Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Никто не понимает мою тонкую душу и не менее тонкую организацию. Все попытки обсудить ужасающий, с моей точки зрения, факт -- я поправилась на полтора килограмма -- не находят никакого отклика в жестоких сердцах окружающих. Дорогие моему сердцу мужчины, в лице папы и Ыкла морщатся: да, дорогая, это очень заметно, особенно мочки и колени и ещё большой палец на правой ноге! Папа глубокомысленно добавляет: запомни, дочь, пока я жив -- мужчины не любят суповые наборы!

Однако, это не находит отклика и у дорогих мне женщин. Они осматривают меня с ног до головы, и цедят: слушай, прекрати, не трави душу. Я не травлю! -- восклицаю я и горестно вздыхаю, -- посмотрите, только посмотрите, какой кошмар! Ну хорошо, -- соглашается О. на правила игры, -- и что ты делаешь чтобы это исправить? Как что?! -- я широко развожу руки и распахиваю глаза -- жалуюсь же, вот!

*******

Самые лучшие на земле котлеты готовит мой папа. Самую вкусную во вселенной жареную цветную капусту с чесноком и зеленью готовит моя мама. Я готова питаться этими котлетами с капустой каждый день. Я подлизываюсь: дорогой папочка, если тебе не сложно, не мог бы ты пожалуйста, для своей любимой дочери, сделать хотя бы парочку котлет. А лучше пяток, чтобы и на завтра хватило. А ещё лучше пожарь столько, чтобы нам всем хватило и на сегодня и на завтра и ещё осталось бы. А то что -- только я их буду есть. Ой, подлиза, -- смеётся папа, -- уйди отсюда, сейчас буду жарить котлеты, не мешай процессу.

Семейная легенда гласит, что когда-то, когда они только поженились, папа жарил котлеты, а мама хватала их прямо со сковороды -- с пылу, с жару. Папа сердился и говорил, что надо подождать пока они сядут за стол. Мама начала терпеливо ждать. Но как-то раз они приехали к бабушке и дедушке и дедушка позвал маму на кухню: беги скорее, ешь котлеты пока горячие! Мама с удовольствием пошла хватать котлеты, а папа изумился: но ведь дома ты ждёшь! А дома ты не разрешаешь, -- парировала мама. С тех пор папа всегда звал маму хватать котлеты прямо со сковороды. Я тоже люблю котлеты со сковороды и всегда стою за спиной: ну, есть хоть одна, ну хоть одна?! Уйди! -- смеётся папа, -- когда будет хоть одна, я тебя позову!

-- Дорогая мамочка, а чем тебя кормят? -- интересуется чадо.
-- Угадай, -- хитро подмигиваю я.
-- Я знаю, знаю! -- подпрыгивает она в кресле, -- тебя кормят котлетами и цветной капустой!
-- Именно! -- радостно подтверждаю я.
-- Хорошо тебе, мамочка, -- тянет чадо.

Мне хорошо. У меня самые лучшие котлеты с капустой. Каждый день.

*******

Самое неожиданное в прогулке по Тель Авиву: оказалось, что моей любимой площади больше нет. Моей любимой площади, холмика, на котором стоял огромный фонтан, светящийся и иногда поющий -- всего этого больше нет.

-- Ой, я совсем забыла тебе сказать, -- смеётся О. глядя на моё растерянное лицо. Я оглядываюсь по сторонам: всё перекопано, будто все ищут самый главный клад, посреди едут машины, по бокам экскаваторы.
-- Где?! Где моя площадь? -- не веря собственным глазам, всё повторяю я.
-- Её снесли. Взорвали холмик, всё разровняли, всё, как положено, перекопали -- как ты видишь, не проехать и не особо пройти.

Пейзаж вокруг напоминает место археологических раскопок. Горят вечерние огни, мерно тарахтят тракторы и мне кажется, что вот-вот из-под земли появится что-то такое... эдакое... К примеру, какая-нибудь мумия. Встанет и скажет: где моя любимая площадь с фонтаном?! Изверги, -- прорычит она сквозь прекрасный шум вечернего Тель Авива, -- где мой любимый фонтан?!

-- Не расстраивайся, -- гладит меня О. по руке, -- злые языки говорят, что мэр всё это устроил исключительно для того, чтобы иметь возможность увидеть себя на экране, нажимающим на красную кнопку.
-- Изверг! -- оглядываюсь я, всё надеясь, что сейчас пройдёт это наваждение и снова появится моя любимая площадь, -- почему именно эту площадь? Мой любимый фонтан! -- я вздыхаю и мы идём дальше.

*******

Я встречаюсь с подругами. Они ждут меня на скамейке, а я опаздываю. Я не люблю опаздывать и чувствую себя крайне виноватой. Я подхожу к месту встречи, оглядываюсь и звоню: где вы? Мы вот, -- кричат они мне со скамейки, -- мы тут. На соседней скамейке сидят два молодых мальчика. Они обнимаются и выглядят очень счастливыми. У одного из них широкая малиновая прядь. А ты знаешь, -- говорит мне подруга, -- я подумала, что он -- это ты! Я осматриваю мальчика со всех сторон: симпатичный юноша, буквально вчера повзрослевший. А что, -- серьёзно отвечаю я, -- это даже комплимент.

До сих пор думаю о том, что надо было, конечно, подойти и сказать: дорогой симпатичный юноша с малиновой прядью! Мои подруги подумали что ты -- это я. И мне это, конечно, немного льстит. А он, несомненно, ответил бы: что ты, это мне льстит, ведь ты прекрасна. И тогда мы бы чинно кивнули друг другу и пошли по делам. Но я не подошла.

*******

-- Ты знаешь что мы, физиотерапевты, не любим больше всего? -- мой сеанс закончен, я собираюсь уходить, он попросил меня подбросить его к месту, которое совсем рядом и мы болтаем по дороге.
-- Ну... Я даже не знаю... Противных пациентов как я? -- смеюсь я.
-- Нет, -- серьёзно отвечает мне он, -- мы не любим когда нас просят сделать массаж. Мы же не массажисты, понимаешь! Мы -- физиотерапевты! И вот, была у меня как-то пациентка. Я тогда работал в частной клинике, где слово пациента закон. И она мне говорит: сделай мне массаж. И настойчиво так, чуть не ножкой об пол стучит. Я было рассердился, но потом... Сделал я ей массаж, сделал. -- у него такой вид, что мне всё понятно.
-- Я правильно понимаю, что больше ей не хотелось никакого массажа? По крайней мере, в твоём исполнении? -- смеюсь я.
-- Правильно понимаешь, правильно!

Мы доезжаем до нужного места, он всё благодарит и вдруг сообщает:

-- А знаешь что?! Я тебе на последнем сеансе ещё и массаж сделаю. Закачаешься!
-- Как той пациентке? -- смеюсь я и быстро добавляю, -- если да, то нет, спасибо, я лучше без массажа.
-- Обижаешь, -- смотрит он на меня поверх очков, -- я тебе самый лучший массаж сделаю, как самой важной персоне. Как королеве!

Я не знаю какой массаж делают королеве, но с нетерпением жду последнего сеанса.

*******

На данный момент моя прядь один из непрерывных источников радости и счастья. За месяц я успела обрасти, прядь немного полиняла и я поехала к любимому брадобрею. Помоги! -- выдохнула я, -- а то совсем уже не могу на себя смотреть.

Он усадил меня в кресло, молниеносно постриг и мы принялись думать о пряди.

-- Мы тебе сделаем вот как: прямо у корней, на треть длины, мы тебя покрасим в глубокий фиолетовый. Потом ещё треть сделаем что-то среднее между розовым и фиолетовым. И последнюю треть, как ты любишь, сделаем ярко-малиновой. Ну, как тебе план?

Я восхищённо смотрела на него, представляя себе всё буйство красок и усиленно кивала.

-- Ну всё, смотри! -- он закончил сушить и укладывать, я надела очки и наконец увидела. Из зеркала на меня смотрела я, только переливающаяся всеми оттенками фиолетового и розового. Я восхищённо молчала, пытаясь представить как позвоню в Лондон, как покажу им прядь, как они задохнутся от восхищения. -- Красавица, -- одобрительно кивает любимый брадобрей, -- хоть сейчас на обложку журнала! Ага, -- смеюсь я, вспоминая концерт в Тель Авиве, -- в журнал "женщины и змеи"!

Он непонимающе приподнимает брови, а я машу руками -- не важно, совершенно не важно.

Стоит мне пройти мимо любой отражающей поверхности, я радуюсь. Всё-таки, не зря говорят, что это цвета оптимизма и радости. Особенно, когда на голове.

*******

-- Дорогой папочка, -- сообщаю я, -- я очень хочу подарить вам новый ковёр!

Папа удаляется на совещание, возвращается -- ладно, будем считать, что это на золотую свадьбу.
-- Подожди, -- теряюсь я, -- ведь она была два года назад. Мы что, -- я мучительно вспоминаю и ничего не получается, -- ничего вам не подарили? Какой кошмар!
-- Да ладно, -- смеются они, -- мы не афишировали. Ну забыли и забыли. Будем считать, что это и будет тот самый подарок.
-- Ну уж нет, -- сосредоточенно смотрю я, -- если это на золотую, тогда ещё и пылесос (не спорь, ковёр без пылесоса -- выброшенные деньги) и ещё поедем и купим каких-нибудь приятных мелочей. Посмотрим.
-- Боюсь подумать, -- смотрит папа, -- что ты подаришь на бриллиантовую!
-- До бриллиантовой, -- бурчу я, -- я не доживу. У меня ячейка вредная!
-- Ну уж нет, -- парирует папа, -- если мы доживём, то ты просто обязана. Цыц, не спорь с родным отцом, -- обнимает он меня и я перестаю бурчать.

*******

Я иду к машине и замечаю беседующих мужчину и женщину: женщина стоит на небольшой дорожке, ведущей к дому, мужчина же практически на дороге. Женщине лет сорок пять. Она высокая, стройная, светлые волосы гладко собраны в небольшой пучок на затылке. В руках у неё элегантная сумка, на ногах лёгкие сандалии, одета она в джинсы и невесомую блузку. На мужчине тёмные брюки, рубашка в клеточку (с накрахмаленным воротником, что, прошу заметить, редкость), на ногах у него полуспортивные туфли, под мышкой что-то огромное и железное, напоминающее какую-то большую запчасть автомобиля. Они перекрикиваются и спор, явно, начался не сейчас. Мы рождаемся дураками и умираем дураками! -- кричит женщина, не меняя выражения лица. Ты, конечно, права, -- вежливо парирует мужчина, пытаясь перехватить всё время ускользающую деталь, -- но всё-таки не очень, образование, на мой взгляд, всё-таки нужно. А для чего, для чего оно вообще нужно? -- презрительно поджав губы кричит женщина. Как это для чего? -- мужчина пытается жестикулировать, деталь начинает падать, он перехватывает её второй рукой и снова крепко зажимает под мышкой, -- это же инструмент! Подумаешь, -- смеётся женщина, -- молоток вон тоже инструмент, а толку от него мало. Только и умеет что гвозди забивать. Я сажусь в машину и не слышу его ответа, зато вижу как он, крепко зажав под мышкой деталь, яростно жестикулируя оставшейся рукой, что-то горячо объясняет.

Молоток -- тоже инструмент. В этом я с ней совершенно согласна.

Хороших всем выходных!
Ваша Я.
Tags: зарисовки, стёб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments