Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Запеканка

Вчера у меня наступил конец света. Это было неожиданно. Мой личный конец света, который не мог прийти с общим, он ждал подходящего момента, и наступил. А начиналось всё совершенно невинно.

Вечером я позвонила хозяйке садика, являющейся по совместительству изумительной девушкой и моей дальней родственницей, сообщить, что чадо, наконец, выздоровела и завтра (о, ура) почтит их своим присутствием. Я, довольная собой и чадом, уже было собралась закончить разговор, как вдруг

-- Подожди, ты получила моё сообщение? -- она держала паузу, а я думала -- чёрт тебя дери, Станиславский. Сообщения, посланные на мой телефон, как правило, исчезают в небытие. Я нежно люблю свой телефон, ему уже двенадцать лет, скоро пойдёт в пятый класс. К сожалению, он не развивается, как мне бы того не хотелось. Поскольку лично он так и не развился, а у остальных акселерация, мы с телефоном за ними не поспеваем. Мой телефон сообщает мне, что пришло сообщение, грустно мигая экраном: сообщение настолько велико, что я не только не могу тебе его показать, я даже не могу тебе рассказать от кого оно. Я тихо удаляю этот крик отчаяния (ни к чему нам с ним расстраиваться) и мы оба продолжаем жить в чудесном режиме: никакого сообщения, на самом деле, не было. У неё новый телефон: размером со сковородку. Раньше технологии работали на уменьшение размера. Сейчас снова наступила эра сковородок -- только плоских. Её телефон умеет много всего: он звонит, фотографирует, отсылает сообщения (с фотографиями и без, с видео и без, массовые рассылки, размерам которых позавидовал бы сам Лев Николаевич), снимает фильмы и, кажется, даже моет посуду. Мой только звонит.
-- Ты понимаешь, -- начинаю я издалека, пытаясь придумать как же мне ей, в очередной раз, сообщить о том, что мой телефон неадекватно реагирует на размер её сообщений, даруя мне тишину и благостное неведение идиота, -- я не могу тебе ответить на этот вопрос. Может я и получала, но, скорее всего, не видела.
-- Это как? -- я представляю себе её вскинувшуюся бровь и даже готова держать ответ, но мой ответ ей не нужен, -- Не имеет значения. Я тебе сейчас всё так расскажу. -- я горестно сажусь на стул и понимаю, что сейчас, видимо, наступит конец света. -- Завтра у нас праздник -- празднуем окончание года. И месяц назад я посылала всем родителям список того, что надо принести. Каждый мог выбрать. Был длинный список продуктов. Ты получила?
-- Нет, к сожалению, не получила, но я принесу всё, что надо, даже не сомневайся, только скажи что! -- я воспряла духом, это может статься не так уж и страшно.
-- Я тебе сейчас скажу, что осталось. В смысле -- то, что никто не несёт. Подожди секунду, -- я держу у покрасневшего уха трубку и во мне всё ещё теплится надежда, что пронесёт, -- Так. Что тут у нас. Три банки солёных огурцов

-- Я готова принести четыре! -- быстро говорю я, скрестив пальцы.
-- Нет, их уже несёт петина мама. Ещё вот две банки зелёного горошка и две кукурузы
-- Я! Я с удовольствием принесу и горошек и кукурузу, готова по пять банок каждого!
-- Не торопись, я же проверяю, -- остужает она мой пыл, -- их уже несёт машин папа. Вот! Я нашла. Ты должна принести овощную запеканку -- её не несёт никто! -- я оседаю на стул и понимаю, что нет -- не пронесло.
-- Овощную запеканку? В смысле, надо приготовить овощную запеканку и принести? -- я всё ещё на что-то надеюсь, но понимаю, что совершенно зря. Конец света наступил. Ыкл болеет, а для меня печь -- сродни слетать на Марс. Вы, наверное, помните, я уже об этом здесь рассказывала.
-- Ну да, -- смеётся она, -- не переживай, это просто. Не заморачивайся. Сделай самую-самую простую. И принеси. Овощную запеканку, договорились?

Я кладу трубку и оседаю на ковёр -- надо обдумать ситуацию. Надо было попросить телефоны папы Пети и машиной мамы, проносится у меня в голове. Точно -- я выкуплю у них, по спекулятивной цене, право принести огурцы, кукурузу и горошек. Я даже не буду забирать эти банки! Я заплачу им, а потом сама куплю -- и кукурузу, и огурцы и даже зелёный горошек. Не просто горошек -- с морковкой!

-- Даже не думай, -- прерывает мои мысли умирающий Ыкл. Он лежит на ковре и умирает. У него сорок три градуса. И верить, без всякого сомнения, мне надо ему, а вовсе не термометру. Что вообще понимает этот термометр? Он хамски показывает тридцать семь и один, но Ыкл точно знает -- у него, как минимум, сорок три. -- что-нибудь придумаем.
-- Что придумаем? -- хватаюсь я за голову, -- что придумаем? Всё пропало! Всё! Пропало! Ты болеешь, да и именно запеканки ты не умеешь готовить. Как я за чуть меньше суток освою запеканку? Я её за почти сорок лет не освоила! Я не доживу до сорока, ты понимаешь? Если не принесу запеканку!

Здравствуйте. Очень приятно познакомиться. Меня зовут Мира, мне почти сорок лет и я не умею печь. Я не то, что не умею печь, я даже не представляю как это делать. Особенно, когда речь идёт об овощной запеканке.

Стоп, дорогая, успокойся. Давай рассуждать логически. Поделим сверх-задачу на составляющие. Итак: овощная запеканка. Что это значит?

Во-первых, она овощная -- значит в ней есть овощи.
Во-вторых, она запеканка -- значит её нужно печь.

То есть, надо взять какие-то овощи, смешать их с чем-то, с чем нормальные люди пекут, сделать ещё что-то, что нормальные люди знают и умеют, повторить всё это три раза и на выходе мы получим

Вот то, что мы получим на выходе, наверное, лучше никому не показывать. Даже самым близким. После того, что они это увидят, я рискую потерять даже их. Они, от большой любви, попытаются это съесть. Нет, лучше не думать о грустном.

Настроившись на оптимистический лад -- прорвёмся, где наша не пропадала, -- я ринулась за помощью. Помогите, крикнула я интернету. Спасите меня, пожалуйста. Мне надо овощную запеканку. Завтра. Чтобы овощи, чтобы с чем-то смешать, чтобы чем-то посыпать, чтобы поставить в логово страшного зверя, чтобы надцать минут и чтобы съедобно. Бога ради, умоляла я интернет, только не рассказывай мне про зубочистки. Весь этот ритуал: воткнуть зубочистку, вытащить, посмотреть определить -- для меня загадка, начиная с воткнуть. Воткнуть я могу, это я умею. Интернет с радостью подкидывал идеи -- тут вот есть чудесный рецепт, с арахисом, с дивным сыром, почти ничего делать не надо, только вот натереть, замесить, взбить, оставить, вернуться, подуть, замесить. Вторую страницу я читать не стала. Это не ко мне. Но я не сдавалась. Я найду, я сделаю, я же обещала!

-- Дорогая, -- просипел Ыкл, -- а почему бы тебе не сделать драники? Можешь добавить в них, к примеру, кабачки, грибы и лук -- будет чудесно! Ты это делаешь как никто!
-- Отстань, -- буркнула я спиной, -- мне сказали -- запеканку!

Я искала рецепты и надеялась на лучшее. Дивные рецепты сыпались со всех сторон: вот здесь надо, всего ничего, брокколи, ещё приготовить заливку, сливки, сыр -- стоп. У меня нет ни одного ингредиента. И до завтра уже и не будет. Следующий! Возьмите цветную капусту и разберите её на соцветия, предлагали мне. Я очень люблю цветную капусту. Но у меня -- только кабачки, грибы и картошка. Ничего из перечисленного я не могу разобрать на соцветия. Карвингом не владею -- нет, соцветия отменяются. Я читала и понимала, что интернет обо мне значительно лучшего мнения, чем я. Раз так, я точно смогу. Успокоившись и, как всегда, решив, что я подумаю об этом утром, я пошла спать.

Спать не получалось. Сначала ко мне в сон ворвались Петя и Маша с родителями. Я стояла на коленях и умоляла уступить мне кукурузу. Или, хотя бы, горошек. Я обещала заплатить. Я обещала отработать. Я обещала все, доступные мне, блага -- отдайте мне горошек, размазывала я по лицу слёзы. Но они были непреклонны. Я раскрыла глаза, хлебнула воды и решила, что три часа утра не самое лучшее время для пробуждения. В четыре мне приснилась я -- я была вымазана мукой с ног до головы, по всей кухне корчились в агонии соцветия цветной капусты, они ползали и умоляли меня пощадить их. Я была непреклонна. Запеканка получилась румяная, но, отчего-то, ядовито-зелёная. Я гордо шла по улице, неся её в руках. Она была настолько красива, что её поставили на самое почётное место. Через некоторое время мне приснились несчастные дети, лежащие на полу, скрюченные и рыдающие -- за-пе-кан-ка, -- стонали дети. Будь ты проклята, -- смотрели на меня родители, пришедшие с чудесными кукурузой и горошком.

В семь утра я решила, что с меня хватит. Я встала и поплелась искать рецепт. Где-то в глубине души, я уже понимала, что ни за что не буду печь никакую запеканку. Ни за что!

В девять утра я сломалась. Я позвонила ей -- моей мучительнице

-- Я прошу прощения, -- елейно, но твёрдо, начала я, -- можно я сделаю вместо запеканки драники? Я в них кабачки добавлю. И грибы, -- я очень торопилась, -- и лук ещё! Это будут вкусные овощные блинчики! Можно?
-- Конечно, можно! Дети их очень любят, ещё лучше, -- внезапно сказала она. -- Но послушай, для чего тебе мучиться? Ведь запеканка значительно проще! Запеканка -- это раз плюнуть!

Я никогда не стану настоящей женщиной. С рекламы -- в белоснежном фартуке, ловко взбивающей венчиком одной рукой и достающей противень с чем-то невероятно ароматным, другой. Я жарила блинчики три часа. Кухня была в дыму, у нас кончилась вся посуда, я покрылась смесью из кабачков, картошки, лука, муки, грибов и яиц -- если меня запечь, подумала я, будет чудесная овощная запеканка. Мои блинчики очень вкусные, честное слово, это отмечают все, кто их хоть раз пробовал. Но они совершенно непрезентабельные. Я смотрела на кривые, кособокие, пятнистые кружочки и понимала, что на этом празднике жизни мне лучше сидеть тихо.

-- Очень хорошие блинчики, -- сказала она мне, -- а чего такие... Впрочем, ничего, -- она отвлеклась на чью-то маму. Мама несла в руках большой противень с шоколадным тортом. Торт был украшен розовыми розочками, внутри каждой виднелась серебряная бусина. Ничего, подумала я, зато я умею интегралы считать. Даже с розочками.
Tags: годно, стёб, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 105 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →