Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

  • Mood:

Шуба.

Прочитала у kantora про шубу и вспомнила о своём. У меня никогда не было шикарной шубы. Впрочем, она и не была мне нужна. Несмотря на то, что я родилась в Сибири, я там практически не жила. Ну нельзя же назвать первые три месяца жизни, жизнью. Это не жизнь - так, первые пробы пера. Начиная лет с трёх я уже плотно жила в солнечном Баку. Кому там нужна шуба? Нет, три-четыре месяца в году я жила в Пензе, но преимущественно летом. Но когда, лет в пятнадцать, я собралась переехать в Уфу, вот тогда вопрос о наличии шубы встал на поверку дня. Уфа это не Баку - там зимой и под минус сорок может быть. Холодно очень. А шубы нет. С другой стороны, уже было известно, что через год с хвостиком мы отправляемся в Израиль. А в Израиле шуба не нужна. Поэтому тратить бешеные деньги на какую-то шубу, которая будет носиться от силы год, не имело никакого смысла. Но на этот год шуба была нужна. Всё, что продавалось в магазине и не стоило целое состояние, было ужасно. То, что не было ужасно, имело ужасную цену. Такую ужасную, что теряешься в подсчете количества цифр. Из серии - это номер телефона?

Но мне очень хотелось, чтобы у меня была красивая, необычная, поражающая воображение всех и каждого, шуба. Ребёнок хочет, ребёнку надо предоставить. Голь, говорят, на выдумку хитра. Подтверждаю - хитра. У мамы было две старые шубы - черная и серебристая. Она, в отличиe от меня, жила в Сибири. И там ей была нужна шуба. И поэтому у неё их было целых две. Но с тех пор прошло достаточное количество времени, шубы не носились. Они гордо висели в шкафу и воняли нафталином. Вид у них был далеко не тот, который был тогда, когда они были в обиходе. Но они были. И не использовать их было просто, как минимум, некрасиво; как максимум, расточительно. И мы придумали. Мы придумали мне такую шубу, от которой все должны были ахнуть и замереть. Такую шубу, которой точно больше ни у кого, кроме меня, не будет. Такую шубу, которая будет выглядеть как с царского плеча. Такую шубу... Тут, наверное, надо рассказать какую. Итак.

Мы задумали разрезать эти две шубы на ромбы, размером 15*15 сантиметров, после этого эти ромбы предполагалось сшить. Но и это не всё. Для того, чтобы шуба стала совсем ультра-модной, внизу мы собирались сделать "пояс" - для этого собирались отрезать широкий кусок от черной шубы, который должен был стать узким завершением данного творения. Сказано-сделано. Папа достал кульман. На кульмане он отмерял, чертил и отрезал. Все эти самые ромбы, которые должны были поразить воображение всех и каждого. Из обеих шуб было нарезано какое-то там количество этих самых ромбов. Дальше, по сценарию, их полагалось сшить. Не просто сшить - следуя выкройке, которую маме принесла её знакомая. Эту самую выкройку, папа тоже начертил на кульмане в натуральную величину. Но это же шуба. Швейная машинка плевалась и возмущалась. Она наотрез отказывалась работать с такое грубой тканью. Ещё точнее, с мехом. Пусть и с синтетическим. Она издавала обиженные звуки, делала вид, что она работает, но при этом нагло отлынивала. Я её понимаю - она, принцесса, купленная лет двадцать назад, требовала благодарности за то, что она всё ещё жива. И данное надругательство, с её точки зрения, никак не вписывалось в понятие "благодарность".

Но кто-то же должен их сшить... Роль швейной машинки взяла на себя мама. До этой роли, она исполнила ещё несколько ролей: каждый ромб был постиран и причесан. Прямо, как в лучших домах ЛондОна. Нет, завивку и укладку не делали, но это, кажется, единственное, что упустили. Технология была отработана до мелочей - прямо с кульмана, ромбы попадали в тазик, где аккуратно стирались. После этого сушились и расчесывались. Это было очень важно, так как сшивать их надо было так, чтобы направление меха было к полу. На полу была разложена выкройка - та самая, в натуральную величину, которую постепенно заполняли ромбами. Мама сшивала их вручную - все, до единого. Строго следя за тем, чтобы они все были "мехом вниз". Я тоже активно принимала участие - я восхищалась папиным кульманом и маминым кружком кройки и шитья. Следует отметить, что на этом, кажется, моё активное участие начиналось и заканчивалось.

Когда все ромбы были сшиты, оказалось, что на воротник и "пояс" уже не осталось ни одного приличного куска. Существование шубы оказалось под угрозой. Но всё спасла та самая мамина знакомая, которая принесла выкройку. Она пожертвовала на это благое дело свою старую шубу - коричневую. Папа снова взялся за кульман, а мама держала наготове тазик, расческу и иглу. Пояс и воротник были отрезаны от третьей шубы. Постираны и причесаны - мехом вниз.
И, естественно, пришиты - туда, куда и следовало их пришить. Швейная машинка подобрела и согласилась на то, чтобы сшить подкладку. Это не оскорбляло её антикварных чувств.

И вот, наконец, через две недели инженерно-швейных работ, шуба была построена. Она поражала. В первую очередь тех, кто принимал участие в её творении. Она получилась грандиозной. Никакие пошлые песцы, бобры и лисы, не могли сравниться с этим творением искусства. Они умирали только при одном взгляде на эту шубу и ни на что не претендовали. Я красовалась в этой шубе целую зиму. Меня переполняла гордость и счастье - такой шубы не было ни у кого. И действительно, кто же ещё будет резать две шубы на ровные ромбы, причесывать их, и сшивать вручную? Хм.. Видимо, никто. Именно поэтому, такая шуба была только у меня.

Она до сих пор где-то на антресолях. Больше я её не носила. Но нельзя же выкидывать такую красоту, не так ли?

Доброго всем утра. Ваша Я.
Tags: опусы, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments