Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

  • Mood:

Про кота и урологию. Часть вторая.

Первая часть

Через полчаса, так через полчаса. Полчаса это много. Можно ногами поболтать, песенку спеть, на солнышке погреться - прямо как львёнок. Моя подруга приехала меньше, чем через полчаса. Я, конечно, ей сообщила о том, что скоро что-то будет. Так и сказала:

- Скоро будет ой-ой..., - и загадочно так улыбаюсь.
- Какой такой ой-ой? Ещё ой-ой? А может, на сегодня хватит ой-ой?, - и удивленно на меня смотрит.
- Не хватит, - обстоятельно отвечаю я, - мне звонила А., спросила какую мне дали таблеточку. А потом сказала ой-ой. Так и сказала. Так что, никуда не денемся - будет ой-ой. Раз она сказала, что будет, значит будет.
- А ой-ой будет до или после того, как ты окажешься в палате?, - деловито продолжает выяснять моя подруга.
- Этого я не знаю - зависит от того, когда меня туда покладут. Мне сказали, ой-ой будет через полчаса.
- Полчаса с какого момента?, - так же деловито продолжает выяснять она у меня.
- С давнего - с того, когда я с ней разговаривала, - так же обстоятельно отвечаю я.
- Угу. Понятно. А может он уже начался, а ты не заметила?
- Может и начался... Может и не заметила... Она же не сказала какой такой ой-ой будет. Очень неконкретная информация - я не знаю...

И сели мы вместе на солнышке греться. Приходит через несколько минут за нами медсестра:

- Койка выделена, добро пожаловать в нашу больницу.

И вот тут, видимо, начался ой-ой. Потому как, я дальше почти ничего не помню - рассказываю со слов подруги. Поднимаемся мы в палату. А там лежат женщины. Средний возраст всех пациенток, включая меня, приблизительно 105 лет. Они лежат такие все больные, а тут меня приводят. А у меня ой-ой. Я начинаю прыгать на кровати и радостно кричать "Лунопарк! Ура! Лунопарк!". Она, пытаясь меня утихомирить, сквозь слёзы, проступающие от непрерывного смеха, пытается заставить меня выпить стакан воды. Я с радостью набираю полный рот воды и... Загадочно прищурившись, начинаю в неё плеваться - мол, фонтан тут такой замечательный. В этот момент звонит телефон - это тот самый Вася. Который с котом. Вернее, уже без кота.

- А меня положили в больницу!, - радостно сообщаю ему я, уже выплюнув всю воду, в процессе изображения фонтана.
- В какую?, - деловито интересуется он. Он же не знает, что у меня ой-ой.
- А ты угадай, - кокетливо отвечаю я.
- В Э.К.?, - он думает это я шучу. Наивный, он всё ещё не понял, что у меня ой-ой.
- Прааавильно, - отвечаю я с истинно котоматроскиными интонациями.
- А в какое отделение?, - в больнице пять зданий, не знаешь где искать, ни за что не найдешь.
- Не скажу..., - ещё более кокетливо отвечаю я, - ты сам найди, - и улыбаюсь улыбкой умалишенного.
- Ты издеваешься? Как я буду искать?, - он всё ещё не понимает масштабы "ой-ой"-я. Посему думает, что разговаривает со мной. А он не со мной, он с ой-ой разговаривает.
- Не издеваюсь, - продолжаю я с котоматроскиными интонациями., - угадай сам, - и опять кокетливо улыбаюсь в трубку.

В этот момент, моя подруга поняла, что надо решительно действовать. Выхватив трубку у меня из рук, она, захлёбываясь от смеха, объяснила ему где я нахожусь и рассказала, что тут со мной приключился страшный ой-ой. Поэтому ему надо быть готовым к данному зрелищу не для слабонервных. Он приехал через какое-то время и привёз одежду - какие-то спортивные штаны и футболку, купленные по дороге в ближайшем детском магазине. Моя подруга помогала мне переодеваться - всё это время, я прыгала на кровати и кричала "Лунопарк! Ура! Я в лунопарке!". Бедные больные тетеньки, настоящие пациенты урологии, всё это время тихо мечтали, чтобы я замолчала. Я думаю, что они думали, что в отделении для психов сегодня выходной. Именно поэтому им приходится так страдать. Следующее, что помню уже я, мы сидели в кафе при больнице - я была уже в спортивных штанах и футболке, тщетно пытаясь понять каким образом они на мне оказались. Рука была в гипсе. Вернее не полностью в гипсе - гипс был незакрыт - сверху всё открыто, а снизу гипс. Для того, чтобы ограничить движения руки. Оказалось, что пока со мной был ой-ой, приходил врач, который восторгаясь и насвистывая, наложил мне этот самый гипс. Как много всего может произойти с человеком, пока у него ой-ой - представляете?

Вернулись мы в отделение. Решили погулять по коридорам - исследовать обстановку. А там, по коридорам, женихи от восьмидесяти и выше. Красота - каждый с личным каттетером. Дружными рядами. Все гуляют. И все так кокетливо подмигивают мне. Лепота - вот где простор для действий - особенно, для незамужней девушки. Может там и ходило моё счастье, которое я, исключительно из-за бросающегося в глаза каттетера, проглядела? Эх... Вернулись мы в палату - Васе разрешили остаться на ночь. Очень уж виноватым он выглядел. А тут в палате - такие замечательные женщины - он девяноста и выше - невесты, как одна. И я. С рукой в гипсе и закончившимся недавно "ой-ой". Ночью пришел врач - надо, говорит, прооперировать, почистить следы от укусов. И давай мне под каждый из укусов по три замораживающих укола вкалывать. А укусов-то целых пять штук. Бедные дамы, лежащие в тихой урологии. Как же не повезло им той ночью. Они думали, что будут отдыхать себе в тишине - а тут я. С рукой. Поорала я часа полтора - всё то время, пока он надо мной издевался. Может и не полтора - может мне так показалось - очень уж неприятные ощущения.

Сделал он своё иезуитское дело и говорит:

- Сейчас я пришлю медсестру, она тебе обезболивающую таблеточку даст, - и насвистывает. Радостный такой.
- Такую же, как днём?, - интересуюсь я, помня об "ой-ой"...
- Да. А что - что-то не так?, - и садистки улыбается.
- Просто у меня тут после неё приключился ой-ой...
- А некоторым нравится, - и смеётся, садист такой.
- Ладно, тащите свою таблеточку, - вздыхаю я, - может успею уснуть до того, как начнется.

Приносят мне таблеточку. Я её глотаю и понимаю, что очень хочу курить - перенервничала тут немного. Идем мы с Васей вниз, на улицу, чтобы покурить. И начинается ой-ой. Я начинаю хохотать и показывать пальцем на стоящих охранников на входе. Вася меня за локотки, на улицу, сигарету в зубы. Я курю и хохочу. Хохочу и курю. И показываю пальцем на охранников. И курю. У меня ой-ой. Покурили мы, вернулись в палату. С утра Вася поехал на работу, а я лежу в палате. С тетеньками. А я им, между прочим, вчера весёлую жизнь устроила. Спускаюсь я в кафе и звоню своему профессору - предупредить, что он меня в ближейшее время не увидит.

- Тут такое дело - я в больнице., - сообщаю ему я. И очень стесняюсь. У нас если в больнице, значит почти при смерти.
- В больнице?, - переполошился он, - а что случилось?
- Меня тут это... Кот укусил...
- Сочувствую, - так же переполошенно отвечает он, - а в больнице почему? Про кота потом расскажешь.
- Так потому и в больнице... Кот меня укусил, понимаешь?

В трубке минутное молчание... И дикий смех...

- Теперь попадают в больницу потому, что укусил кот?! Ты уверена, что это был кот, а не крокодил?
- Кот, - смущенно отвечаю я, - даже не бешеный. Просто кот.
- А я сегодня мизинец на ноге сломал - выходил из ванны и дверью ударил, - утешает меня он, рассказывая о собственных несчастьях. - Но в больницу мне не надо. Ну, что же делать - лежи теперь, раз тебя кот укусил, - и опять хохочет.
- Да уж, полежу - а что делать, - и хохочу вместе с ним.

Возвращаюсь я в палату. А там, мои любимые соседки, всем на круг лет четыреста, спрашивают:

- А что с тобой случилось?
- Кот меня укусил, - отвечаю. Уже прямо как мантра стало.
- Кот?, - у соседки глаза по размеру начинают напоминать школьный макет глобуса.
- Кот, - подтверждаю я.
- И что случилось? Почему ты в больнице?
- Я же говорю - меня укусил кот. Поэтому и в больнице.
- Он бешеный был? Он тебе кость сломал?, -недоверчиво продолжает на меня смотреть.
- Не бешеный. Ничего не сломал. Просто укусил., - и сама сдерживаюсь, чтобы не захохотать.
- А почему рука в гипсе?
- Не знаю, - ну я действительно не знаю для чего они на меня этот гипс нацепили. - Наверное, так надо, - и загадочно-значительно раскрываю глаза.
- А почему ты в урологии? У тебя ещё что-то не в порядке?, - продолжает интересоваться тетенька.
- Нет, всё остальное в порядке - только это. Просто в пластике не было мест. Поэтому меня положили сюда, - терпеливо рассказываю я всю эпопею.
- Какие коты страшные пошли - просто жуть, - вздыхает она. - А я думала, они хорошие животные.

Мне стало неудобно за кота - он хороший, просто авария приключилась.

- Он хороший, - отвечаю я, пытаясь реабилитировать всех кошачих в её глазах, - Так получилось.
- Да?!, - недоверчиво смотрит она на меня, - Всё равно, осторожнее надо быть! Куда катится мир - уже из-за котов в больницу попадают. И не бешеных, а простых.

Я понимаю, что дальше рассказ пойдёт о пенсии, внуках, детях. И понимаю, что я этого не выдержу - у меня и так - кот. С меня хватит. Сажусь на кровать и начинаю раскладывать свои листики - кот-то котом, но сессию никто не отменял.

Вышла я через неделю из больницы. Без гипса и без бриллиантов. И без кота. Сессию, правда, сдавала в несколько приёмов - но это такие пустяки. Зато у меня теперь в активе есть кот. Правда, кот этот к Васе так и не вернулся - наверное, узнал, что я попала в больницу и испугался.

Вот такая история.
Tags: годно, опусы, стёб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments