Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Дорога в Иерусалим цвета фуксии. Яркие цветы с двух сторон -- свисают гроздьями, дразнятся. Поднимаешься, становится прохладней, ярче, легче дышать. Иерусалим суров к своим гостям. Впрочем, это напускное. Иногда мне кажется, что он умудрённый старец -- внимательно рассматривает, качает головой, оглаживает окладистую бороду: ну, мил человек, рассказывай, с чем пожаловал? Немного стесняешься поначалу, стоишь, переминаешься с ноги на ногу, не понимаешь -- что ему надо сейчас сказать, что будет правильным? Вспоминаешь фуксию -- нет, не страшно. Смотришь -- вовсе не старец, где борода, какая борода? Хитрый подросток, подмигивает -- рассказывай уже.

*******

-- Сколько будет шесть разделить на два? -- по дороге в садик разговоры всегда серьёзные. Чадо задумывается на секунду
-- Три. Вот если у меня шесть яблок и надо поделить между мной и тобой -- тогда три тебе и три мне.
-- А если у тебя четыре яблока? -- с яблоками, несомненно, проще.
-- Тогда два тебе и два мне, -- серьёзно отвечает чадо.
-- А если восемь?
-- Мама, это же легко -- тебе четыре и мне четыре! Сама не можешь посчитать? -- смотрит и хитро улыбается.
-- Хорошо, -- задумываюсь я, -- а если семь?

Чадо думает, что-то напряжённо считает, шевелит губами, загибает пальцы.

-- Тогда четыре мне и три тебе! -- победно, но несколько неуверенно сообщает чадо.
-- Но это же не поровну, -- сокрушаюсь я, -- ведь у тебя будет больше. Что же делать?
-- Тогда... -- чадо думает, опять что-то считает, пересчитывает, -- три тебе и три мне! -- довольно смеётся, всё получилось.
-- Подожди, -- прерываю я её радость, -- ведь яблок было семь, а разделила ты только шесть. Что же делать с оставшимся?
-- А оставшееся, -- победно смотрит она на меня и поднимает указательный палец, -- мы завтра съедим! А то сегодня всё съедим, а на завтра ничего не останется!
-- И всё-таки, -- не сдаюсь я, -- давай разделим все семь. Как же мы это сделаем?
-- Тогда... тогда.. -- чадо мучительно пытается понять что же надо сделать и тут -- Мама, а у нас нож есть?
-- Есть, -- радуюсь я, но не показываю вида.
-- Тогда мы позовём папу и попросим разрезать оставшееся яблоко пополам! -- она довольна, хохочет, -- тогда точно будет пополам, как ты и просила.

*******

Всё, решено, едем в Лондон. Как страшно-то. Никогда бы не подумала, что будет так страшно.

-- Мама, почему тебе так страшно? -- чадо тянет руки из кровати, обнимает меня за шею. Я ей невероятно признательна. Хорошо, что темно -- иначе сразу ясно кто здесь настоящий взрослый.
-- Почему страшно? -- я пытаюсь вычленить самое главное, то, что действительно страшно. Никак. -- К примеру, мне очень страшно, что плохо пойдёт работа. Ведь мы же едем потому, что у меня там хорошая работа. А вдруг не пойдёт? -- воистину, кто тут взрослый.
-- Мама, -- она притягивает к себе голову и шепчет на ухо, -- не бойся! Если вдруг у тебя не получится на работе, то тогда я буду ходить на твою работу, а ты -- в школу, вместо меня. Не бойся, я очень хорошо буду работать на твоей работе. Но и ты, -- она отпускает меня и серьёзно смотрит, -- тоже, пожалуйста, постарайся. Хорошо?

Я постараюсь, конечно постараюсь. Невозможно отказаться от такой царской сделки.

*******

Едем в Лондон. Я перекатываю это во рту, я пытаюсь привыкнуть. Пока плохо получается. Всё несколько сюрреалистично -- вот мы здесь, сейчас. Мы здесь живём. А через всего-то каких-то три месяца -- и вдруг Лондон. Нет, не получается.

Я думаю как мы будем там гулять, я возбуждённо делюсь

-- Слушай, я всё придумала, я молодец! Мы сначала, взявшись за руки, будем идти к метро. Потом, наверное, будем там стоять у кого-то между ног, но это же совсем недолго -- буквально пару станций. А потом, опять за руки, будем вместе идти на работу. А тебе показали здание, в котором нам выделят кабинеты? -- я прыгаю, быстро говорю, боюсь не успеть -- там такое здание, такое здание. Оно черти знает какого века. Там лорды, небось, когда-то сидели -- в покер играли, коньяк пили. А теперь -- я. Так и не бывает совсем.

Я вспоминаю Лондон, опять перекатываю во рту -- Лон-дон, Лон-дон. Будто колокол звонит. Серьёзный такой, воспитанный -- не то что я.

-- Будем есть фиш анд чипс, запивать элем, ходить в оперу, гулять по Пикадилли, а потом -- домой.
-- А работать когда? -- хитро смотрит на меня Ыкл.
-- Когда-когда... Когда-нибудь. Это же Лондон, как ты не понимаешь?

Он, как раз, понимает. Вот я -- всё ещё нет.

И там, посреди Пикадилли, я остановлюсь, вспомню Иерусалим цвета фуксии, и тогда, наверное, окончательно пойму.
Tags: зарисовки, мимоходом
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments