Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Categories:
  • Mood:

Орут под окнами коты (с)...

Конкурсы конкурсами, но я собиралась сказать. Всю ночь под окнами орали коты. Причем, орали так, что создавалось впечатление, что под окнами родильный дом и там истязают младенцев - дыба, сапоги, всё в ход идёт. И вспомнилось мне... Четыре года назад, когда я принесла свою заразу в дом, она была маленькая и бестолковая. Нет, что это я говорю - она была гениальной с самого начала, но тогда это просто было незаметно. Забирала я её, как я уже писала, из организации, которая подбирает брошенных животных. Там же меня обязали подписать бумажку, в которой говорилось, что через пару месяцев я должна буду превратить её в оно. Иначе не отдавали. Я, конечно, очень горевала и думала о том, какое это варварство и жестокость; как она меня никогда не простит; как она немедленно перестанет чувствовать себя женщиной. Много чего думала - это краткое содержание. В момент её появления в моём доме, она была "ребёнком", посему мне было очень просто рассуждать о своей жестокости. Через пару месяцев, когда она превратилась в барышню на выданье, я изменила мнение.

До назначенной операции оставался ещё месяц, а жить в доме было уже невозможно. Она орала - утром, днем и вечером. Орала жалобно, гневно, протяжно, тихо, громко. Я не знала как на это реагируют её окрестные ухажеры, но я сходила с ума. Впрочем, какие такие ухажеры? Она девочка домашняя - на улице не была ни разу. Орала исключительно в пределах квартиры. Выдержать это стоило больших усилий. Моя подруга, также исполнявшая роль моей соседки по квартире, кричала, что она её стерилизует сама - в домашних условиях. Причем, вилкой. Я орала, что она не виновата - у неё физиология. На что подруга, незамедлительно-ехидно сообщала, что и физиологию она тоже стерилизует - тоже вилкой. Впрочем, несмотря на мои официальные заступничества, я тоже была уже вполне готова что-нибудь сделать - "что бы такого, сделать плохого" (с).

Но сделать ничего было нельзя. Надо было дождаться пока у неё замолчит физиология и только после этого тащить её к врачу. Тем временем, она и её физиология, сводили с ума не только нас, но и окрестных джентльменов. Ещё бы - такая красавица, новенькая в округе. О том, что она красавица, можно было догадаться по её бесконечному вою. Жили мы на нулевом этаже. На всех окнах, как и положено, были решетки. Окна от земли находились на расстоянии не более метра. Поэтому, во избежании неожиданных, очень неприятных порой, гостей, на них и были решетки. Но решетки были именно против людей. Красивые, фигурные; расстояние между каждыми двумя "прутьями" (или как они там называются) около пятнадцати сантиметров. В гостиной были не окна, а целые двери - тоже, естественно, с решетками. Стеклянные двери, позади которых были такие же решетки. Их мы закрывали каждую ночь - так спокойней. Нет, мы не боялись, что злые грабители просочатся в это пятнадцати-сантиметровые щели. Но она могла запросто туда пролезть. И, поскольку, к тому времени, мы решили, что она совершенно домашняя девочка, мы не давали ей возможности это сделать. Мы, в смысле я Николай второй. Моя подруга настолько сходила с ума от её воя, что готова была на всё, что угодно. Но по ночам мы, несмотря и вопреки, всё таки пытались спать, хотя заснуть под этот аккомпанемент было крайне сложно.

В одну из ночей, в самый разгар физиологии, мы, скрипя зубами пытались заснуть - каждая в своей комнате. Ничего не предвещало ничего. Я мирно лежала в кровати, пытаясь читать какое-то очередное ночное чтиво, не имеющее никакого смысла, но помогающее заснуть. Зараза с физиологией продолжала сообщать о себе и о своей физиологиe всей округе - из гостиной. Окно в моей комнате было открыто. Приятный мартовский ветерок шевелил занавески. И тут, совершенно внезапно, занавески зашевелились значительно активней, нежели они могут зашевелиться от мартовского ветерка. И сразу же после грозного шевеления, на пол моей комнаты рухнул ночной гость - принявший облик огромного, толстого, черного, наглого кота - в несколько раз превышавшего размеры моей скромной барышни. В полной тишине раздался дикий вопль. Как можно легко догадаться, это вопила не барышня, и даже не её физиология. Вопила я. Вопила бездумно и очень громко. Ничего более конструктивного, на тот момент, мне в голову не пришло. Потому, я сидела на кровати и вопила. Моя подруга примчалась из своей комнаты, думая, что меня, как минимум, убивают, как максимум, делают это ложкой. Картина, открывшаяся её взгляду, была посильнее всех фильмов ужасов (кстати, до сих пор думаю - может продать сюжет?!). Я сидела на кровати с выпученными глазами, которые, кажется, доставали до самого пола, с открытым ртом, из которого доносился, невероятный по своей мощи, звук.

- А, - вопила я, - Кот! Гостиная! Чужой!

Как она меня поняла, остаётся для меня загадкой. Но она поняла. И это просто прекрасно - поскольку я была не в состоянии делать ничего - только сидеть и издавать этот самый, многодецибельный звук. Резко вскочив и схватив что-то, кажется швабру, подруга ринулась в гостиную. Вступать в ближний бой. Через несколько мгновений, совершенно красная подруга и, не изменивший ни окраса, ни комплекции, гость, снова оказались в моей комнате. Гость, видимо, не был готов к такому приёму. Несмотря на комплекцию, он очень бодро зацепился ногтями за занавеску и, не менее бодро, пополз по ней к окну. Оказавшись на подоконнике, он невероятно ловко протиснул своё тело между прутьями и исчез. В эту же секунду, я закрыла рот - синхронно с его исчезанием. Проблема чужака в доме была решена. Оставалось пойти и проверить как там моя девица. Девица находилась в гостиной. Она сидела на шкафу, шипела, орала и пыталась с него слезть. Слезть не получалось, шипение становилось всё злее, а крики громче. Несколько минут уговоров (следует отметить, что стоя на табуретке очень неудобно уговаривать животное, забившееся на шкаф) и она милостиво согласилась дать себя с него снять. Оказавшись на полу, животное немедленно залезло под диван. Диван и пол заходили мелкой дрожью.

Следует отметить, что в эту ночь, ни её, ни её физиологии больше не было ни слышно, ни видно. Не понравился ей, видимо, жених - слишком наглым оказался для её тонкой душевной организации.

Часа через полтора здоровой истерики, нам тоже удалось успокоиться. Десять минут смеха заменяют стакан сметаны, говорите? В ту ночь мы, кажется, съели целый грузовик.

Всем прекрасного утра и просто замечательного дня! Ваша Я.

P.S. Те, кто не понял о каком конкурсе я говорю, смотрите мой предыдущий (сегодняшний) пост.
Tags: Енечка, опусы, стёб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments