Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Навеяло на меня комментариями из предыдущего текста на тему имидж человека в сети. Я вдруг подумала вот что. Лично меня, на самом деле, в большинстве случаев, не интересует ни кто стоит за текстом, ни является ли этот текст вымыслом. Я ценю в текстах, в любых, их художественную составляющую. Почти всё, что я читаю, для меня, априори, художественное -- даже если в тексте рассказывается о том, как человек жарил сегодня картошку. Если этот процесс описан интересно, мне этот текст понравится, и мне, честно говоря, безразлично жарил ли персонаж картошку, было ли это сегодня, так ли это происходило или этого вообще никогда не было. Вполне возможно, что я исключение. Но, как мне кажется, любой читающий любой журнал в сети, выбирает читать его или нет, основываясь исключительно на том, интересно ли автор описывает те или иные события, задевают ли они читающего. Я не умею говорить о других, поэтому все примеры буду строить на себе. С точки зрения читателя, обо мне можно сказать следующее -- я женщина, у меня есть друг, у меня есть ребёнок, у меня есть работа, на которой я зарабатываю себе на булку (иногда даже с маслом) и я люблю писать тексты. Последнее, впрочем, спорное утверждение -- нет информации о том, люблю ли я это делать, есть лишь факт: иногда я пишу тексты. Тексты самые разные -- иногда они художественные: от женского или, порой, мужского лица, иногда они обо мне -- впрочем, даже их я стараюсь сделать художественными. Художественный текст отличается от не художественного формой повествования: можно скупо написать "сегодня мы гуляли в парке, было прохладно, встретили компанию гопников", а можно из этой фразы создать большой текст: в нём будет описан парк, будут рассказаны некие составляющие прогулки, будут прорисованы эти самые гопники. И всё это я выдаю под эгидой: вот это случилось лично со мной. Кому-то нравится, кому-то не очень, не в этом суть.

Теперь я пытаюсь представить себя на месте читателя. Допустим, меня вообще нет -- той, которая знакома в этом виде. Допустим, я расскажу вам, что я не женщина, а прыщавый подросток с богатым воображением. Никакого друга, никакого ребёнка, никакой работы -- ничего нет. Всё -- фикция. Я не была, к примеру, в Корее, а смотрела серию документальных фильмов и описывала всё, что описывала, опираясь на некую полученную информацию плюс богатое воображение. Или даже не так. Я -- есть. Я -- действительно женщина. Но на этом, допустим, моя правда заканчивается. Живу я вовсе не в Израиле, а в какой-нибудь российской деревне (тут немного тонкий лёд -- к сожалению, я плохо знаю сегодняшние российские реалии), у меня никого нет -- ни друга, ни ребёнка, работаю укладчицей шпал, получаю гроши. При этом, всё ещё, у меня чрезвычайно богатое воображение, которого хватает на то, чтобы описывать некую жизнь с собственным участием, которой в природе нет и быть не может. Я (читатель) читаю все эти тексты и думаю о некоем персонаже, который мне их выдаёт. И вот страшная тайна раскрывается: меня, такой, как я себя тут описываю, на самом деле, нет. И этой жизни, с её заботами, радостями, поездками, впечатлениями, со всем тем, что привычно считать личной жизнью автора -- этого всего нет. Это всё -- плод богатого воображения пятнадцатилетнего прыщавого подростка, запертого в российской деревне, в доме с удобствами снаружи, ничего, дальше Кацапетовки, не видевшего. Или -- плод воображения страшной, неудовлетворённой ни одним аспектом своей жизни, необразованной, не имеющей по сути ничего, кроме виртуальной жизни, женщины.

Меняет ли это что бы то ни было? Вот говорят -- о себе врать опасно, мир маленький, поймают за руку. Допустим, меня не надо ловить за руку -- я всё сама сейчас честно рассказываю -- меня нет. Я не я. Я -- фантом. И что? Мои тексты от этого становятся хуже? Их менее интересно читать? Я действительно не понимаю о каком кредите доверия в данном контексте вообще может идти речь. За исключением нескольких хорошо знакомых людей, обо всех, чьими текстами я наслаждаюсь, я, по сути, не знаю ничего. И вот -- приходит злой волшебник и снимает покровы. Меня нет, я -- фикция. Признаюсь как на духу: я бы, в этом случае, как читатель, с удвоенным удовольствием продолжила бы читать -- ведь это же поразительно, если кто-то так умеет. Это, по сути, художественные тексты, создающие реальную жизнь, неотличимую от настоящих реальных жизней.

Никто не задаётся вопросом была ли Катюша Маслова. Где она жила, что делала, что чувствовала. Мы воспринимаем её безоговорочно -- нам её подарили, цельную: характер, внешность, поступки. Нам всё это дали -- нате, пользуйтесь. Так какая, в сущности, разница для публики, есть ли связь между настоящим автором и тем, кем он представляет себя этой самой публике? На мой взгляд, никакой. Либо текст есть, либо, извините, подвиньтесь, для чего лично мне это читать? Расскажите мне -- мне действительно очень интересно. И огромное спасибо всем за невероятно интересные комментарии, навеявшие мне сей не художественный, да в общем-то, если честно, вообще не текст!

P.S. Всем, случайно забредающим и интересующимся что здесь вообще написано: в общем и целом, ничего не написано, тут просто повторяющиеся, с определённой периодичностью, тридцать три буквы кириллического алфавита (если совсем честно, даже меньше -- к примеру, ни одного твёрдого знака).
Tags: мысли вслух
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 67 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →