работа мысли

Несколько задачек

Оставлю-ка я пока эту запись на самом верху - мне кажется, многим будет интересно подумать.

1) На столе три коробки с шарами. В одной коробке все шары чёрные, во второй все белые, в третьей смешанные (белые и чёрные). На каждой из коробок этикетка, указывающая на то, какие шары в ней лежат. Этикетки снимают и помещают их заново таким образом, что ни одна не оказалась на нужном месте. Ставится задача - вытащив всего один шар из коробки, точно определить в какой коробке какие шары. (позволяется вытащить только один шар)

2) Король организует бал во дворце. Во дворце есть большой коридор и два зала в конце. Каждому заходящему гостю на голову надевается шляпа - либо красного, либо синего цвета. Гости могут видеть все шляпы, кроме собственной. (Всё до захода в залы - в коридоре). После этого гости должны пройти либо в зал A, либо в зал B. Бал состоится только в том случае, если в каждом из залов все шляпы находящихся там, будут одного и того же цвета. После захода в коридор всякая коммуникация между гостями запрещена. О какой стратегии они должны договориться до захода в коридор, чтобы бал состоялся?
Примечание - Добавлю, а то многие понимают неверно - шляпы надевают на всех одновременно, допустим, всем раздают листики на которых они, по секрету от остальных, пишут в какой зал они хотели бы пойти. После этого все листики собирают и смотрят - если два человека с разным цветом шляп изъявили желание идти в один и тот же зал, бал отменяется. Гости могут только смотреть друг на друга и писать на листике свой вариант - никто не может и не должен никуда выстраиваться и как-либо контактировать с остальными, кроме как смотреть на них - никаких подмигиваний тоже, естественно, быть не может.
Collapse )
Комментарии до поры до времени скрываю, отвечать буду потом - кому сильно не терпится, скажите.
хм...

Oops! I did it again. Лисса (краткое содержание, пунктиром)

Вы мне не поверите и просто не поймете. И нет, я совсем не про то, что в космосе страшней, чем даже в дантовском аду. Я про то, что у нас тут совершенно случайно появилась еще одна девица -- Лисса. Девица тонка аки березка, интеллигентна (в отличие от родителей) лицом и душой, и прекрасна аки самое настоящее персональное чудо.

А начиналось всё очень странно.
Collapse )
хм...

(no subject)

Любимая не-свекровь не выдержала всего этого безобразия и решила приехать в гости. Должна приехать через две недели на целых пять недель. И всё бы хорошо, но только первые две недели она, как честный человек и законопослушный гражданин, собирается провести в каком-то странном домике в сорока минутах езды от нас. Планирует честно сидеть в домике и никуда не высовываться. Домик нашел Ыкл -- он прекрасный, слов нет: там сад, кухня и кровать, вот только удобства и душ во дворе. Но до них совсем недалеко, убедительно сообщают хозяева домика -- буквально минута, и ты уже там. Они также обещают обеспечить специальным халатом и тапочками, чтобы было удобнее бежать посреди ночи. Ну для чего? -- изумленно раз за разом переспрашиваю я, в ответ же получаю: на что только люди не пойдут, чтобы а) пожить две недели в домике с удобствами во дворе, б) чтобы не волноваться; ненужное вычеркнуть. Я, естественно, вычеркиваю б) и продолжаю удивляться на что только люди не пойдут, чтобы пожить две недели в домике с удобствами во дворе. Ну перестаньте, -- успокаивает меня не-свекр, -- за пять недель она знаете как надоела бы, а три недели как раз. Ну конечно, думаю я, у нас же удобства в доме, куда нам тягаться с таким домиком. Заблаговременно, под чутким руководством, заказываю доставку еды в домик. Мне ничего не надо, -- всё повторяет не-свекровь, -- мне что-то маленькое, такое, чтобы разогреть в микроволновке и сразу съесть. Я там всего-то две недели буду! К тому же, -- добавляет смущенно, -- там, судя по описанию, какая-то не плита, а плитка, маленькая совсем, ничего на ней не приготовить! И в честь этого вы планируете объявить голодовку? -- смеясь, вопрошаю я. Ну, не голодовку, -- парирует не-свекровь, -- что-нибудь поем, но маленькое!

Collapse )
хм...

(no subject)

Наконец жара ушла и уступила место прохладе. Всякий раз заново поражаюсь здешней погоде -- еще вчера невыносимая жара, а на следующее утро прохладно и дождь. Всё время дождь. Словно всё вокруг настолько иссушилось, что не в состоянии выдержать ни минуты боле, требует влаги и прохлады.

Стоматологическая клиника вновь открыла свои двери для всех страждущих -- приходите все, сообщают они ненавязчиво, но сообщают мелким шрифтом: из-за коронавируса все предполагаемые посещения дольше и, соответственно, дороже. Я аккуратно спрашиваю когда можно будет назначить нормальную очередь за нормальную плату. Если бы мы знали, -- вздыхает голос в трубке, -- через шесть-восемь недель, наверное, но это не точно. Возникает неловкая пауза и меня вежливо переспрашивают -- так вам назначать или вы перезвоните через шесть-восемь недель, что не точно, конечно же? Мне назначать, -- киваю я, -- ведь всё это не точно, а нам надо.
Collapse )
хм...

(no subject)

Это уже не хроники, конечно, но пока, на самом деле, ничего особенно не изменилось. Лишь только ощущение, что время стремительно утекает -- только вчера был июнь и вот уже невыносимо жаркий август. Впрочем, это тоже постоянное ощущение. Мы долго думали ехать ли нам в этом году домой, но, поразмыслив и взвесив, решили, что учитывая нынешнее положение, это не самое разумное решение. Две недели карантина по приезде туда, две недели карантина по возвращении, невыносимая израильская жара, закрытые летние лагеря -- всё это сложилось в достаточно взвешенное решение никуда не ехать. Однако погода, кажется, решила нам отомстить -- температура приближается к температуре здорового человеческого тела, на улице нечем дышать и ощущение, что это никогда не кончится. Но оно кончится, конечно, всего-то неделю потерпеть. Какой длинной подчас может быть одна неделя.

Транспорт опять стал платным. Заходишь, как и всегда, в переднюю дверь, прикасаешься карточкой к машинке, чинно киваешь водителю -- доброго дня, большое спасибо, и стараешься дышать медленно и размеренно. Теперь маски стали обязательным атрибутом: их надо надевать в транспорте, в магазинах и в прочих местах, где наблюдаются люди. В автобусе люди быстро взбираются на второй этаж, надеясь, что там никого или практически никого нет, и облегченно опускают маску на уровень подбородка -- опять можно дышать.
Collapse )
хм...

(no subject)

Я не пишу, так как временно онемела. За всё время карантина и коронавируса у меня ни разу не было такого ощущения апокалипсиса, который появился несколько дней назад, когда я увидела разгромленные, разворованные, несчастные улицы Нью Йорка. Поначалу я всё пыталась понять что же такое происходит -- не может же быть, что всё человечество разом сошло с ума, так не бывает -- вместе только гриппом болеют, а с ума сходят поодиночке. Но оказалось, что, в какой-то степени, может. Я внезапно начала читать новости, и ни разу, кажется, я так не жалела о том, что начала это делать. Если судить по последним событиям, лучшей борьбой с расизмом являются ограбления, разрушения и вандализм. О, простите, сегодня так говорить нельзя, на языке последних дней ограбления не являются ограблениями, а являются перераспределением собственности (экспроприируй экспроприированное на знакомом мне языке), разрушения не являются разрушениями, но называются восстановлением мировой справедливости, а вандализма теперь вообще нет -- если только кипящий разум, крайне возмущенный. Особенно этот разум возмущает та самая собственность, которую обладатели данного разума старательно, изо всех своих сил, перераспределяют. В свою пользу, конечно, иначе чего начинать-то.
Collapse )
хм...

Хроники коронавируса 67-72

Жизнь закрутила завертела и не заметила как прошла почти неделя. Времени же как не было так и нет. Напрасно я считала себя суперменом, который и швец и жнец и на дуде игрец. Не знаю на тему швеца и жнеца, но даже на дуде играть не было ни времени, ни сил.

Рассказала соседке про шоколадные яйца, она же в ответ засмеялась и рассказала, что у них была такая же проблема. Она, как ответственная за яйца, раздавала их всем желающим горстями: отдайте внукам, детям, друзьям, друзьям друзей и прочим, -- напутствовала она, но яйца всё не кончались и не кончались. Сейчас, кажется, они почти закончились. Рассказала, что состояние в больнице стало значительно лучше, однако никто не питает никаких иллюзий, достаточно твердо предполагая, что будет второй пик. Точно будет, -- качая головой, сообщила мне она, -- так что аккуратнее, это всё очень далеко от завершения. И, -- вздохнула, -- это знаем и мы, и главы, и народ, просто говорить об этом не принято, чего расстраиваться заранее.

Я всё думала-гадала как ей повезло купить такую потрясающую машину, она же со смехом сообщила, что всё благодаря связям папы и, конечно, как ни смешно, карантину. Я, -- рассказывает, смеясь, -- позвонила папе и сказала, что нужна машина. Папа же, будучи важным человеком в своем небольшом городе, немедленно позвонил всем знакомым, те подняли на ноги своих знакомых. В общем, этот самый магазин был, конечно, закрыт на карантин, но они сказали ему, что там есть одна машина ну прямо для меня. И даже согласились отдать ее очень-очень дешево. Ну и вот -- он позвонил мне, я немедленно согласилась и теперь у меня вот такая прекрасная машина! А если бы не карантин, -- засмеялась звонко, -- не видать мне такой прекрасной машины по такой цене никогда!
Collapse )
хм...

Хроники коронавируса 66

Некоторые шансы выпадают исключительно раз в жизни. И вопрос только в том, что ты с ними сделал. Вот наш глава, к примеру. Всем известно, что у него есть кумир -- Черчилль. То, что достоверно не известно, но легко предполагается, что он, наверное, грезит о тех же лаврах. Но для этого должно многое совпасть. Я говорю Ыклу -- представляешь, как ему повезло?! Сейчас, конечно, не война, но максимально приближенная ситуация, и он в это время глава -- вот он, долгожданный и единственный шанс! И что он с этим шансом делает? Ну да, мы знаем, он рассказывает нам о том, что выходить из дома не следует, но гулять обязательно! Прочее в том же духе, всё никак не могу избавиться от пластилиновой вороны в голове.

Да, конечно, он выглядит лучше некоторых других глав, к примеру, великолепного заокеанского главы, предлагающего внутривенно впрыскивать хлорку и лечиться ультрафиолетовыми лучами, пользу которых, давно и бесповоротно, доказали все, кому не лень. Но тот глава настолько прекрасен, что его переплюнуть, кажется, невозможно. Да и кто рискнет? То он хлорку внутривенно вводит (и себе тоже, а как же, он вместе с народом), то лекарства от малярии нахваливает так, что создается впечатление, что он их вместо завтрака, обеда и ужина употребляет. Горстями. И потому раз за разом я думаю, что нет, не сумели они воспользоваться шансом им данным. И не то чтобы они не прославятся, все прославятся по завершении, вот только не уверена я в том, чем конкретно будут славиться на этот раз.
Collapse )
хм...

Хроники коронавируса 64-65

На улице очень жарко. Нет, эту погоду невозможно сравнить с той сковородой, на которой сейчас медленно жарятся израильтяне (бедные наши родители), но сравнение меня утешает мало -- нам тоже очень жарко. К тому же, у нас, в отличие от большинства израильских жилищ, нет кондиционера, а это значит, что и спасения тоже практически нет.

Симпатичная медсестра разговаривает со мной во время проверки -- ни о чем конкретном, просто так. Но вдруг вспоминает: мисс, пока не забыла, когда вы будете уходить, если хотите и можете, заберите с собой парочку шоколадных яиц. Каких яиц? -- удивляюсь я, не сразу понимая о чем речь. Она смеется, -- нам прислали на пасху огромное количество шоколадных яиц, такое огромное, что даже если мы всем отделением вместе не будем целый год ничего есть, кроме этих яиц, они всё равно, кажется, не кончатся. Ничего себе, -- присвистываю я, и добавляю задумчиво, -- лучше бы вам зарплату прибавили. О, мисс, -- вздыхает она, -- вы прямо в точку, я вот думаю: для чего мне эти яйца? Дали бы мне надбавку, я сама бы ее потратила на то, что считаю нужным. Знаете, -- продолжает она после небольшой паузы, -- черт с ней, с добавкой, они хотя бы предоставили достаточное количество защитных средств, а то живем от сегодня до завтра: вот до конца этой недели у нас, вроде, хватит, а потом всё, больше ничего нет. И так каждый раз. Каждую неделю мы идем и гадаем: привезут сегодня халаты-маски и прочее, или нет. А у нас, между прочим, -- вдруг смотрит серьезно, -- второе по величине отделение с больными коронавирусом. Второе в Лондоне! И работать мы стали больше, -- вздыхает она, -- несмотря на то, что отменили визиты практически всем, кому не очень срочно. Я сочувственно киваю, в душе удивляюсь и сержусь безмерно -- как может быть всё настолько бестолково? Народ радостно хлопает дома по вечерам, салютуя медицинским работникам, им присылают тонны шоколадных яиц, которые, особенно в таком количестве, им совершенно не нужны, но не дают ни денег, ни возможности спокойно работать.
Collapse )
хм...

Хроники коронавируса 63

Если еще несколько лет назад я не имела ни малейшего представления что такое загадочный "лытдыбр", то теперь я знаю -- уважаемый козел сообщает мне под каждым текстом, что то, что я написала -- он и есть. Загадочный прежде лытдыбр. Спорить я не буду, конечно, буду продолжать тихо удивляться.

Вчера за ужином вдруг разговорились про варенье. А что такое варенье? -- недоуменно спросила чадо, мне же вдруг стало невероятно смешно. Не то чтобы она действительно не знала что такое варенье, но забыла, наверное. Со мной же варенье навсегда. Каждое лето мы закатывали на зиму всё на свете, по кухне витали ароматы всего что только можно. Мама готовила целый таз баклажанной икры, папа солил капусту в огромной кастрюле, закатывали помидоры, огурцы; делали вырвиглаз: перекручивали на мясорубке помидоры с чесноком и острым перцем (чтобы было что-то свежее, пахнущее летом), после мясорубку мыли и перекручивали фейхоа с сахаром. Но главное -- мама варила варенье. Целые тазы разного варенья. Мое любимое кизиловое, папино любимое -- из айвы, и то, которое любили мы все -- из винограда. Как-то раз мама пришла и сообщила, что в этот раз виноградное варенье будет совершенно особенное, ей, как оказалось, раскрыли главный секрет правильного виноградного варенья -- варить до тех пор, пока косточки не станут мягкими.
Collapse )