Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

  • Mood:

Чистота языка.

Навеяно прочитанным о "русском американском" языке.

Прочитала о том, как в Америке русскоязычные коверкают русский язык. То есть вставляют английские слова исключительно с русским прононсом. И как это ужасно, как это раздражает и прочее, прочее, прочее. Немедленно вспомнила о своей "эволюции" в деле коверкания языка. Когда я только приехала в Израиль, я знала иврит на уровне "здравствуй-до свидания". Впрочем, мне казалось, что я знаю всё необходимое. Буквально на второй день девушка, с которой я познакомилась сразу по приезде, повела меня гулять по городу. Следует отметить, что она к тому времени была уже почти год в Израиле и, несомненно, если я была Эллочкой, то она была Фимой. В те годы ещё существовала эта ужасная, на мой взгляд, традиция водить всех новоприбывших в продуктовые магазины и демонстрировать изобилие колбас, сыров и прочего. Нет, к моему счастью, она не повела меня в сыро-колбасный рай. Но одна из остановок в нашей прогулке была связана именно с едой. Мы зашли в небольшой магазинчик, коих на каждой улице в каждом городе десятки. Магазинчик с глупостями - мороженое, пирожное, орешки, жевательные резинки, сигареты, напитки - вкратце, полный перечень товаров такого рода магазинчиков. Но перед тем, как в него зайти, она задавала мне наводящие вопросы, пытаясь понять чем она будет меня поражать.

- Ты знаешь, что такое чипсы?

Я не знала что такое чипсы. Действительно не знала. И честно об этом сказала.

- Чипсы это такая жареная картошка. Нарезанная тонкими ломтиками, засушенная и упакованная. Это очень вкусно, - с воодушевлением рассказывала мне она.

Я не очень понимала как можно "засушить" жареную картошку. Но я верила - ведь если есть такое, значит кто-то это сумел сделать. Правда, никакого энтузиазма описанное блюдо во мне не вызывало.

- Ты знаешь что такое артик?

Что такое артик я представляла ещё более смутно, нежели что такое чипсы. Но тут возникали хотя бы ассоциации. Артик - Арктика, следовательно, это что-то холодное. Я оказалась совершенно права. Артиком назывался замороженный сок - самое дешевое из того, что может сойти за мороженое. Но это я поняла потом. Она не смогла мне объяснить что это такое и поэтому было принято решение приобрести этот самый загадочный артик, дабы я сама разобралась что это такое. Вторая проблема возникла немедленно после принятия данного решения.

- Тебе с каким вкусом?

Я не имела ни малейшего понятия о чем вообще идет речь, рассуждать о вкусе нечто, что я даже не знаю что такое, мне показалось затруднительным.

- Мы тебе купим из мишмеша!, - она решила взять бразды правления в свои руки.
- Что такое мишмеш? - во мне зарождались сомнения на тему моего знания языка и достаточности оного.
- Ну... Ты что - не знаешь что такое мишмеш? - она смотрела на меня так удивлённо, что мне стало стыдно, что я не владею данной, несомненно жизненно-важной, информацией.
- Не знаю, - честно созналась я, преодолевая смущение и пряча стыд.
- Ну... Это такое... Маленькое, желтенькое... С волосиками...

Неизвестное блюдо под названием артик, сделанное из чего-то маленького, желтенького, и ещё и с волосиками...

- Цыплёнок? - игра "угадай с третьего раза" началась.
- При чем тут цыплёнок? На дереве растёт!
- Цыплёнок, который случайно растёт на дереве?, - если и это неверно, то я уже даже и не знаю что может быть верно.
- Ну тебя, - её явно раздражала моя непонятливость, - Ну, маленькое такое, желтенькое, на дереве растёт, с волосиками... Как оно называется?
- Так и называется - маленькое, желтенькое, на дереве растёт, с волосиками... - я приняла волевое решение - Какая разница, как оно называется. Скажи главное, это не только съедобно, но и вкусно?
- О - это очень вкусно, - уверила меня она.

Я немедленно согласилась попробовать. Маленьким, желтеньким, растущим на дереве и с волосиками, оказался абрикос. И не поспоришь ведь - действительно маленькое, действительно желтенькое, действительно с волосиками. И, как ни странно, растёт на дереве. Очень точное, совершенно непонятное, описание. При этом чрезвычайно действенное - я немедленно и на всю жизнь запомнила что такое этот самый загадочный мишмеш.

Меня это удивляло - как может быть такое? Человек год с небольшим в Израиле и не помнит русских слов? Такого не может быть - потому что не может быть никогда. Очень скоро я изменила своё мнение. Через месяц с небольшим я уехала жить в кибуц. Я уже как-то рассказывала немного о своём пребывании в нём. Поскольку я считала, что иврит я знаю просто прекрасно, я решила, что мне не надо учить иврит. Поэтому я решила, что я буду только работать. Почти сразу меня направили работать в детский сад - в старшую группу. Дети в возрасте от четырёх до почти шести. Именно из-за этого, я учила язык так, как его учат дети. Не "шульхан" значит стол, а "шульхан" это такая штука в комнате, на четырёх ногах, на которой едят. Достаточно скоро я столкнулась с тем, что я совершенно не могла вспомнить русский аналог того или иного слова. Приехав на выходные домой, увидев почему-то грустного папу, я попыталась его утешить:

- Аль титъяЭшь, - ласково говорила я ему.

Если отрицательную частицу "аль" (не) он уже знал, то что такое это самое загадочное, так странно звучащее, "титъяЭшь" он представлял примерно так же, как я, два месяца назад, мишмеш (вы уже запомнили что это такое?).

- Что не?, - спрашивал он меня, забыв о плохом настроении и вообще обо всём.
- Ну....
- Что это значит? Объясни как-нибудь, - смеялся он.
- Я могу объяснить что значит глагол "леитъяешь", - нашлась я.

И, поскольку я это знала от детей, то и объясняла я ему точно так же, как мне объясняли дети.

- Вот когда у тебя всё плохо и ты сидишь и плачешь и прямо рвёшь на себе волосы, - объясняла я, сопровождая объяснение соответствующими жестами, - всё совсем плохо и ты совсем рвёшь волосы - вот так, - я наглядно демонстрировала что такое рвать на себе волосы в состоянии когда всё плохо. - Вот тогда я подхожу к тебе, глажу тебя по голове и говорю "аль титъяЭшь!". И даже не надо говорить пожалуйста - ведь я ничего не прошу. Теперь понимаешь?

Папа в этот момент смотрел на меня как на экзотического зверька. Чести ради, меня это совершенно не смущало.

- А что такое это самое "титъяЭшь" - это когда ты подходишь, или когда я рву на себе волосы?, -наводящие вопросы это самое важное в такого рода ситуациях.
- Конечно, когда ты рвёшь на себе волосы, - выдыхала я, надеясь на его догадливость.
- Значит "отчаиваться", - папа проявил недюжую сообразительность.
- Точно!, - радостно вздыхала я, забыв как мы вообще пришли к этому разговору.

Это был первый раз, когда я поняла, что вполне может быть такое, что всего два месяца в Израиле и уже не в состоянии вспомнить слово. Совсем не потому, что его не знаешь. Потому что это два разных мира, образовавшихся в голове. И они не пересекаются.

Конечно, когда я овладела ивритом достаточно, я начала значительно лучше ориентироваться в переходах "русский-иврит, иврит-русский". Но это не говорит о том, что я могу понять что имеется в виду, когда мне говорят что-то по-русски, о чем я привыкла думать исключительно на иврите. Дам небольшой пример. У меня есть знакомый - борец за чистоту языка. Чаще всего мне это не мешает, хотя я и говорю на ужасной смеси - да, кидайте в меня помидоры, я из тех самых, коверкающих, - но иногда....

- Я буду ждать тебя в Тель-Авиве на центральной железнодорожной станции, - говорит мне борец.

И всё бы хорошо. Не надо было бы встречаться, я бы слова не сказала. Но я не понимаю где он меня собирается ждать. Искренне не понимаю. И совсем не потому, что не знаю слов "центральный", "железнодорожная" и "станция". Я их все знаю - вместе и по отдельности. Но где находится эта самая загадочная станция в Тель-Авиве...

- Где ты меня будешь ждать?, - искренне недоумеваю я.
- Я же сказал - на центральной железнодорожной станции, - он не отступается от своих принципов, хотя прекрасно понимает, что конкретно я не поняла.
- Можешь меня там ждать до следующего столетия. Я не могу приехать туда, куда я не знаю куда.
- На "таханат-ракевет мерказ", - сдаётся он.

И я, наконец, понимаю, что он имеет в виду. Но ассоциативный ряд "центральная железнодорожная станция = таханат ракевет мерказ" у меня отсутствует напрочь.

Да, я согласна с тем, что коверкать язык нехорошо. Но я коверкаю. И совсем не потому, что не владею ни тем, ни этим. Конечно, если я говорю трёх-комнатная квартира, то я так и говорю - не вставляю ни единого слова не по-русски. Но ждать меня на центральной железнодорожной станции совершенно бесполезно - я туда не доеду. Поэтому я совершенно спокойно реагирую на "жуткие" смеси. Правда, стоит отметить, что в письменном виде, я никогда ничего не коверкаю. Но для того, чтобы ничего не коверкать, я очень часто прибегаю даже к помощи словаря - просто потому, что действительно не могу вспомнить русский аналог того слова, которое вертится у меня на языке. Моя хорошая подруга не смешивает языки - она делает проще, она переводит. Поэтому, когда я слышу от неё "я шла ногами", я понимаю, что это не значит, что она не знает слово "пешком". Это значит, что она не пытается специально вспомнить как это сказать. Говорит именно так, как ей удобней всего - прямой перевод.

Бороться за чистоту такими способами, как "центральный железнодорожный вокзал" мне кажется непрактично. Но это только моё мнение...

С добрым утром! Всем прекрасного дня! Ваша Я.
Tags: годно, жизнь, лингвистическое, мысли вслух, стёб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 52 comments