Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Category:
  • Mood:

Лингвистическое - зарисовками.

Рассказала я недавно пару историй - пнули меня - напиши, говорят, чтобы люди прочитали. Уж не знаю, стоит ли оно того, но пишу. Итак - пара-тройка лингвистических зарисовок.

Предисловие.

Новые репатрианты встречаются нескольких видов. Есть такие, которые учат язык на ура - раз, и они уже знают иврит как родной - даже во сне бормочут исключительно на иврите. Правда, даже во сне, порой, с ошибками. Ну так что? Это же от излишнего усердия! Есть такие, которые очень хотят знать, но у них никак не получается. Не дается. Такие, обычно, стараются разговаривать на иврите даже с теми, кто знает русский. На это есть несколько причин. Во-первых, тренировка. Но это я знаю, что это тренировка. Они же считают, что иврит им уже ближе, чем русский, поэтому, говоря по-русски, старательно морщат лоб на каждом слове и каждую минуту кокетливо извиняются - ой, я забыл как это по-русски. Причем, обычно, это из серии - по-русски уже забыл, а на иврите пока не знаю. Есть третий вид - они не знают иврит, и им на это совершенно наплевать. Они недоумевают - в стране так много русскоговорящих, а я ещё должен учить иврит?! С какой стати? Пусть, мол, они учат русский. Но, пока остальные русский не выучили, им приходится говорить на иврите - до лучших времён. Из этого получаются, обычно, замечательные сюжеты для стендапистов всех цветов и мастей. О некоторых таких я и расскажу - а, точнее, о трех. К какой категории их отнести, оставляю на ваше усмотрение - тяжело у меня с классификацией.

1. Где-где ты живёшь?

Был у меня хороший знакомый. Он приехал в Израиль году в девяностом. Я с ним познакомилась году в девяносто четвертом. Рассказывал он мне замечательную историю. Он из тех, которые языком овладели - с боем, можно сказать. Но овладели. То есть, Шекспира на иврите, он одолел бы вряд ли, но объяснить что, куда, зачем, почему и откуда - запросто. И не только это. В принципе, достаточно неплохо знал язык уже буквально через год пребывания в Израиле. И вот, возвращается он как-то домой, и видит во дворе соседа. Сосед, тоже русский репатриант, в шикарных спортивных штанах с лампасами, в не менее шикарной майке, обнажающей просто шикарную волосатую грудь, разговаривает с полицейским во дворе. Разговаривает громко сказано - поскольку, данный конкретный сосед, иврита не знал. Посему, стоят они оба красные, как закат на море - и полицейский, и сосед. Внимательно смотрят друг на друга и раз в несколько секунд извлекают из себя какой-то очередной набор букв. Мой знакомый не слышал о чем они говорили, но понял по лицу полицейского, что полицейскому срочно необходима помощь - что-то такое, видимо, сосед ему сказал, от чего полицейский лишился сразу всего - дара речи, логики, фактов, аргументов. Всего. Дело плохо. Подходит мой знакомый к полицейскому и, на своём достаточно приличном иврите, интересуется:

- Я говорю по-русски - надо помочь? Я могу спросить, если что надо...

Полицейский, тяжело дыша, вытирая пот со лба и попеременно то краснея, то бледнея, выплёвывает фразу:

- Да! Я буду счастлив! Объясни мне, пожалуйста, вот что он имеет в виду, повторяя мне уже битых полчаса: "ани асимон, ани гар бэ тэудат-зэут"?! *я жетон для телефона-автомата, я живу в паспорте*

Мой знакомый, к сожалению, не обладал таким терпением как полицейский и не смог выяснить данной загадки по причине внезапно нагрянувшего на него приступа истерического смеха. А вот интересно, как это быть жетоном и жить в паспорте? Хм...

2. Матаим.

На иврите сто будет меа, а двести матаим. Вообще, когда в двойном размере, часто добавляется "им" - правда, слово видоизменяется. Репатрианты часто не помнят, что это вот так видоизменяется и вместо матаим говорят "штайм меа" -два сто. Ну, мол, два по сто - понятно ведь, правда? Мой хороший знакомый пошел со своим отцом в банк. Отец на иврите говорил на уровне "штайм меа", но зато у него было желание. Поэтому мой знакомый не мешал ему, когда он, в очередной раз, выдавал свой лингвистический шедевр. В банк они пришли с конкретной целью - им надо было снять со счета двести шекелей. Даже не им, а именно отцу. Зашли в банк, отстояли очередь, подошли к девушке-кассирше. Отец, забыв о возрасте и прочих мелких неприятностях, начал немедленно ей подмигивать и улыбаться. А девушки у нас замечательные - им когда улыбаешься, они тоже в ответ улыбаются. И вот стоит он и улыбается. И подмигивает. И снова улыбается. И она улыбается. Правда, не подмигивает. Они, то есть девушки, только улыбаются в ответ. Если, конечно, нервного тика нет. И вот так улыбались они пару минут. Ей, видимо, надоело улыбаться - ну сколько можно, право слово, и она спросила, что ему, собственно, кроме улыбок и подмигиваний, надо. А он ей, конечно, как на духу, ответил:

- Штайм меа.

Но девушка там работает не первый день - уже научилась переводить такое на иврит. Посему, она опять мило улыбнулась и вопросительно-утвердительно сказала:

- Матаим?!.....

Я не знаю, кто по профессии отец моего друга. Но, услышав это, он немедленно схватил моего друга за рукав и потянул его из банка - почти бегом, с криком "Матаем отсюда! Она сказала, матаем!". Мой друг не успел понять и оценить что вообще произошло. Но деньги они снимали уже в другом отделении банка.

3. Я есть говорить!

Когда я работала продавщицей, было много разных интересных личностей, с которыми приходилось сталкиваться. Зашел как-то раз в магазин мужчина. Я не знаю, как мне это сразу видно - но мне это видно - русскоязычный. Недавно репатриировался. Заходит он ко мне в магазин, осматривает то, осматривает это. И говорит на кошмарном иврите. Я, мило улыбаюсь:

- Вы можете говорить по-русски, если хотите...
- Ани ледабер иврит! *я говорить иврит!*, - отрезает он и высокомерно на меня смотрит - сверху вниз.

Ну ладно - пусть смотрит. Если совсем невмоготу станет, залезу на стул - тогда придется ему на меня снизу вверх смотреть. А пока - пусть смотрит. Мне не жалко. И вот ходит он по магазину - подходит к очередному предмету одежды и громко произносит название на иврите. Может, он так учится - мне не жалко. А тут, ещё несколько человек зашло. И он ещё более городо по магазину ходить начал. И спрашивает - а брюки у вас есть? А рубашка? А пиджак? И всё на иврите. И так высокомерно на всех смотрит - мол, и брюки знаю, и пиджак, и рубашку. И тут, вдруг, небольшой сбой в программе у него произошел. Подходит он ко мне, и на ухо, очень тихо, практически шепотом, по-русски, спрашивает:

- Как будет на иврите водолазка?

А я ему, так же, очень тихо, практически шепотом, на ухо, отвечаю:

- Гольф...

И после этого он снова распрямляется и уже громко, на весь магазин, на иврите:

- А водолазка у вас есть?!

Водолазок у нас не было. Он посмотрел на меня и на магазин высокомерно-презрительно. Что это за приличное место, в котором нет водолазок?! И, видимо, не вынес такого разочарования - потому как, быстренько ушел....
Tags: зарисовки, лингвистическое, стёб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments