Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Пурим же!

Совершенно дивный и ещё более безалаберный южный Тель-Авив становится неописуемо прекрасным и ещё более безалаберным в Пурим. Одна из главных пуримских заповедей, особенно любимая жителями -- напиться так, чтобы не отличать Амана от Мордехая. И не имеет значения кто это такие и насколько тяжело их отличить. Изначальное предположение, что отличить их крайне сложно, и потому вино не иссякает, впрочем, как и радость и сумасшествие.

-- Куколка, какая у тебя красивая юбка! -- ко мне обращается мужчина лет пятидесяти. Его немного качает из стороны в сторону, на голове у него ярко-зелёная пластмассовая шляпа, на шее бусы: крупные разноцветные цветы покачиваются в такт; поверх скучных джинсов юбка из нарезанной золотой фольги; в одной руке он держит длинный золотой жезл, во второй сигарету, -- У тебя, случайно, не найдётся зажигалки? -- Он наклоняется ко мне, подмигивает и выдыхает облако -- сразу понятно, что он хорошо выполняет главную заповедь. Облако, представляющееся красным, окутывает меня с головы до ног. Окутывает малиновую прядь и мою ярко-розовую юбку, являющуюся моим непрерывным источником счастья и радости. Право слово, для счастья надо так мало -- несколько десятков метров ярко-розового тюля, собранного в несколько слоёв замысловатых воланов и рюш.
-- Куколка, ну какая же ты красивая, -- он смеётся и качается. Ему хорошо. Ему необходимо поделиться своим счастьем. Помахать волшебным золотым жезлом, чтобы передать немного своей счастливой безалаберности дальше. Я протягиваю зажигалку и благодарю за комплимент. Юбка качается от любого движения и благодарит тоже. Нам с юбкой очень приятно.
-- Куколка, с праздником тебя! -- он всё машет и машет жезлом и мне кажется, что если я буду потихоньку загадывать желания, то все те, которые придутся на очередной взмах, обязательно сбудутся.

По улицам гуляют феи, бабочки, ведьмы, кошки и волшебные безымянные существа. Улица заполнена неоновыми цветами -- зелёные шляпы, розовые волосы, золотые юбки. Можно быть кем угодно. Главное, не отличать Амана от Мордехая. Впрочем, кто их вообще видел?

*******

Чадо хотела быть коровой.

-- Ты точно не хочешь быть принцессой, к примеру? -- осторожно спрашивала я, предчувствуя океан принцесс.
-- Нет, не хочу! -- упрямо морщилась чадо, -- Хочу быть коровой! Я буду вот так наклоняться, -- она наклоняется, разводит руки в стороны и делает страшную гримасу, -- и вот так вот мычать, -- чадо набирает воздух в лёгкие и издаёт низкий протяжный звук -- Муууууу!
-- А почему так страшно? -- подначиваю я, -- Ведь коровы же добрые. Они молоко дают, траву жуют, никого не обижают...
-- А я буду страшной коровой! -- немного подумав, парирует чадо, -- молоко у меня кончилось, трава засохла, я страшно мычу и вот так вот бегаю за всеми!

В садике всё, как я и предполагала -- по одной стенке девочки принцессы, по другой мальчики --бэтмены и люди-пауки. По центру чадо -- страшная корова, у которой кончилось молоко и засохла вся трава. Муууу, -- грозно мычит чадо на принцессу. Муууу, -- поворачивается страшная корова к безобидному человеку-пауку.

-- Мама, я подумала, -- сообщает мне чадо, -- на следующий Пурим я хочу быть человеком-пауком! Не хочу больше коровой. А то корова я совсем одна, а так -- нас много.

Я пытаюсь вспомнить когда я перестала хотеть быть как все. Я вспоминаю и понимаю, что мне никогда не хотелось. Мне нравится быть единственной коровой среди океана принцесс и тайги людей-пауков. Но, как чадо уже заметила -- все люди разные. Пауком так пауком -- может, ещё передумает.

*******

-- Как, вы ещё не купили уши Амана? Вы с ума сошли?

Я слушаю, киваю и думаю о том, что надо обязательно срочно купить. И правда -- какой же Пурим без ушей. Соблазнительные треугольники из восхитительного песочного теста, доверху наполненные маком. Мак застревает в зубах, скрипит, щёлкает во рту. Ощущение, что всё теперь будет маковым -- маковое мясо, маковый хлеб, маковое молоко. Всё сладкое, скрипящее, и ароматно-маковое. Восхитительное песочное тесто -- в него почти не добавляют сахара. Ещё бы -- маковая начинка даст своё, куда уж слаще. Некоторые посыпаны сахарной пудрой. Пудра разлетается и весь ты похож на пуримское чудовище -- безымянное нечто, вымазанное чёрными маковыми крупинками и посыпанное сверху пудрой. А и ладно -- Пурим же!

-- Мама, нам сказали принести сладкие подарки, -- серьёзно сообщает чадо, -- я тебе сейчас всё объясню. Нам надо принести всякого печенья, ушей Амана -- мама, не забудь уши Амана, это самое важное! Ещё можно конфеты какие-нибудь или шоколадки... В общем, всё это надо купить, красиво завернуть -- мама, надо обязательно красиво завернуть! И принести в садик. А потом придут солдаты и заберут. Это в подарок солдатам, понимаешь, мама?

Я понимаю и согласно киваю.

-- Мама, а кто такие солдаты? -- чадо любит дарить подарки, но надо же хотя бы понимать кому даришь. Мы обсуждаем кто такие солдаты.
-- Мама, не забудь красиво обернуть, это самое главное! Надо вот так вот обернуть, завязать бантик, приклеить сверху что-нибудь красивое и ещё что-нибудь нарисовать и написать! Обязательно.

Я умею рисовать голову поросёнка с бантиком и домик с трубой. Правда, я сомневаюсь, что солдаты по достоинству оценят мои скромные таланты. Мы рисуем сердечко, пишем поздравление.

-- Мама, я знаю что надо нарисовать! Нарисуй ухо Амана! -- чадо в восторге. Внутри лежит коробка с ушами Амана и ей кажется, что это самый подходящий рисунок. Я облегчённо выдыхаю и рисую треугольник. Вписываю в него чёрный круг и закрашиваю. Немного думаю и дорисовываю чёрную волну за пределами -- пусть будет много мака, вкусного, сладкого, хрустящего и прилипающего к зубам -- Пурим же!

Сладкие подарки на Пурим -- шалахмонес. Нельзя скупиться. Чтобы корзинка была полной, сладкой и упоительной. Главное не уподобляться Нехамам и не съесть по дороге. Это, пожалуй, самое тяжёлое.

*******

Радио радостно поздравляет с Пуримом.

-- Осторожнее на дорогах, смотрите в оба, -- предупреждает милая девушка, -- у нас сейчас на улицах гуляют дети, -- добавляет она. -- Много детей! Принцессы, кролики, бэтмены, люди-пауки и.. -- я всё жду когда она скажет про корову, единственную в своём роде, страшную корову, у которой кончилось молоко и засохла трава. Я жду затаив дыхание, но у барышни кончился запал -- и все остальные! Осторожнее на дорогах, счастливого Пурима, ешьте побольше ушей Амана, пейте вино и... Пожалуйста, воздержитесь от поездок в Тель-Авив. Ну правда, для чего вам эти ужасные пробки?! Шоссе в Тель-Авив, как нам сообщают, -- серьёзно продолжает она свой репортаж, -- как подросток, отбившийся от рук. Что с ним ни делай, всё равно не слушается. Вот и сейчас, в праздник, все шоссе свободны, можно ехать куда угодно, а наш упрямый, отбившийся от рук, подросток всё хулиганит и хулиганит. -- Она заразительно смеётся, а я еду в Тель-Авив и всё жду когда же подросток перестанет хулиганить.

Мимо меня проносятся на мотоциклах люди-пауки, кошки и безымянные чудовища -- на головах у них розовые парики, на бёдрах золотые юбки, на шее крупные смешные бусы. Отчего-то мне кажется, что багажники их забиты ушами Амана и вином. Сейчас они куда-то доедут, сядут и начнут исполнять главную заповедь. Сразу после того, как покроются пудрой и маком. Пурим же!
Tags: зарисовки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments