?

Log in

No account? Create an account

Несколько задачек

Оставлю-ка я пока эту запись на самом верху - мне кажется, многим будет интересно подумать.

1) На столе три коробки с шарами. В одной коробке все шары чёрные, во второй все белые, в третьей смешанные (белые и чёрные). На каждой из коробок этикетка, указывающая на то, какие шары в ней лежат. Этикетки снимают и помещают их заново таким образом, что ни одна не оказалась на нужном месте. Ставится задача - вытащив всего один шар из коробки, точно определить в какой коробке какие шары. (позволяется вытащить только один шар)

2) Король организует бал во дворце. Во дворце есть большой коридор и два зала в конце. Каждому заходящему гостю на голову надевается шляпа - либо красного, либо синего цвета. Гости могут видеть все шляпы, кроме собственной. (Всё до захода в залы - в коридоре). После этого гости должны пройти либо в зал A, либо в зал B. Бал состоится только в том случае, если в каждом из залов все шляпы находящихся там, будут одного и того же цвета. После захода в коридор всякая коммуникация между гостями запрещена. О какой стратегии они должны договориться до захода в коридор, чтобы бал состоялся?
Примечание - Добавлю, а то многие понимают неверно - шляпы надевают на всех одновременно, допустим, всем раздают листики на которых они, по секрету от остальных, пишут в какой зал они хотели бы пойти. После этого все листики собирают и смотрят - если два человека с разным цветом шляп изъявили желание идти в один и тот же зал, бал отменяется. Гости могут только смотреть друг на друга и писать на листике свой вариант - никто не может и не должен никуда выстраиваться и как-либо контактировать с остальными, кроме как смотреть на них - никаких подмигиваний тоже, естественно, быть не может.
и ещё двеСвернуть )
Комментарии до поры до времени скрываю, отвечать буду потом - кому сильно не терпится, скажите.

Метки:

Вчера neivid написала чудесный текст про передумать иметь детей. Мне это, конечно, очень близко, ведь я сообщаю о том, что передумала иметь детей практически каждое утро. Раньше я говорила чаду, что нашпигую её клюквой, запеку и съем, чем приводила в ужас всех родственников, которые немедленно спешили сообщить чаду, что мама шутит. Мама не шутит! -- страшно сверкала я глазами, а чадо снисходительно смотрела на меня и объясняла бабушкам и дедушкам: мама, может, и не шутит, но съесть не сможет! Во-первых, -- старательно объясняла она, -- где она купит клюкву? Во-вторых, я уже вешу больше двадцати килограммов, мама не сможет столько съесть! А даже если и сможет, -- быстро добавляла, не давая мне вставить слова, -- то немедленно растолстеет и потом будет ужасно ныть как же она растолстела! В-третьих, -- задумчиво продолжала, -- всё это исключительно риторически, ведь я мамина любимая старшая дочка, а любимых дочек есть нельзя! Ни старших, ни младших!
Читать дальше...Свернуть )
Самое сложное -- встать. Вытолкнуть себя из тёплой кровати, разлепить глаза и вспомнить кто ты есть на этой земле. Проснулась и удивилась -- где я, почему, что тут происходит? А всё из-за того, что снилась совсем другая жизнь -- та, в которой ещё никого из ныне в ней присутствующих не было. Я всё ещё в Иерусалиме, мне скоро в университет, вот только надо встать, быстро искупаться, обжигающий кофе с сигаретой (никакого завтрака, это всё потом) и скорее бежать. Куда бежать? Сейчас вспомню, ещё минуту и вспомню. Ыкл ласково теребит: вставай, завтрак уже на столе, чадо за столом, скоро кормить дитя, но сначала -- иди скорее к нам, завтракать. Дитя? Чадо? Кого кормить? Я в Иерусалиме, я не завтракаю, я только пью кофе. Я, наконец, выталкиваю себя из сна и вспоминаю -- я давно не в Иерусалиме, мне пора завтракать, потом кормить, потом у меня масса дел. Пока точно не помню каких, но помню, что их много.

Ыкл сумел превратить невыносимые утра во вполне сносное время суток, практически прекрасное (если не считать, что утро вообще редко бывает прекрасным). Я спускаюсь в гостиную, на столе завтрак. Когда-то давно я не завтракала. Никогда. Но он всё твердил, что не может завтракать один, да и завтракать -- это важно и полезно. Что ты готова есть на завтрак? -- раз за разом спрашивал он меня, а я ничего не хотела, кроме привычных кофе с сигаретой. Постепенно я сдалась -- я согласилась, что есть с утра варёное яйцо, несколько кружков огурца, ломтик авокадо, несколько колечек лука, пару почти прозрачных ломтиков малосольной сёмги и ложку салата из баклажанов с майонезом (дивно свежий, немного горчащий от кожуры, салат) -- в принципе, не так уж и плохо и, вполне возможно, что именно это я смогу есть всегда. Особенно, если учитывать, что моё всегда не больше десяти лет, а иногда и того меньше. Но десять лет, правда же, это почти всегда. Он выкладывает огурцы цветочком, посредине дивные фиолетовые колечки лука, сбоку авокадо, на краю ломтики сёмги. Начинайте есть, -- командует он мне и чаду, -- я сейчас принесу тебе яйцо! Он стоит над кастрюлей и словно колдует, чтобы яйцо получилось ровно таким, как я люблю -- чтобы белок почти крутой, а желток уже не жидкий, но далёк от крутого. И я всегда говорю, что это называется в мешочек, а он машет руками -- да ты что, в мешочек это совсем другое! По выходным и праздникам (не сегодня, сегодня обычный день, сегодня надо всё быстро) он готовит мне яйцо пашот. Когда-то я сказала, что больше всего люблю яйца пашот. Он долго тренировался, поначалу не получалось, но потом научился, навострился, завтраки превратились в небольшой праздник.
Читать дальше...Свернуть )

14 апр, 2019

Самые лучшие комплименты часто делаются от неловкости и неожиданности. На следующий день после приезда, я, чадо и дитя направлялись в Стокгольм -- в Гамлу стан. Только мы вышли за двери, как встретили любимого коллегу: он только что приехал, стоял на дороге с чемоданом, и силился понять где тот домик, в который его поселили.

-- О, и ты тоже здесь! -- радостно машет он мне. Вдруг замечает коляску и сидящую в ней дитя, и теряется, -- а это кто? Была же всего одна? Вот она, -- он указывает на чадо и продолжает быстро бормотать, -- её я хорошо помню, а вот это откуда взялось?
-- Это наша новая прибавка, -- смеюсь я, и добавляю -- чести ради, не такая уж и новая, уже почти год! Нас стало немного больше, -- смеюсь я опять, довольная произведённым эффектом.
-- Она совсем маленькая, прямо очень маленькая, -- ошарашенно продолжает он смотреть то на дитя, то на меня, -- ты потрясающе выглядишь, как ты так потрясающе выглядишь, когда она такая крошечная? Где твой измученный вид, где отвратительная фигура? -- он разглядывает меня со всех сторон и продолжает быстро бормотать, ему крайне неловко, я же очень довольна.
-- Вот за это спасибо так спасибо, -- рдея, радостно воскликнула я. Я-то знаю, что вся моя усталость крупными буквами на лбу, впрочем, как и всё ещё оставшееся недовольство собственным внешним видом.
-- А у меня месяц назад внук родился! -- сияет он, -- так вот он действительно пока совсем крошечный, -- он сдвигает ладони так близко, что между ними с трудом поместится горошина, -- вот такой крошечный! Но мужчина -- сразу видно! А как он похож на меня, -- он закатывает глаза и мечтательно цокает языком, -- красавец, настоящий красавец!
Читать дальше...Свернуть )
Дитя учится всему как-то внезапно. Внезапно зимой начала ползать -- за день до этого мирно лежала на коврике, а тут вдруг поползла, да так быстро, что невозможно за ней угнаться. Только что была здесь, как вдруг доносится недовольное бурчание откуда-то из-под стола. Бурчание перерастает в гневный крик: я тут застряла! -- возмущённо сообщает дитя, -- где же вы?

Так же внезапно научилась вставать в кровати; долго не понимала как же из этого прекрасного положения вернуться в какое-либо другое. Ей нравилось вставать, она с удовольствием стояла пока могла, но после звала возмущённо -- я спать хочу, -- горько рыдала дитя, крепко держась за спинку кровати, -- помогите же кто-нибудь, я не могу спать стоя! И сумасшедшая горечь в глазах, неземное расстройство: мамаша, -- горько плачет дитя, -- не поймите меня неправильно, мне очень нравится стоять, но я не помню как из этого выпутаться!
Читать дальше...Свернуть )
Зубной врач, которую я посещаю с моей точки зрения достаточно регулярно, с её же недопустимо редко, миловидная девушка лет тридцати. Во время моего предыдущего визита я была похожа на небольшого бегемота, беспрестанно ныла, и мне казалось, что это никогда не закончится -- я больше никогда не буду в состоянии снять собственную обувь, наклоняться, и ходить со скоростью превышающей три метра в час. Зато сейчас -- совсем другое дело. Она радостно улыбается и начинает светскую беседу.

-- Ну, как тебе с двумя детьми, тяжело?
-- Нормально, -- бодро отвечаю я, -- мы поделили детей, поэтому всё ещё живые. Старшая -- ему, младшая -- мне.
-- А он местный? -- аккуратно интересуется девушка зубной врач.
-- Нет, -- мотаю я головой, -- он, так же как и я, из Израиля.
-- Бедная, -- поджимает она губы и делает грустную гримасу, -- тебе, наверное, очень тяжело, да?
-- Почему тяжело? -- искренне удивляюсь я. Я же только что так прекрасно объяснила, как мы дивно всё устроили, чтобы было если не легко, то, по крайней мере, легче.
Читать дальше...Свернуть )
Семестр выдался тяжёлым -- ранние подъёмы, поздние возвращения, всё перебежками, всё надо успеть, ощущение, что не успеваешь ничего и оттого стараешься успеть ещё больше. Чтобы отвлечься и не думать с тоской о том, что опять вставать в половине шестого (за окном темень, хоть глаз выколи, кто вообще придумал такие ранние подъёмы, почему, за что, я же такая хорошая; молчи, грусть, молчи, сейчас быстро в душ, после кормить, завтракать, быстро повторить лекцию и настроиться на то, чтобы не заснуть во время собственной лекции -- бедные студенты, я-то хоть говорю, а им же всё это слушать и записывать!) придумала самой себе проект: ни разу не повторить ни одного наряда. Я всё смотрела на свои вещи и мучительно пыталась понять как я буду воплощать в жизнь мной же придуманный проект. Но я его уже придумала, не отступать же. Эксперимент оказался необыкновенно интересным. Я надела практически всё, что у меня было -- даже то, что не надевала сто, кажется, лет; даже то, что совсем не хотела надевать (бог мой, ну вот о чём я думала, когда покупала вот эту вот рубашку? я же о чём-то думала, я точно знаю -- и явно не об этой рубашке, ведь если бы я хоть секунду думала именно о ней, я бы её ни за что не купила!). Заодно поняла важное -- вот то, что я не была готова надеть даже ради этого сумасшедшего проекта (чести ради, такого совсем немного, но, что удивительно мне самой, оно есть) -- со всем этим, видимо, надо ласково попрощаться: прощай, дорогая вещь, надо сказать ей и утереть скупую слезу, нам было хорошо вместе, но теперь пришло время расстаться. В который раз клятвенно обещаю самой себе, что попрощаюсь со всем тем, что совершенно не готова надевать. Я также дала себе слово, что ни за что не куплю ничего нового (ради собственного же сумасшедшего проекта). Я держалась почти до самого конца, но к концу не сдержалась. Впрочем, у меня есть тому прекрасные объяснения, которые меня совершенно устраивают.
Читать дальше...Свернуть )
Заметки в моём журнале в последнее время всё больше напоминают заметки из серии моя семья и другие звери. Но пока не получается писать иначе, впрочем, наверное, просто требуется передышка. Сегодня один из самых прекрасных дней -- день рождения. Как же я люблю свой день рождения, я жду его целый год, но особенно нетерпеливо жду последние несколько недель -- вот он, почти рукой подать, ну когда же, когда.

Невероятно хотелось встретить день рождения с наряженной ёлкой -- праздник, так праздник, чего мелочиться! Ёлку привезли в пятницу; в субботу утром чадо немедленно побежала проверять не приходил ли Дед Мороз. Как же он мог прийти? -- утешала её я, -- ведь ёлка ещё даже не наряжена! Мы наряжали ёлку весь вечер субботы -- любовно развешивали игрушки, наматывали гирлянду, художественно обматывали верх красной мишурой. Ёлка получилась просто загляденье -- пушистая, нарядная, сверкающая, переливающаяся и невероятно пахнущая.
Читать дальше...Свернуть )

Метки:

Декабрь два

Почти у каждого праздника есть своё особенное блюдо. К примеру, уже много лет мой день рождения плотно связан с тортом Наполеон, который Ыкл, в своё время, пообещал печь каждый год. Всё для тебя, дорогая, -- говорил он мне в тот самый период, когда был особенно влюблён. Но влюблённость длится не вечно, торт стал появляться реже. Чести ради, следует отметить, что в прошлом году он его испёк -- я вернулась из Германии ровно в день своего рождения, ближе к вечеру. Меня радостно встретили, но строго-настрого запретили заходить на кухню -- у нас для тебя сюрприз, -- верещала чадо, -- но не заходи, так как он пока не готов. И не говори, -- весело пробурчал Ыкл, -- что я больше не влюблён. Наполеон был изумительный и я нетерпеливо жду следующей недели.

Но я хотела вовсе не об этом. Много лет подряд я читала о штоллене -- читала рецепты, читала отзывы; всякий раз вздыхала -- такое мне недоступно, если я не найду его в продаже, так и умру, не попробовав. Недавно у нас были гости -- они вручили нам бутылку вина и марципановый штоллен. Ура! -- радостно воскликнула я, -- наконец-то я его попробую. Штоллен оправдал возложенные на него (мной) ожидания, правда не до конца. В настоящем штоллене все сухофрукты должны пропитываться, как сообщают нам компетентные источники, коньяком (или ещё каким алкоголем). В этом же, несмотря на его общую чудесность, никакого алкоголя не было и в помине (что с лихвой компенсировалось тем, что он был начинён марципаном по самую макушку -- рай для любителей марципана, как я). Я всё ещё не оставляю мечту когда-нибудь попробовать самый настоящий, приготовленный по всем правилам, штоллен. Впрочем, учитывая, что все рецепты начинаются со слов: на десять килограммов муки возьмите не менее трёх килограммов сливочного масла и шесть килограммов лимонных и апельсиновых цукатов -- меня терзают смутные сомнения, что этот самый штоллен может быть приготовлен в домашних условиях. Если и может -- то точно не мной.

*******
Читать дальше...Свернуть )

Метки:

Декабрь

Дитя похожа сама на себя, но окружающие упрямо пытаются найти хоть какое-то сходство хоть с кем-нибудь из нас. Наибольшим успехом пользуются уши, лоб и форма черепа. Посмотри, -- восклицают любимые родственники, -- у неё твоя голова, совершенно твоя! Если тебя обрить и немного ужать голову -- прямо точь-в-точь! А уши-то, уши -- будто с тебя сняли и на неё надели! Я совершенно убеждена в том, что если случайным образом выбрать младенца и взрослого, посадить их рядом, то другие, случайным образом выбранные взрослые, обязательно найдут хоть какое-нибудь сходство. Даже если они совершенно не похожи, всегда есть спасительное сходство: уши! Уши точно как у тебя! Их ровно два, они по бокам, в них витиеватые загогулины, а уж мочки-то, мочки -- один в один!

*******
Читать дальше...Свернуть )

Метки:

Давным-давно великолепная eilin_o_connor написала дивный текст о переворачивателях пингвинов. И все смеялись, все представляли себя на месте этих самых переворачивателей, хотя и понимали, что на самом-то деле такой профессии нет, как же жаль. Я тогда живо представила себя на месте этого самого переворачивателя и сразу же поняла, что ни за что в жизни не хотела бы им работать. Однако, как показывает практика, иногда сбываются самые безумные желания и нежелания. Меня можно смело поздравить -- я работаю переворачивателем пингвинов, вернее, одного пингвина. Дитя бодро освоила сложный переворот со спины на живот, а вот переворот обратно пока даётся не всегда.
Читать дальше...Свернуть )
На улице то лето, то осень, словно погода никак не может определиться -- утром самая настоящая осень, которая, ближе к полудню, превращается в изумительное позднее лето -- когда тепло, но не мучительно жарко. Наверху светит солнце и слепят своей голубизной облака, внизу же слегка хрустят под ногами разноцветные сухие листья. И не дать этому никакого определения -- ни позднее лето, ни ранняя осень. Удивительно прекрасное вне сезонное время.

На этой неделе дитя во второй раз побывала на докладе. На этот раз доклад был на крайне интересующую и близкую мне тему -- я старалась слушать внимательно, пытаясь сконцентрироваться и не сбиться. Но, как оказалось, данная тема заинтересовала её не меньше, чем меня -- она радостно комментировала практически каждое предложение докладчика -- то удивлённо акала, то немного огорчённо охала, словно просила говорить помедленнее. Слушатели относились к нам великодушно и старались не обращать внимания. Я была с ней совершенно согласна -- доклад был прекрасный и у меня тоже было что сказать. К сожалению, я уже почти лишена этой детской непосредственности, потому только молча слушала, стараясь запомнить что надо спросить в конце. Следует отметить, что чадо свои первые доклады слушала приблизительно в этом же возрасте и всегда вела себя прилично. Наверное, именно поэтому (многолетняя тренировка) сегодня она радостно ходит, если надо, с нами на доклады, никому не мешает и иногда даже комментирует: мама, -- сообщила она мне серьёзно после доклада одной моей невероятно любимой коллеги, -- я всё слушала и даже записывала, -- она помахала мне издалека листком, на котором действительно было что-то написано, смутно напоминающее название доклада и пару первых строк, -- но есть несколько вещей, которые я не до конца поняла. Хорошо тебе, -- вздохнула я про себя, -- о себе я не могла сказать, что у меня всего несколько не понятых вещей, но ничего этого вслух не сказала, лишь продолжила слушать: так вот, мама, -- серьёзно продолжала чадо, -- не могла ли бы ты попросить её потом выделить мне время, тогда я спрошу всё, что плохо поняла?
Читать дальше...Свернуть )

Метки:

Меня неизменно восхищают благожелательность и учтивость лондонских жителей. Всё вспоминаю как возвращалась с работы около года назад. На пороге моей станции метро, у самых ступенек, обычно сидел господин. На лице господина торчащая во все стороны борода; кажущиеся обрубками ноги покрыты толстым одеялом, господин держит табличку, сообщающую всем, что жизнь его пошла под откос, нужна помощь, иначе никак, так как ноги не ходят, голова не действует. Господин смотрит куда-то в сторону и кажется не обращает никакого внимания на прохожих. Я была невероятно уставшей, такой уставшей, когда уже сам не понимаешь, что устал, но понимаешь только, что желаешь поскорее добраться туда, где можно будет спокойно сесть и выдохнуть. Концентрируешься только на этом и не обращаешь никакого внимания ни на что другое. Я споткнулась на лестнице и упала плашмя, едва успев вытянуть руки. Господин, до того равнодушно смотревший куда-то вдаль, внезапно вскочил на недействующие до того момента ноги: мисс, с вами всё в порядке? Я отчего-то засмеялась, как всегда смеюсь, когда мне вдруг неловко, он внимательно оглядел меня, быстро сел назад, на своё место, прикрыл ноги одеялом так, что они снова приняли вид обрубков, лицо его стало равнодушным и отрешённым. Я всё смотрела, пытаясь понять не привиделось ли мне всё это, как он вдруг посмотрел, кивнул -- хорошего дня, мисс. После я видела его ещё несколько раз, он всё так же отрешённо смотрел куда-то вдаль, бормотал себе под нос и не двигался.
Читать дальше...Свернуть )

Метки:

С одеждой у меня не менее сложные отношения, чем с обувью. Много лет подряд у меня её практически не было. Не то чтобы сейчас у меня было много одежды, но сейчас её строго больше. Тяжёлые отношения с одеждой складывались из-за нескольких факторов. Во-первых, у меня нестандартный размер -- найти вещи моего размера не в сети практически невозможно (в сети, чести ради, тоже не всегда просто). Во-вторых, у меня начиналась невыносимая тоска от похода по магазинам -- и то, что надо то раздеваться, то одеваться, всё это в тесных кабинках, в любую погоду; и вид одежды во многих магазинах, вызывающий тоску, смутно напоминающую зубную боль; и постоянная фраза "нет, этого размера у нас нет"; всё это можно суммировать в одно простое заключение: я не люблю походы по магазинам. К тому же, я заметила, что после трёх-четырёх неудачных и утомительных примерок, мне не нравились даже те вещи, которые, может, понравились бы в другом случае. Мне даже не хотелось пытаться -- я тоскливо думала о том, что надо опять зайти в кабинку, опять снимать, опять надевать; а если не подойдёт, а если не понравится. Я вздыхала, возвращала вещь на место и выходила из магазина.
Читать дальше...Свернуть )

В нашем лагере с утра...

Разговаривали вчера с не-свекровью и почему-то зашёл разговор о моём детстве. Рассказала я про то, как в первый и в последний раз в жизни была в пионерском лагере. Боже мой, -- отирала слёзы не-свекровь, -- если ты всё ещё не писала об этом, то ты просто должна написать. Она отдышалась и добавила: я уверена, есть достаточное количество людей, которые хорошо помнят что такое были эти пионерские лагеря.

Всю свою жизнь была я исключительно домашней девочкой. Была я относительно хорошей -- очень относительно. С одной стороны, я была круглой отличницей, потому мой портрет гордо красовался на доске почёта, с другой же, я нещадно прогуливала уроки, сбегала когда только можно и непрерывно дралась -- потому мой портрет висел также на соседней доске, на которой каллиграфическим почерком было выведено "они позорят нашу школу!". Как-то мне удавалось это совместить. Более того, благодаря тому, что я хорошо училась, моих родителей даже не особенно песочили на собраниях, лишь смотрели на них со вздохом -- сочувствовали безмерно и не ругали: им и так уже досталось. На все каникулы мы куда-нибудь уезжали: заводили наш дивный "Москвич-412" горчичного цвета, молились неведомым богам и просили его ласково: довези, пожалуйста, не заглохни. Он послушно вёз нас, вёл себя, насколько мог, хорошо, и доезжали мы до многих неведомых далей -- к примеру, к берегам Балтики, на Эльбрус, на Кавказ -- много куда он довёз нас, практически не возражая.
Читать дальше...Свернуть )
Дитя в яслях покорила всех -- воспитательницы не отходят от неё, всё стараются, когда только можно, то схватить на руки, то погладить, то посидеть рядом -- под эгидой мы бдим. Остальные дети разглядывают её словно диковинную игрушку -- трогают за руки, дёргают за ноги и пытаются говорить с ней на только им понятном языке. Дитя же очаровательно улыбается, что-то лопочет в ответ, охотно терпит, когда её дёргают то за руку, то за ногу и всячески демонстрирует невероятное благодушие.

Мы едем в метро, нам уступили место: какая-то девушка, завидев меня и углядев хитрый взгляд в перевязи, вскочила -- садитесь, мисс, я постою. Рядом сидит молодая девушка -- она достала из необъятной сумки небольшую косметичку и начала краситься. В какой-то момент мне начало казаться, что это волшебная косметичка -- небольшая снаружи и совершенно безразмерная внутри. Девушка всё доставала из неё то очередную кисточку, то дополнительную очаровательную коробочку, и сосредоточенно, не отвлекаясь ни на что и не обращая никакого внимания ни на движение поезда, ни на окружающих пассажиров, колдовала над своим лицом. Дитя смотрела, словно зачарованная, не отводя глаз. Девушка начала заниматься губами: она достала остро отточенный карандаш и, словно современная амазонка, начала аккуратно обрисовывать губы остриём. Она то растягивала губы в стороны, то складывала их в трубочку, то открывала рот, то закрывала; дитя наблюдала за этим какое-то время и вдруг начала то растягивать губы, то складывать их в трубочку в такт с девушкой. Я тихо наблюдала за обеими и всё страшилась, что девушка обернётся и расстроится -- дитя словно дразнила её. Когда карандашная сюита закончилась, девушка вернула карандаш в волшебную косметичку, достала из неё очередную коробочку и было приготовилась продолжить, как заметила выглядывающую из перевязи дитя. Дитя же, заметив её взгляд, немедленно прекратила все движения губами и выбрала одну из своих самых очаровательных и неповторимых улыбок (всем видом демонстрируя, что не имеет никакого отношения ко всему предыдущему). Мисс, -- засмеялась девушка, глядя на дитя, -- это она мне так улыбается? это она всем так улыбается? это я ей так понравилась? Я хотела засмеяться и объяснить, что за данной улыбкой скрывается необычайная хитрость -- попытка скрыть предыдущее действо, но только кивнула -- нет, что вы, совершенно не всем! Девушка всё смотрела на дитя -- как хорошо начался день, -- рассмеялась она. И, конечно, я не могла не согласиться.
Читать дальше...Свернуть )

Метки:

Обувь (дорогой сегмент)

Всё здесь написанное, естественно, на мой взгляд, поэтому я не буду писать всякий раз "на мой взгляд", так как подразумевается что это само собой разумеющееся.

Моя бабушка всегда говорила -- мы не настолько богаты, чтобы покупать дешёвые вещи. Я много лет не могла до конца этого понять, но сегодня, думаю, я хорошо понимаю что она имела в виду. Я начала засматриваться на дорогую обувь по нескольким причинам. Во-первых, размер -- большинство производителей бюджетной обуви не выпускают обувь моего размера, их обувь начинается, как правило, на размер (иногда два и даже три) больше. Поэтому смотреть на эту обувь совершенно бессмысленно -- какой бы прекрасной она ни была, она всё равно не для меня. Во-вторых, когда я впервые попробовала носить дорогую обувь, я поняла насколько она удобнее, красивее, качественнее и благороднее. Естественно, не вся, но я и не покупаю всё подряд. Я не испытываю священного трепета перед названиями брендов -- за каждым стоит живой человек, у которого могут быть как необыкновенно удачные творения, так и совершенно безумные и непривлекательные. Но стоит отметить, что даже у безумных и непривлекательных творений, качество будет на высоте, так как на карте стоит репутация. И это невероятно важно. В-третьих, в какой-то момент, просмотрев тысячи пар разной обуви и запомнив многое, я начала обращать внимание на то, что очень часто бюджетные бренды не создают своё, но копируют уже имеющееся. И дело даже не в том, что эти копии резко отличаются и по качеству и по внешнему виду от оригинала, но в том, что мне не нравится покупать копии. Я предпочитаю настоящую вещь -- пусть она будет простая, без изысков, или же наоборот, не в этом суть -- мне нравится полёт мысли, я люблю оригинальные идеи (и это вовсе, как мне кажется, не должно зависеть от стоимости). Поэтому я предпочитаю либо купить оригинальную версию, либо не купить вовсе. Иногда я думаю, что было бы лучше, если бы я не знала всего этого -- не обращала бы такого внимания и не морщилась бы, сравнивая с тем, как кто-то переписывает чужую статью своими словами -- и чёрт с ним, пусть переписывает, но там же ещё к тому же ошибки. Как-то неожиданно неловко за тех, кто копирует -- словно они надеются на то, что те, кто будет это покупать, никогда не видели того настоящего, которое они так старательно (но всё ещё недостаточно) пытались повторить.
Читать дальше...Свернуть )

Обувь (хранение и уход)

В первый раз я серьёзно задумалась о том как правильно хранить обувь и как за ней ухаживать пять с половиной лет назад. Я вдруг увидела на одном из сайтов дорогие сапоги, которые мне так понравились, что я никак не могла перестать о них думать и не хотела никаких других. Только эти, именно эти. Я носила их мысленно со всей одеждой, которая у меня тогда была, всё надеялась, что они перестанут мне нравиться, но они так идеально подходили ко всему, что я только вздыхала и всё продолжала их носить -- исключительно мысленно. Стоили они дорого и я никак не могла прийти к согласию с самой собой. Я навещала их каждый день, любовалась и всё думала, что была бы невероятно счастлива если бы они у меня были. Помню, как я показала их Ыклу, он одобрительно крякнул и сказал брать. Но я всё ждала когда цена станет приемлемой (хотя бы не такой страшной), а она всё никак не становилась. Тогда я почти решила их купить и провозгласить их парадными -- чтобы носить только в венскую оперу -- тогда они будут жить сто лет, а если разделить эту цену на сто лет, то тогда уже не так страшно. Я поделилась этими мыслями с Ыклом, на что он ответил, что в таком случае он категорически против этой покупки. Подумай, -- говорил он мне спокойно, -- ты прямо как лошадь с галошами! Ты собираешься купить что-то, что тебе очень нравится, что, скорее всего, достаточно удобное, но носить ты это не собираешься, а напротив -- собираешься украсить этим тумбочку. Тумбочке они не нужны, -- смеялся он, -- они нужны тебе! И когда ты решишь, что готова носить их всё время, тогда, наверное, их можно купить.
Читать дальше...Свернуть )
Сегодня должен был быть особенный день, совсем не такой, как все предыдущие. Сегодня дитя должна была впервые идти в ясли -- всего на пару часов, чтобы привыкнуть и осмотреться, но это уже можно назвать практически самостоятельной жизнью. Мы готовились вчера весь вечер: собирали сумку с одеждой и прочими необходимыми вещами. Я даже незаметно смахнула скупую слезу: всё, ребёнок покидает родное гнездо, какой ужас.

Поскольку ездить в метро с коляской крайне неудобно, после долгих обсуждений было решено, что пришло время учиться пользоваться перевязью, именуемой в народе слингом. Ыкл долго приноравливался, всё пробовал и так и эдак, и наконец-то нам показалось, что всё сделано как надо. Я, смахнув ещё одну скупую слезу, выпроводила всех из дома и побежала делать утренние дела, чтобы поскорее выйти из дома и успеть приехать в ясли одновременно с ним и дитятей.

Мой утренний распорядок был прерван нервными звонками. Сколько можно звонить, подумала я, что такое могло случиться за эти пятнадцать минут. Я добежала до телефона и ответила.
Читать дальше...Свернуть )
-- Мама, ты пишешь в жж? -- спрашивает чадо, крутясь перед зеркалом.
-- Да, -- кратко отвечаю я, пытаясь не сбиться с мысли.
-- А о чём ты пишешь? Обо мне? -- она делает какую-то замысловатую причёску, но пытается быть в курсе всех дел.
-- Нет, -- всё так же кратко отвечаю я, боясь потерять мысль.
-- А о чём тогда? -- изумлённо вопрошает чадо. Я пытаюсь ответить, но не успеваю, Ыкл отвечает за меня. Он смеётся и делает страшную морду.
-- Мама пишет о том, что любит почти так же, как всех нас!
-- О студентах и о работе! -- радостно кричит чадо, но Ыкл добавляет
-- Нет, о чём-то ещё, что любит почти так же, как студентов и работу, -- он широко раскрывает глаза и строит страшные морды.
-- Я знаю! -- радостно кричит чадо, -- мама пишет о туфлях!

Когда я начала писать эти памятки, ко мне вдруг прибежал Ыкл с толстым томом словаря Даля в руках и, со смехом, спросил: сколько, на мой взгляд, я ношу пар обуви одновременно. Чувствуя подвох, я немедленно ответила, что явно больше одной, но не знаю почему. На что он радостно сообщил, что, исходя из определения в этом словаре, мы часто носим две пары обуви одновременно. Даль сообщает нам, что и носки, и чулки также являются обувью. Меня это удивило и невероятно понравилось. Теперь, когда на меня будут ворчать, чтобы я не ходила по дому в носках и надела обувь в виде тапочек, я всегда буду отвечать, что уже хожу в обуви.

Теперь назад к памятке.
Читать дальше...Свернуть )

Profile

хм...
inkogniton
Мирка

Latest Month

Май 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow