Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

  • Mood:

Про "войну" и войну.

В последнее время я начала бояться звонить своим друзья. Ну не то, что бояться, но... Просто я им звоню, мне совершенно необходимо рассказать, что у меня всё плохо, что я самая несчастная, что у меня тут любимая муха сдохла, и именно это делает меня самой несчастной, что все глобальные проблемы, по сравнению с моими несчастьями, просто детские игры - короче, поделиться самым важным, насущным, необходимым и критическим, а они мне говорят - прости, я сейчас не могу разговаривать - я тут на войне. Все на войне. И все не могут говорить. Вот и разговариваем -

- Ты где? На войне?, - закидываю я пробный шар.

- Угу - играемся тут., - опять рухнули все мои надежды.

- Живой?, - сухо-прагматично-ехидно интересуюсь я. Ведь если живой, значит может слушать - преследую только свои меркантильные цели.

- Нет, блин - ты с трупом разговариваешь - уууу, я злостный труп - воняю и разлагаюсь, - и это значит, что никто меня слушать не собирается - а мне есть столько всего сказать. У меня любимая муха сдохла, мне хуже всех. А у них какая-то дурацкая война. Мужики - что с них возьмёшь?

- Тады хорошо - главное, продолжай разлагаться именно так, как сейчас. И завтра, и послезавтра и вообще., - хехе, ведь тогда, потом, я столько всего выплесну - ой-ой.

И хохочем в трубку. Всё хорошо. Все играют в войну.

Мне было года три-четыре, когда по телевизору показывали югославский, кажется, сериал, который назывался "Война". Может он назывался не совсем так, но я его запомнила именно так. Объясню почему. Его транслировали по каналу, обратном тому, по которому транслировали "Спокойной ночи, малыши". И я каждый день бежала в надежде и получала один и тот же ответ:

- Сегодня будут малыши?, - спрашивала я, затаив дыхание и скрестив пальцы на удачу. Ну, может пальцы и не скрещивала, но спрашивала затаив дыхание.

- Солнышко, сегодня нет, - отвечали мне ласково родители...

Я, наученная предыдущими днями, горестно вздыхала:

- Сегодня опять война?, - имея в виду этот кошмарный сериал, который лишал меня одной из главных радостей жизни. Кстати, именно поэтому я помню, что он назывался "Война". А может он так и не назывался - запомнилась суть.

- Угу, сегодня опять война, - терпеливо отвечали мне родители, незаметно похлопывая друг друга по плечу - мол, какую замечательную дочь воспитали - не закатывает истерики, всё понимает.

За неделю мне эта война порядком поднадоела. В очередной раз, прибежав на "малыши" и получив ответ - сегодня опять война, - я решила: если гора не идёт к Магомету, то он сам, с флягой в зубах, сигарой в переднем кармане пиджака и победоносным видом, карабкается на эту чертову гору. Может я и не думала это всё - уж точно не так стройно. Но мысли явно крутились где-то рядом. И услышав, что сегодня опять война, я взяла бразды правления в свои руки. Я встала к телевизору спиной, заслонив своим теловычитанием, известным в русском народе как велосипед, а в израильском как четверть курицы, экран, на котором бушевала война. С чувством, с толком, с расстановкой (с) я пропела от начала и до конца "спят усталые игрушки, книжки спят". После этого, с уже значительно менее грустным вздохом и счастьем во взгляде от чувства выполненного долга, я безоговорочно пошла спать.

И это, на самом деле, очень логично - ведь, в какой-то степени, я себе компенсировала свои "малыши", которые отменились на время их "войны".

Вот и сегодня - мы хохочем и поём друг другу "спят усталые игрушки". Потому, что невозможно говорить серьёзно - никак невозможно. И это есть хорошо. Я бы даже сказала, что это есть просто великолепно.

С добрым утром. Делаю книксен, плавно переходящий в реверанс. Напеваю "спят усталые игрушки, книжки спят". Ваша Я.
Tags: война, опусы, стёб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments