Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Я прошу прощения, там не очень хороший и не очень добрый текст, мне почему-то понадобилось его написать, сама не понимаю. Его вполне можно не читать -- просто пропустить. Весь под кат.

Когда живёшь в другом измерении, выплывая на секунду, судорожно цепляясь синюшными, сведёнными судорогой, пальцами за кромку льда настоящей жизни, у тебя нет завтра. У тебя и сегодня нет. Есть только сейчас, одно мгновение, пока снова не упал в холодную толщу, где на тебя пристально смотрит стеклянным неподвижным глазом постылая рыба, насмешливо обнажая гнилые, отчего-то человеческие, зубы; преображаясь постепенно, будто в замедленной съёмке, в злобного невысокого старика с рыжей спутанной, неряшливой, грязной бородой, узкими щёлочками под бровями, в которых виднеются белёсые, практически прозрачные, почти стеклянные глаза. Злобный карлик, напоминающий кого-то из детства, или из другой жизни, в которой ты как-то шёл по дороге, а он валялся под лавкой, в луже собственной мочи и рвоты. Поднял белёсые стеклянные глаза, усмехнулся недобро, и отчётливо, смотря прямо на тебя -- пошёл в жопу, чё встал? В жопу, конечно, не пошёл, но пошёл дальше, мучаясь стыдом за то, что увидел, несмотря на то, что ни в чём не виноват. Горбился, шёл по стенкам, надеялся не провалиться именно сейчас, задержаться хотя бы на мгновение перед тем, как снова появится снулая рыба, пристально смотрящая и отвратительно пахнущая. Одно мгновение, чтобы вынырнуть, набрать полные лёгкие воздуха, посмотреть на свет и опять назад, не представляя и не желая знать где окажешься в этот раз. Словно проклятие, подаренное им, лежащим в луже собственных выделений, пропитанным ими по самую макушку, тихое, но отчётливое уйди отсюда, и ведь ушёл же, ушёл, а должен был, наверное, остаться. Хотя бы для того, чтобы досмотреть чем закончится. Не остался, долго искал зажигалку, прикуривал, выдыхал в ладонь, прижимая её к носу, чтобы перебить запах, чтобы закончилось, чтобы больше никогда, но проваливался всё равно. В этот раз ненадолго.

И не объяснишь ей, что провалился в очередной раз, что не опоздал, что бежал, действительно бежал, задыхался, останавливался, кашлял надсадно, с наслаждением выхаркивал остатки другой реальности. Той, в которой почти задохнулся, но выжил же, и теперь можно станцевать джигу, можно что угодно, ты победил проклятую рыбу, ты сказал ей иди в жопу, она моргнула, усмехнулась, дохнула гнилью, и отвернулась, потеряв к тебе всякий интерес. И снова появилось сейчас, то самое призрачное сейчас, которое только и есть тогда, когда нет ни завтра, ни сегодня. Она ждёт дома, сидит перед телевизором с пультом в руках, бессмысленно щёлкая кнопками, перебирая, не задерживаясь ни на чём, составляя длинную речь, репетируя обиженные позы -- когда сидит боком, чуть отвернувшись, наклонив голову, и молчит, чтобы всё безоговорочно понятно. Но в этот раз выплыл, смог, поэтому какое имеет значение, когда вырвался из батискафа, всплыл, вдохнул и можно снова жить, можно передохнуть, следующий раз не скоро. Милая, я вернулся, я тут, я победил всех, я смог, я сделал, я живой, хочется заорать, чтобы было слышно везде. Долго говорить, рассказывать, ничего не объяснять, но говорить. Ты купил молоко? Нет, молоко не купил, забыл, долго плыл, но это не имеет значения, сейчас куплю. Но я выплыл, приплыл, ты видишь? Не видишь. Ладно, схожу за молоком. Выплыл же в этот раз.
Tags: годно, зарисовки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments