Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

  • Mood:

Про домашних животных.

Практически сразу после моего рождения, моя семья переехала в Баку. Переезд произошел по семейным обстоятельствам из меркантильных соображений - в случае согласия на переезд нам предоставляли огромную четырехкомнатную квартиру. Так сложилось, что жилищный вопрос был очень важным на тот момент и поэтому мы переехали. У нас были соседи. Они держали дома петуха. Обыкновенного петуха. Жили мы на девятом этаже и это была просто песня наблюдать, как несколько раз в день, они заходили в лифт с петухом и шли его выгуливать. На петухе был ошейник - прямо как на собаке, они гуляли с ним минут двадцать и возвращались на лифте домой. Через какое-то время они перестали с ним выходить - видимо, решили, что в еде он полезней, нежели в качестве домашнего животного. Впрочем, может он сам умер от старости. Но это только присказка.

В начале девяностых, когда началась война с Арменией, из Баку начали уезжать армяне. В большинстве своём, уезжающие были образованные, интеллигентные и далеко не бедные. Уезжали они из шикарных квартир, увозя за собой большие контейнеры, нажитого за многие годы жизни, добра. На их место из сел приезжали азербайджанцы, которых выгоняли из Армении. В большинстве своём, они были необразованные, неинтеллигентные - они были простые крестьяне. Их стандартный день был заполнен заботами покормить всех животных, подоить корову, прополоть огород и прочие, стандартные для села, заботы и обязанности. Они были совершенно не готовы к городской жизни, акклиматизация проходила невероятно сложно и они не снискали особой любви у городского населения. Один из курьёзов, связанных с ними, я и хочу описать.

У мамы на работе была женщина. Она жила в самом центре города, в замечательном многоэтажном доме (если не ошибаюсь, ещё досоветской постройки). Квартиры в нём были просто великолепные - высокие потолки, паркет, просторные комнаты - все прелести жизни. Над ней жила семья армян - оба врачи. Он не просто врач, а зубной врач - то есть, люди далеко не бедные. Даже не средний класс. Буквально за несколько месяцев до того, как начались все пертурбации, они сделали в квартире шикарный ремонт - эта женщина приходила к ним на празднование по поводу окончания ремонта и рассказывала, что квартира выглядела, как минимум, как Третьяковка, как максимум, как Версаль. Особенная лепка на потолке, итальянский, стоящий как Жигули или даже больше, паркет, особенный кафель на кухне и в ванной, расписанный чуть ли ни самим Микеланджело и прочее, прочее, прочее. Можно себе представить, как им было жалко оттуда уезжать. Но им всё-таки пришлось уехать. Будучи людьми умными и вменяемыми, они увозили с собой только то, что было в самой квартире - не сдирали лепку, паркет и кафель. Квартира оставалась пустая какое-то время. Через какое-то время приехали очередные беженцы из села и им дали эту квартиру.

Где-то через пару недель после их вселения, соседка начала замечать, что у неё протекает потолок. Зная о ремонте в квартире над ней, она никак не могла понять с чего бы это что-то могло протекать, учитывая, что и сантехника была совершенно новая. Но она, будучи необычайно тактичной и скромной женщиной, никак не решалась подняться и выяснить что происходит. Она только рассказывала об этом на работе, перемежая слова очень грустными вздохами, и подсчитывая во сколько ей выльется ремонт собственного потолка. Через неделю жалоб, все в лаборатории начали убеждать её, что ей надо пойти к ним и выяснить что происходит, и объяснить в чем заключается проблема. Ещё неделю её взяло уговорить. И вот настал день, когда она решилась и пообещала всё подробно рассказать на следующий день.

Когда она пришла на следующий день на работу, глаза её были настолько широко раскрыты, что, кажется, не давали возможность раскрыться рту. Она икала, смеялась, вытирала слёзы. Опять икала, опять смеялась, опять вытирала слёзы. Вся лаборатория с нетерпением ждала отчета о проделанной работе. И вот, наконец, отсмеявшись, отикавшись и использовав все бумажные салфетки, она поведала следующую, душераздирающую, историю:

Эти люди, несмотря на переезд в город и в квартиру, не готовы были к таким резким переменам в привычном укладе жизни. "Если гора не идёт к Магомету - Магомет идёт к горе", видимо, рассуждали они. Именно так, и никак иначе, возможно объяснить, что первое, что увидела женщина, когда они открыли ей дверь, была.... корова. Самая обыкновенная, живая, здоровая, взрослая корова. За коровой стояла коза. Кроме этого, по квартире, в разном порядке, бегали кролики, куры и петухи. Весь итальянский, стоящий как Жигули или даже больше, паркет, был отодран за ненадобностью. Вместо него, аккуратными рядами была положена земля, из которой уже даже что-то начало прорастать. На балконе тоже росли помидоры, огурцы и прочее. В момент прихода женщины, хозяин дома стоял в резиновых сапогах и резиновом фартуке и поливал всходы именно на том месте, где когда-то был итальянский, стоящий как Жигули или даже больше, паркет, из резинового шланга, присоединенного к крану на кухне. Они предложили ей зайти, выпить с ними чая и попробовать только что выращенных помидорчиков. Женщина ошалело смотрела на это дело и, не найдя что сказать, ретировалась к себе домой, дабы позже придумать соответствующую стратегию.

Именно это она и рассказала, стоявшей с открытым ртом, лабораториe. Лаборатория продолжала стоять с открытым ртом почти целый день.

А вы говорите - собаки, кошки...
Tags: опусы, стёб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments