Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Пока никто не видит

Я не знаю как вы, а я очень люблю хануку, с самого детства. В детстве мне всегда давали хануке-гелт. Хануке-гелт я ждала весь год. Ханукальные деньги. Мне давали целый рубль. На рубль можно было купить целых шесть порций фруктового мороженого и даже оставалось десять копеек, которые можно было потратить на что угодно.

Но по-настоящему я полюбила хануку здесь. Ведь самое главное, как оказалось, вовсе не хануке-гелт и вовсе не фруктовое мороженое (хотя тогда оно мне казалось необыкновенно вкусным). Самое главное -- ханукальные пончики. Вредные, жирные, горячие, обжигающие пончики. Такие пончики, которые как только съешь, сразу растолстеешь на триста килограммов, ни за что не пролезешь в дверь, придётся менять весь гардероб. Но это только в том случае, если кто-то увидит как ты их ешь. Ведь если съесть пока никто не видит, всем известно -- ни за что не растолстеешь.

Самые лучшие в мире пончики продаются на соседней улице в небольшой французской кондитерской. Не спорьте, я лучше знаю -- именно там и больше нигде. И нет, пожалуйста, не просите меня рассказать где это -- это невозможно. Это огромный секрет, которые местные жители рассказывают друг другу на ухо, по секрету, только тебе -- ведь ты такая хорошая, ты заслужила самые лучшие в мире пончики.

Надо прийти туда пораньше, -- сообщают шепотом знатоки, -- пока никого нет, пока даже пончиков нет. Ведь когда начнут выносить подносы с пончиками, очередь будет такая огромная -- широко раскрывают глаза знатоки, разводят руки в стороны и усиленно оглядываются, не подслушивает ли кто -- они же все как накинутся, так никаких пончиков тебе не достанется. Ты приходи пораньше, стой прямо у прилавка и жди. Давай мы тебе расскажем, -- интригующим шёпотом продолжают искусители, -- что такое самое настоящее ханукальное чудо. Самое настоящее ханукальное чудо, что бы тебе ни говорили, чему бы тебя ни учили -- это момент, когда в этой кондитерской выносят из святая святых поднос с пончиками. Тогда уж не зевай, сразу занимай позицию и торопись -- очень торопись, иначе не достанется. Проси большую коробку и попроси заполнить её так, чтобы дна не видно. Возьми обязательно разных -- возьми с вареньем -- что значит ты не любишь с вареньем? как это? -- а ты всё равно возьми! Эти с вареньем совсем не такие, как все остальные с вареньем. Это божественные пончики с божественным вареньем -- обязательно возьми, а то не успеешь, всё расхватают. Потом возьми с варёной сгущёнкой -- ты любишь варёную сгущёнку? -- ну хоть что-то. Обязательно их возьми, пока не разобрали. Не забудь взять их фирменные -- с заварным кремом. Это такой крем, такой крем! Впрочем, если не опоздаешь, сама попробуешь. И, если захочется, возьми ещё несколько пустых. Только не забудь попросить, чтобы тебе их все посыпали пудрой. Они уже с пудрой, конечно, а ты попроси, чтобы ещё посыпали. Вкуснее будет, точно тебе говорю!

В кондитерской на удивление пусто и кажется, что все предсказания не более, чем городская легенда. Где же ваши пончики? -- учтиво интересуются редкие покупатели. Когда, говорите, будут -- через полчаса? Ничего, ничего, мы подождём. Рядом с небольшим прилавком стоят скучающие дамы и джентльмены; их, кажется, ничего не интересует. Они почти дремлют. Пончики, -- разносится шепоток, -- пончики несут! Через мгновение появляется дива -- высокая, стройная, иссиня-чёрные волосы стянуты в тугой хвост. Но кто же на неё посмотрит? На вытянутых руках дива несёт большой поднос. На подносе, стройными рядами, лежат пончики -- горячие, свежие, только из печи. Пончики несут, пончики, -- шепоток становится всё громче, у прилавка уже не протолкнуться. И откуда они только взялись? Кому пончиков?

-- Мне! Мне! Мне, пожалуйста, десять пончиков -- кричит женщина лет пятидесяти, расталкивая локтями непонятно откуда взявшихся конкурентов. -- Мне десять пончиков! Я внукам обещала! -- Все понимающе улыбаются, но судорожно смотрят на поднос -- сколько там ещё осталось.

Я вторая. Мне тоже пончиков, я тоже хочу пончики, -- улыбаюсь я и выбираю коробку, смотрю на пончики, вдыхаю запах. -- Мама, нам много! очень много пончиков! -- теребит меня чадо, -- чтобы всем хватило! Мы обязательно берём несколько с вареньем (нельзя не взять -- даже если совсем не любишь варенье), несколько с варёной сгущёнкой (какое это, должно быть, блаженство! Я вспоминаю как в детстве мы варили сгущёнку в кастрюле -- бросали банку и ждали два мучительных часа. Нельзя было снимать раньше, никак нельзя, тогда она не была бы такой дивно-тягучей и прекрасно-коричневой. Два часа, боже мой, какие это были длинные два часа), несколько пустых (мама, ты сама станешь как пончик! -- издевается чадо. Тсс, -- заговорщически шепчу я, -- мы съедим их пока никто не видит и тогда... Я тебе потом расскажу что тогда) и, обязательно, со знаменитым заварным кремом -- эти самые главные, таких больше нет нигде. Я прижимаю коробку к груди, пытаюсь выбраться из непонятно откуда взявшейся толпы и краем уха улавливаю

-- Сколько осталось с вареньем? -- мужчина нервничает, решительно обрывает милую девушку, считающую пончики с вареньем, -- Впрочем, не имеет значения -- дайте мне, пожалуйста, все с вареньем -- все, сколько есть!

Ах, -- вздыхает толпа, -- какой нахал! Он забрал все пончики с вареньем! Как? -- восклицают отстающие, -- вы хотите сказать, что не осталось пончиков с вареньем? Что -- совсем не осталось пончиков с вареньем? Что же нам делать? А другие, другие-то -- остались? Хоть сколько-то? Да что же за издевательство, -- стонут сзади, -- скажите же уже нам, наконец -- пончики ещё есть или уже всё? Когда будут следующие? Скажите, пожалуйста, когда будут следующие? Мы подождём, мы никуда не торопимся. Через несколько минут кондитерская пустеет, опоздавшие грустно смотрят вслед черноволосой диве, уносящей пустой поднос.

Но не мы. Мы счастливые обладатели целой коробки пончиков. У нас столько пончиков, что дна не видно.

Невозможно унести все пончики домой, невозможно. Я не знаю как вы, но я не могу нести в руках коробку с такими драгоценностями, не попробовав, не поняв. Правда ли, что они лучшие в мире? Мы открываем коробку и осторожно достаём пончик. Пудра летит на джинсы, на свитер, на сапоги -- всё в пудре. Белой, прекрасной пудре. От неё хочется чихать. Но чихать нельзя, иначе вся остальная пудра разлетится. Боже мой, ты растолстеешь только от запаха, ты понимаешь? Не кусай, не кусай -- это же ужасно вредно! Ну как ты не понимаешь! Это сладкое жирное тесто -- ты растолстеешь, ты в дверь не пролезешь, ты будешь как Винни Пух в мультфильме. Почему ты меня не слушаешь? Тесто тает во рту, варёная сгущёнка растекается по пальцам -- шмяк! Всё, эти джинсы уже не отстирать, плевать. Пффф, -- слетает ещё немного пудры. Варёная сгущёнка, много варёной сгущёнки, целых полпончика варёной сгущёнки. Ах. Ты растолстеешь! Неправда, не растолстею -- если есть пока никто не видит, это вообще не считается, это вообще как будто не ел. От такого никогда не толстеешь!

Мама, -- чадо торопится, глотает, слизывает стекающее по пальцам остро-сладкое клубничное варенье, -- ты обещала рассказать что тогда. Тогда, -- глотаю я последние кусочки счастья, облизываю налипшее на пальцы тягучее коричневое детство, -- тогда не будешь как пончик! Ведь никто не видит. А мы сами -- мы сами никому не расскажем! Никому, -- вторит чадо, -- мама, давай тогда ещё по одному пончику съедим, пока никто не видит, давай? Я уже три сегодня съела, -- признаётся чадо со вздохом, -- но они были не такие вкусные. Мама, ещё один тебе и один мне -- пока никто не видит!

Конечно, они были не такие вкусные. Любые другие пончики не такие вкусные. Это лучшие в мире пончики.

Эти джинсы всё равно уже не спасти. Пфф, разлетается сахарная пудра, шмяк, падает капля варенья, ах -- варенье обжигает нёбо и кажется, что весь рот полон варенья. Кто сказал, что не любит варенье? Кто такое вообще сказал? Ещё по одному -- пока никто не видит.
Tags: годно, зарисовки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 60 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →