Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

  • Mood:

Так... Просто...

Мы никогда не были богатыми. Даже обеспеченными. Нет, мои родители получали значительно выше средней зарплаты - кандидатская добавка, к тому же. Но, как-то, никогда не было ощущения, что можно разгуляться. Мой прадед был непманом. Его раскулачивали. Даже сидел в тюрьме. Прабабушка носила передачи и тихо вздыхала - вэйзмир, и это называется богатый? Его не совсем раскулачили. Осталось несколько золотых червонцев, спрятанных, схороненных - так, чтобы точно не найти. Червонцы перешли в наследие к маме и тете. Мы уезжали на деньги прадеда. Червонец стоило отправить багаж.

Нашу швейную машинку и ступку не хотели пропускать - антиквариат. У мамы уже не было сил - забирайте себе этот антиквариат. Но, почему-то, забирать не хотели. Зато четырёхтомник Лермонтова, военного выпуска, пропустили. Видимо, это не считалось антиквариатом. Это так - гнилая интеллигенция. Правда, статьи не пропустили - ни мамины, ни папины - стратегически важные статьи оказались. Ну и ладно - было не до статей. Второй червонец ушел на билеты. Можно было продать квартиру. Правда, предложение было странным - что-то вроде, приватизировать за миллион, а продать за миллион и один. Никто не стал ни приватизировать, ни продавать. Машину продали. И гараж. Каменный - хороший, настоящий. С ямой. Денег от гаража хватило на кожаную куртку для меня - такую, как я хотела. С косой молнией, карманами. Гараж поменяли на куртку. До сих пор смеемся - я носила, лет десять подряд, наш гараж на плечах. Она у меня до сих пор в шкафу. Сколько не переезжаю, не могу её выкинуть - не могу и всё.

Книг было жалко. Почти три тысячи томов. Каждый покупался с кровью - то макулатуру собирали, то из-под полы набрасывали. Да и черт с ним, с деньгами - просто жалко было оставлять. Но невозможно - слишком много. В аэропорту уже, спросили - у вас золото есть? "Да, конечно есть - много", - на мамин взгляд, действительно было много. У него забегали глаза, задергалось веко, вспотели ладони - "предъявите". Неловко, под тяжелым чужим взглядом, снимала цепочку, два кольца со своей руки, одно с моей. Только обручальные никак не хотели сниматься - у обоих. А он всё ждал. Виновато посмотрели - "не снимаются...". Он окинул презрительным взглядом кучку - "это всё?!"... Усмехнулся, жалостливо посмотрел - "забирайте, я даже взвешивать это не буду..." Забрали. Даже не обидно - не хочет взвешивать, и не надо. Какая уже разница. Разве это то, что сыграет роль?

Не знаю почему вспомнила. Вспомнила и всё - фрагмент. Даже не фрагмент - так ни то, ни сё. А из головы не идёт. Странная штука память...
Tags: зарисовки, мысли вслух
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments