Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

  • Mood:

Про платье....

Мой дед воевал. Бабушка, в это время, работала в больнице в тылу. Было не только нечего носить, но и есть нечего. Бабушка с грудной мамой и прабабушкой перебивались как могли. Где-то в 43 году, взвод деда попал в окружение. Были страшные бои, никто не знал выйдут ли они оттуда живыми. Но вышли... Правда, полк их был расформирован, так как многие командиры, переодевшись в штатское, просто сбежали. Но даже это не главное - главное, что было утеряно знамя полка. А когда утеряно знамя полка, полк расформировывали. Когда им удалось выйти из окружения, всех направили кого куда. Моего деда направили в Саратов на закрытый аэродром - инструктором по закладыванию мин. Естественно, вся семья присоединилась к нему там.

У бабушки было всего два платья. Одно она носила, а второе висело в шкафу на вешалке. Следует отметить, что кроме платья там ещё висел противогаз. На этом содержимое шкафа исчерпывалось. Трудно сказать, что исчезновение какого-бы то ни было предмета из этого шкафа могло остаться незамеченным. Правда, чести ради, я не думаю, что исчезновение противогаза могло бы породить данную историю. Аэродром был закрытый - для того, чтобы на него попасть нужны были специальные пропуска. Это было то самое, почти идеальное место, в котором можно было практически не опасаться воровства. К ним каждый день приходила молочница. Она приходила с бидоном молока, отливала сколько положено и уходила. У неё всегда был пропуск - её знали все на аэродроме. Это была почти личная молочница. После одного из её приходов, то самое платье, которое так замечательно украшало собой шкаф и бабушкино воображение, то самое, единственное шелковое платье, то самое платье, дороже которого у бабушки ничего не было, исчезло. Когда дед вернулся домой, он увидел раскрытый шкаф и рыдающую в голос бабушку. Женщина всегда остаётся женщиной - она не рыдала бы так, если бы у неё украли пайку хлеба, она перетерпела бы. Но это не пайка хлеба - это единственное шелковое платье. Единственная вещь, которая в эти кошмарные времена напоминала ей о том, что она женщина. Не просто женщина - а невероятно красивая женщина. Ведь надев это платье, она становилась почти королевой. И она рыдала. И ей совсем не было стыдно. Она не думала, что она мещанка, думающая о материальных вещах, она вообще ни о чем не думала, кроме как о том, что у неё исчезло это самое платье. Бабушка очень любила это платье, а дед обожал бабушку. Ни слова не говоря, он вышел из дома. Он бегал по всему аэродрому и, угрожая всем пистолетом, грозно спрашивал, где он может найти эту самую молочницу. Оказалось, что молочница ушла домой. Дед, помня о том, что дома на полу сидит рыдающая бабушка, помчался к молочнице. Он и ей грозил пистолетом и кричал, что убьёт.... Оказалось, что молочница тихо спрятала платье в бидон и унесла. Она даже не для себя его несла - она отдавала ворованные платья какой-то секретарше, которая одаривала её за них помадой. Но бабушкино платье, к её и всеобщему счастью, она отнести не успела.... Дрожа с головы до пят, она отдала платье деду с искренними заверениями, что такого больше не повторится.... И у бабушки снова было два платья... А в шкафу снова было два предмета... Природный баланс был восстановлен....
Tags: опусы, семейное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments