Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Есть у меня одна статья. Я её очень люблю, несмотря на то, что она, скорее, педагогическая, нежели переворот в науке. Техническая такая статья. Но я её люблю. Я тогда совсем эту тему не знала, учила с боями, кровью и ужасно обрадовалась, когда, наконец, получилось выучить. Особенно, учитывая то, что там есть не очень математические зверюшки и, рассказывая о них, я так и говорю всегда: вот это, говорю, не переменные, не относитесь к ним так. Это, говорю, к примеру -- крокодилы или олени. У них свои законы, свои правила, а обозначения -- интеграл там, или ещё что -- это так -- рисунок наскальный, чтобы удобно было. Так и рассказываю.

Делать доклады о ней достаточно сложно. Надо заранее предупреждать, что сейчас будет всё очень техническое, формула отсюда и до забора, запаситесь терпением, половина формулы странные зверюшки и прочее, прочее, прочее. Делать доклады о ней получается крайне редко. Вот спросишь организаторов: а не хотите ли вы чудесный технический доклад. А они в ответ: мы, конечно, хотим, но это же думать надо. А нету чего такого, чтобы с картинками и думать не очень много. Я вздыхаю, и делаю доклад с картинками.

Сегодня я второй раз в жизни опоздала на собственный доклад. Второй раз в жизни мне дали возможность рассказать именно об этой статье и на оба своих собственных доклада на эту тему я благополучно опоздала. В прошлый раз я опоздала на пять минут и меня ждал полный зал, сегодня же я опоздала на двадцать минут и меня ждало полтора зала. Когда я, наконец, приехала, я честно сказала: я второй раз в жизни опаздываю на собственный доклад и оба раза -- на ту же самую тему. Это заколдованный доклад и заколдованная тема -- приехать вовремя совершенно невозможно. Меня простили, терпеливо слушали целый час, если и засыпали, то не больше, чем на минуту (это не потому, что интересно -- просто я говорю очень громко, мешаю), а потом ещё полчаса спрашивали какой от всего этого толк в сельском хозяйстве. Такие вопросы я особенно люблю -- у меня много ответов, самых разных.

Опоздала я потому, что была пробка. Пробка всё не кончалась, а я мучительно пыталась понять имею ли я к ней отношение. А вдруг это действительно заколдованный доклад -- как только я его хочу сделать, сразу всё становится на дыбы и пытается сделать так, чтобы этого не случилось. Думая обо всём этом, я тоскливо думала о том, что дома бардак, что если не убрать -- никакого дня рождения -- что я, сумасшедшая, приглашать людей, когда у меня тут такое. Собственный ребёнок понимает. Позавчера чадо заявила учительнице музыки, что она будет петь так чисто, будто мы каждый день моем полы. Учительница обрадовалась, рассказала мне и я поняла: это было бы, наверное, смешно, если бы я не знала, что это фикция. Чистая квартира, в принципе, это какая-то фикция.

Невероятно завидую тем, у которых чисто. Они живут так, как я не умею. У меня на ковре пять стопок: три -- вещи, над которыми работаю прямо сейчас и ещё две, к которым я обязательно вернусь. Потом, когда время будет. Но они мне нужны на ковре. Иначе забуду. Потеряю форму и всё. Нет, я не могу убрать их в шкаф. Я вообще их не могу убрать. Это мои бумажечки -- это, можно сказать, главное в моей жизни. И ещё ручки. Да, мне нужны все пятьдесят ручек, которые тут лежат. Вот эта -- в ней осталось совсем чуть-чуть, эта почти новая, это -- вообще чёрная -- она для особенных случаев. Эту вообще не трогай -- не видишь, что ли -- она красная, мне для докладов нужно. Я ей пишу то, что потом буду писать на доске. А вот эта -- эта другая красная, положи и не трогай! Она мне нужна, нужна тебе говорю! Нет, нам не нужна уборщица -- она плохо убирает. Любая. Любая убирает плохо. Хорошо убираю только я. Ну и что, что раз в полгода -- зато основательно! Потом целых две недели как будто и не наш дом. Я уберу. Уберу, сказала. Когда будет время -- уберу. Да, в последний раз было тогда, когда ты был в Австрии. Неужели это было в апреле? Не может быть!! Нет, ты ещё ездил в Харьков в сентябре и я тогда тоже всё убрала. Но менее основательно. Уберу, конечно. У меня же день рождения. Стыдно людей звать.

Чадо не желает убирать за собой: а чего это маме можно столько бумажечек, а мне нельзя? И правда -- я же не могу объяснить ей про форму. У меня -- форма. У меня -- интегралы со зверюшками. Я их уберу -- потом этот зоопарк опять приручать придётся. А они дикие и не слушаются.

Меня спрашивают: что тебе подарить на день рождения? А мне хочется сказать только одно: самоубирающуюся квартиру. Такую, в которой мои бумажечки лежат так, как и сейчас, но при этом -- всё достойно и прекрасно. Меня спрашивают что мне подарить, а я думаю о том, что если я прямо сейчас не уберу, то и дарить ничего не придётся -- не могу же я всех позвать, когда такое. А потом я думаю: я сложу всё аккуратно, по стенке, накрою простынкой и будет совсем незаметно. Так же незаметно, как если бы там лежал, к примеру, труп. Ведь очевидно же -- никто не спросит что там лежит. Ведь всегда можно нарваться на: так, соседка, она была ужасно противная и вредная, пришлось избавиться. Чести ради, зная мою полную асоциальность, я прямо вижу как все засмеются и скажут: ничего подобного! Мы же точно знаем -- там твои бумажечки и ручки! И вот тогда....

У меня есть ещё целых три дня. Или я, или квартира. Я ставлю на себя, но предполагаю, что выиграет бардак. Уйди от моей зелёной ручки! Она мне тоже нужна! Это мой блокнот, мой! Нам не нужна уборщица! Уйди, говорю -- а то я точно знаю что я тут накрою простынкой!
Tags: жизнь, стёб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 57 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →