странно, очень хорошо сочетаются. Мы с удовольствием съели бибимбап и поехали домой.

После обеда мы пошли немного гулять по городу. Город вечером становится разноцветным и сияющим. Везде неоновые лампочки, всё горит и переливается. Здесь, почему-то, очень любят бабочек -- неоновые бабочки на стенах домов; каменные бабочки, с мозаикой на крыльях, в парках, рисунки бабочек на стенах. Везде разноцветные бабочки. И сразу понимаешь -- там, где так любят разноцветных бабочек, живут очень добрые люди.

Мы побродили по улицам и пошли ужинать. Ужинать мы пошли опять в тот же ресторан, что и в первый день. Хозяйка (или работница) встречает нас уже как родных -- улыбается, машет чаду, приветствует, приглашает присаживаться. Я не хотела есть, хотела только макколи. Мы заказали одну порцию и она опечалилась:

-- Как, ты не будешь? -- жестами и словами спросила-показала.

Я погладила живот, пытаясь объяснить, что я невероятно сыта. И добавила -- а вот макколи я выпью с удовольствием. Это её обрадовало. Она подмигнула, убежала и вернулась через минуту с холодным макколи. Мы сидели, ели баньядольсотбап и делились впечатлениями о храме. Их, как видите, много.

Чудесного всем дня! Аньёнг!
Ваша Я
Tags: korea, лингвистическое, маленькое счастье, опусы, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments