Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

  • Mood:

Дети и я.

Я боюсь детей. Не всех - новорожденных. Те, которые уже немного подросли, лет эдак до тридцати, их я боюсь значительно меньше. Хотя, это нелогично - от них явно проблем больше. Но тут я хотя бы знаю противоядие. Или мне кажется, что я знаю. Как бы то ни было, новорожденных детей я боюсь. Они мне представляются набором частей - как пазл. Мне всё время кажется, что если я возьму их в руки, то какая-нибудь часть отвалится и я потом не буду знать куда и как её вставить назад. Ну, например, отвалится у младенца рука и нога, а я в благом приступе всё скорее починить, перепутаю их местами. И будет потом человек с рукой вместо ноги и с ногой вместо руки. И всё это будет на моей совести. Никому пока не удалось доказать мне, что у них не отваливаются части. Всё понимаю, но не понимаю. Картина разваливающегося на разные кусочки пазла младенца, стоит перед глазами и не желает никуда исчезать. Легко догадаться, что смелости это не прибавляет.

Но это не единственное, что меня пугает. Ещё меня пугает то, что они совершенно неожиданно начинают шевелиться. Я понимаю мозгами, что вчера родившийся младенец, не умеет ни прыгать, ни бегать. Но когда он начинает шевелиться, у меня появляется ощущение, что он сейчас оттолкнётся с помощью толчковой спины, и начнёт прыгать по полу. Что-то вроде лягушки. Мои подруги это знают. Но, тем не менее, у них у всех какая-то непонятная страсть оставлять со мной своих детей. Одна из моих лучших подруг позавчера родила. Это её вторые роды. Именно поэтому, мы теперь совершенно по-разному на всё реагируем. Когда она рожала в первый раз, мы боялись совершенно одинаково. Зато теперь, она не боится, а я осталась прежней. Но, как и когда она рожала в первый раз, она искренне убеждена в том, что оставлять со мной детей самое надежное что может быть. Как в её логичной, умной, прекрасной, адекватной, потрясающей голове, родилась такая мысль, я не знаю. Но, родившись однажды, она поселилась там навеки.

Вчера я, естественно, её посетила. В больнице с того раза, как она рожала в прошлый раз, произошли существенные, негативные на мой взгляд, изменения. Начнем с того, что раньше, младенец лежал в отдельной палате - вместе с остальными младенцами. Это было просто прекрасно. Во-первых, у него вырабатывались навыки общения. Я считаю, что это просто необходимо с первого же дня. Во-вторых, что значительно менее важно, такие гости как я, могли любоваться им через стекло, ничего не опасаясь. Когда они все там, за стеклом, лежат стройными рядами в пластиковых ванночках, они меня не пугают. Правда, немного пугают родители оных, громко кричащие "вон тот, в третьем ряду, четвёртый слева, с красной косынкой на голове, бриллиантом в ухе, в синей ванночке - вот это не наш. А наш, который в пятом ряду, второй справа - тот, которые последние полчаса кричит. Видимо, есть хочет". Вот они пугают. А младенцы не пугают. Даже если они все дружно повыскакивают из своих ванночек, ко мне это не имеет отношения - их будут ловить медсёстры. А я полюбуюсь на него две с половиной минуты, вправлю вывихнувшуюся от улыбки челюсть, и потащу счастливую мамашу на улицу курить и говорить за жизнь. Но это, как я уже сказала, совсем не главное - главное, конечно, навыки общения!

Но сейчас всё изменилось. Они не забирают младенцев в комнату, где они лежат рядами в ванночках. Вернее, забирают, но только на ночь. Всё остальное время, счастливая мать должна всё время находиться с ним. Я, конечно же, как главная обладательница всего такта, положенного нашей бедной планете создателем, не преминула пожалеть свою подругу. Но она, поскольку уже не боится, сказала, что ничего страшного. Говорить за жизнь мы пошли с ванночкой - оказалось, что мои надежды на то, что ванночку можно оставить на полчаса в палате, всего лишь надежды. Вот мы и пошли - я, она, ванночка и разговор за жизнь. Но это меня не пугало - она ведь там. То есть, если он решит выпрыгнуть, ловить его будет она - я не при чем. Только мы уселись и начали говорить за жизнь, как она вспомнила, что забыла в палате свой мобильный телефон. Как ни в чем не бывало, она сообщила мне о том, что сбегает за ним и вернётся. И убежала. Оставив меня наедине с этой самой ванночкой.

Поначалу всё было хорошо. Он лежал совершенно прямо и, кроме дыхания, никаких движений не было. Но внезапно, видимо исключительно для меня, он решил продемонстрировать как у него хорошо двигаются все части тела вместе и по отдельности. Он начал двигать руками, ногами, головой и, кажется, ушами и бровями. Ванночка, как мне показалось, начала двигаться вместе с ним. Я поняла - настал момент истины. Ведь он, совершенно точно, собирался оттолкнуться спиной и выпрыгнуть из ванночки, поскакав в таком виде куда глаза глядят. Куда его глаза глядят я не представляла. Зато понимала, что если он оттуда выпрыгнет, ничем хорошим это не закончится. Поэтому, преодолев свой страх, я решила этого не допустить. Не допустила я этого совершенно просто - я положила руку ему на живот, чтобы придержать его в случае если он решит выпрыгнуть. Когда вернулась моя подруга, она застала потрясающее зрелище - я стояла, дрожащей рукой держала его за живот (центральная точка отталкивания) и что-то бормотала, что при ближайшем прослушивании оказалось убедительной просьбой не прыгать. Впрочем, он никуда прыгать не собирался - на этот раз, и даже, кажется, снова уснул.

Почему-то, её это очень забавило и совершенно не напугало. Более того, она была довольна тем, что я только дотронулась, а он уже заснул. Хорошо ей - потому как я, к тому времени, рисковала получить нервное потрясение на всю оставшуюся жизнь. Более того, она продолжает считать, что я замечательная нянька. И это, на мой взгляд, более чем странно.

И всё равно я их боюсь. Они шевелятся - понимаете?!
Tags: опусы, стёб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments