Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Я и прогресс, вторая серия

Я поняла, что, во-первых, я вчера многое забыла рассказать и, главное, много на что ещё забыла пожаловаться. Во-вторых, по следам некоторых дискуссий ко вчерашнему тексту, я поняла, что надо, пожалуй, тогда уже совершенно честно рассказывать о том, насколько всё запущено. Итак. Сначала я немного продолжу о телефоне.

Замечательная Иерусалим, так хорошо и подробно всё, на её взгляд, мне рассказавшая, не рассказала мне самого важного. Этот идиот совершенно искренне считает, что он умнее меня и что знает лучше меня что я пытаюсь сказать. Я переписывала телефонные номера из любимого старого телефона в новое дьявольское устройство около часа. Их всего двадцать шесть, это дело десяти минут, думала я до того, как начала это делать. Но это оказалось не таким тривиальным занятием, как я думала. На тему каждого заносившегося имени этот монстр имел своё мнение, совершенно отличающееся от моего. Я записываю, к примеру, Борис Семёнович; я уже было собираюсь нажать на кнопку сохранить, как замечаю, что на экране написано: Барселона. Чёрт, думаю я, это всё жара, я перегрелась, вот и пишу всякую чушь. Я покорно стираю Барселону. Я ничего не имею против Барселоны, я никогда там не была и очень хочу побывать. Говорят, она прекрасна, особенно весной. Но не в моей телефонной книге. Я, высунув язык от старания, аккуратно нажимаю на экран по буквам: Борис пробел Семёнович. Я собираюсь нажать на кнопку сохранить. На экране -- Барселона. Я ошалело смотрела на экран, пытаясь понять когда я успела сойти с ума и почему я этого до сих пор не замечала. Ничего, это всё жара, думаю я и терпеливо стираю чудесное дуновение Испании из аппарата. Дорогой, -- умоляюще смотрю я на него, -- я и так не особенно уверена в своей нормальности, не усугубляй, пожалуйста, я тебя очень прошу. Я закусываю губу и пишу, по буквам: Б О Р И С и далее по тексту. Я поднимаю глаза. На экране -- Барселона. Идиот! -- ору я.

-- Мамочка, -- подбегает изумлённая чадо, -- ты сейчас на телефон кричала?
-- Хм... -- я растерянно смотрю на экран и пытаюсь понять что ответить.
-- Мамочка, он тебя не слышит! На него кричать совершенно бессмысленно.
-- Да? -- сердито бурчу я, -- он дурак, понимаешь, дурак!
-- Мамочка, -- гладит меня чадо по голове, -- он -- телефон, он не может быть дураком. Дураком может быть кто-то настоящий. А это же -- телефон, понимаешь?

Я понимаю. Я стираю Испанию и пытаюсь опять. В этот раз я, после каждой буквы, внимательно смотрю на экран. Исследователь я, или кто? Я пытаюсь понять на каком из этапов происходит то, что подтверждает мои мысли о моей психической нестабильности. Б, пишу я и смотрю. Всё хорошо. Бо, пишу я, и смотрю -- чудесно. Бор, пишу я и вдруг замечаю, как прямо под моей строчкой появилась Барселона. И, пишу я, и оно немедленно превращается в Барселону. Ну нет, трясу я головой. Да кто ты такой вообще?! Ты, дурак такой, набор проволок, пластмассы и кристаллов. Не нужна мне твоя Барселона, у меня своё, понимаешь?! Я стираю "и" и снова появляется внизу строка. Теперь в ней не только Барселона, но и Борис. Я нажимаю на Борис и на экране появляется Борис. С Семёнович я справилась одной левой. Я поняла -- это как маленький и глупый ребёнок, которого надо ставить на место сразу, без промедления, как только он начинает утверждать, что уже большой и лучше меня знает.

Вот мне говорят: как, это же прекрасно, это комфорт -- не надо с собой носить планшет, читалку, телефон и фотоаппарат. А я говорю: я их и так с собой не ношу, что я, с ума сошла?

О том, что такое планшет, я впервые узнала полгода назад. Нет, я, конечно, об этом слышала, но как-то не задумывалась. Но чуть больше полугода назад меня спросили на работе не хочу ли я планшет. И тогда я задумалась.

-- Слушай, -- прибежала я к Ыклу, -- ты не знаешь, мне нужен планшет?
-- Я-то откуда знаю, -- посмотрел он на меня так, будто я свалилась с Марса, -- я плохо знаю что это вообще такое и для чего это, а ты хочешь, чтобы я тебе сказал нужен ли он тебе. -- Ыкл отвернулся и продолжил работать.
-- Ну послушай, -- начала я льстиво, -- ты же самый умный. Мне надо им ответить, а я не знаю что сказать, так как не знаю нужен он мне или нет. А вдруг он мне очень нужен, а я об этом даже не догадываюсь?
-- Тогда скажи, что нужен, -- пробурчал Ыкл, не отрываясь от работы.
-- А если он мне не нужен? -- растерянно пробормотала я.
-- Тогда скажи, что не нужен, -- буркнул он опять, не поднимая глаз.
-- Ну послушай, не издевайся, ты можешь мне хотя бы приблизительно объяснить что это такое и нужно ли это мне?
-- Дорогая, -- Ыкл оторвался от работы и повернулся ко мне, -- это такая штука. Гаджет. Кажется, на нём можно писать. В смысле, палочкой такой, а потом это сразу в пидиэф превращается. Помнишь, как у А.? Тебе тогда понравилось. Ещё на нём, кажется, можно почту читать. А больше я ничего не знаю, прости. -- он снова было отвернулся, как я его остановила.
-- Подожди, последний вопрос, -- умоляюще посмотрела я, -- а вот если брать, то айпад или самсунг?
-- Слушай, -- расхохотался Ыкл, -- я, как ты только что, надеюсь, заметила, продемонстрировал тебе полное непонимание что это вообще такое. А ты хочешь, чтобы я тебе сказал какое из двух не известных мне животных выбрать. Бери айпад, -- засмеялся он, -- ты же любишь свой компьютер. Может, они похожи?

Я, по словам моей любимой секретарши, для неё -- непрерывный источник радости. Так весело делать глупости и приводить её в восторг умею только я. Я, конечно, не дура, но когда речь идёт о прогрессе или о бюрократии -- я полный кретин. К примеру, о бюрократии (к планшету сейчас вернёмся). Когда возвращаешься из поездки, надо заполнить форму для возврата расходов: надо написать куда летал, зачем, сколько стоили билеты, проживание и прочее. Первый раз я заполняла эту форму вернувшись из Лиона. Я распечатала форму (не надо печатать, смеялась она, можно в экселе заполнить. Осеклась, посмотрела на меня, расхохоталась и добавила: распечатай, не мучайся) и начала заполнять. Первой графой шёл километраж. Надо же, удивилась я, какие доскональные, несмотря на то, что летела на самолёте, всё равно хотят узнать расстояние. Я открыла карты гугла, вбила Лион-Лондон, машина, и аккуратно переписала километраж. Всё остальное было заполнять значительно проще и об этом даже не стоит говорить. Я справилась за полчаса (ха! Ыкл жаловался, что у него час заняло, о, какая я молодец) и, довольная собой, понесла форму секретарше. Секретарша бегло посмотрела, прикрыла рот рукой и начала смеяться. У неё пошли слёзы. Что-то не так? -- спросила я. Для чего ты написала километраж? -- не переставая смеяться, спросила она. Ну как, тут же написано: подробно написать километраж. Я и написала. Бог мой, ты же на самолёте летела, какая разница какое там расстояние?! -- у неё снова потекли слёзы, -- тут же маленькими буквами написано: заполнять только если ехал на машине! Вот и я удивилась, -- начала смеяться я, -- и именно так и подумала: я же на самолёте летела! Но, -- добавила я, отирая слёзы, -- я подумала: а вдруг тут важно всё, вообще всё. Мы хохотали как ненормальные, на нас сбежались посмотреть остальные и, поняв почему мы хохочем, дружно присоединялись к нашему хохоту. Следует отметить, что теперь я заполняю формы легко и правильно.

Так вот, о планшете. Я, так и не решив нужен ли он мне, решила посоветоваться с этой секретаршей. После некоторой дискуссии, было принято решение брать. Мне вручили планшет, я принесла его домой, предвкушая, что будет как с компьютером. Я сейчас его открою, он меня поймёт, мы станем лучшими друзьями и я пойму, что это было именно то, чего мне так не хватало в жизни. Однако, всё оказалось несколько иначе. Я сумела справиться с тем, чтобы его включить, сумела открыть свою почту, но оказалось, что теперь я больше ничего не могу открыть, так как при любом открытии окна, появлялась только моя почта и ничего другого. Адресную строку я не нашла и решила, что подумаю об этом потом. Планшет лежал себе у меня в кабинете, грустно потухнув и ощущая себя покинутым и заброшенным. Следует отметить, что Ыкл даже не подтрунивал. Тема планшета, однако, всплыла при обсуждении потенциальной покупки телефона.

-- Ну для чего тебе такой телефон, у тебя планшет вот уже месяц на полу в кабинете валяется. И не надо про сложно, когда тебе что-то надо и хочется, ты с этим разбираешься быстро и досконально, вон, к примеру, когда хотела покупать машину, всё изучила, включая строение двигателя. Так что, дорогая, -- подытожил Ыкл, -- именно эти игрушки именно тебе просто не так интересны, вот и всё.

Есть доля истины в его словах. Я невероятно увлекающийся человек и когда мне что-то интересно -- изучаю тему от а до я, даже тогда, когда мне нужно знать, собственно, только а и б. На данный момент планшет увезён Ыклом в командировку. Я же знаю две вещи: а) он совершенно точно научился им пользоваться (и уехал, специально, без компьютера, чтобы лазейки не научиться не было) б) он посылает мне сообщения на украинском, утверждая, что мой планшет больше не знает английский и, исходя из этого, я совершенно уверена в а).

На тему электронных книг. Нет, это, наверное, не сложно. Но я люблю обычные книги. Мне не нравится читать с экрана. Даже когда я работаю: если мне надо что-то изучить, я распечатаю, обложусь дома листиками и буду изучать, пока не пойму. Или пока не пойму, что никогда не пойму. Но тогда буду изучать всё равно. Потому что никогда может внезапно перейти в: ура, я поняла.

Карты. Когда уговаривают купить умный телефон, в первую очередь напирают на то, что можно посмотреть карту. У меня всю жизнь географический кретинизм и это изумительный довод, кабы я уже не научилась как с этим справляться. А очень просто: открыть карты гугла перед выходом, записать инструкции (0.2 мили прямо, потом свернуть и 428 футов прямо, третий поворот налево). Да, конечно, иногда я путаюсь, но тогда всегда можно спросить. И вот те, у кого я спрашиваю, немедленно достают устройства, чего-то там щёлкают, смотрят туда же, куда я перед выходом, и всё мне обсказывают.

Почта и интернет. Я вполне намеренно смотрю почту, да и вообще бываю в интернете только дома или на работе. На улице я гуляю и думаю. Особенно, когда что-то в очередной раз застопорилось. Я думаю на улице, я думаю в метро, мне невероятно нравится думать, смотреть, слушать. Я очень люблю наблюдать за жизнью. Я, скорее, активный созерцатель.

В поездках же, а они, как правило, рабочие, я вообще не люблю когда меня отвлекают. Там много коллег, всегда есть о чём поговорить и что обсудить. Поэтому я звоню всем вечером, когда возвращаюсь в гостиницу. Тогда рабочий день закончился, прогулки и счастье от места на данный момент тоже, и я могу поболтать от души, рассказать всё что было и чем сердце успокоилось.

Но я люблю мобильный телефон, тут спорить не буду. Я считаю это гениальным изобретением. Моя бабушка, в молодости, мечтала, чтобы изобрели две вещи: телефон, с которым можно ходить на улицу, так, чтобы можно было позвонить человеку, если он понадобился, и прибор, который можно прислонить к плачущему младенцу, чтобы он рассказал где у младенца болит. Первое она даже застала. Второе, надеюсь, мы когда-нибудь застанем. Я не против прогресса, я за удобство. А удобство у каждого своё.

Чудесного всем дня!
Ваша Я.
Tags: стёб, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments