Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

  • Mood:

Номер.

Иногда жизнь напоминает гостиничный номер. Не тех, хороших, пятизвёздочных гостиниц, которые показывают в фильмах, чтобы подчеркнуть богатство или, напротив, его отсутствие. Другой гостиницы. Старой и обшарпанной. В ней обязательно один клерк на всю гостиницу. Он небрит, от него пахнет дешевым спиртным. Глаза подернуты плёнкой, не выражают ничего. Ему наплевать кто ты и как сюда попал. Он отрыгивает, обдавая запахом алкогольной смеси неизвестного происхождения, смотрит как на назойливое насекомое, случайно, непонятно как, забредшее на его территорию. Небрежно сообщает о том, что номер стоит двадцать долларов, что за простыни надо платить отдельно, а ванная и туалет в единственном экземпляре на весь этаж. Он не боится, что ты сбежишь. Человек, попавший туда, не сбежит. Он попал туда потому, что больше никуда попасть не мог. На клерке рубашка не первой свежести с большими сальными пятнами. И сам он весь сальный и несвежий. Сальной рукой сгребает деньги, аккуратно пересчитывает и презрительно швыряет ключ от номера. Он здесь хозяин жизни.

Грязный, кажется не знающий что такое уборка со дня постройки, номер. Деревянная дверь, с замком и цепочкой. Цепочкa, подчеркивающая абсурдность. Нелепая, бестолковая цепочка, охраняющая вход в старый, обшарпанный, чужой, никому не нужный номер. На стенах дешевые, салатовые обои. Они хранят следы пребывания предшественников. Хранят следы отчаяния, безнадежности и тоски. Кровать у стены. Железные ручки, железный корпус. Вечная, никогда не ломающаяся, сделанная из цельного куска железа, кровать. Обшарпанный матрас. В ногах притулилась простынь, за честно отданные дополнительные деньги. Белый её цвет давно не белый. Оно и к лучшему. Белая простыня была бы чужой. Своей "небелизной" она подчеркивает, что в номере только один чужой. В углу нелепая, косая, полуразвалившаяся тумбочка с настольной лампой. Тумбочка, как обязательный предмет номера. Тумбочка, которая должна что-то сказать. Но она давно не говорит. Она, кажется, замолчала тогда, когда попала в этот номер. Решила, что молчать проще. Окно, открыв которое упираешься взглядом в кирпичную стену. Аккуратную, красную кирпичную стену.

И всем организмом чувствуешь, что ты чужой в этом номере. Что, видимо, что-то по дороге нарушилось и сломалось. Иначе, почему ты попал в номер, который предназначен не тебе. Но, может быть, это всего на одну ночь? Может быть, завтра, раздастся стук в дверь и приятный голос сообщит о том, что ты занимаешь чужое место. Истинный хозяин пришел, а ты совсем не из этого мира. Правда, ночевать в таком месте не хочется. Ты берёшь в руки тряпку, вытираешь пыль, застилаешь кровать простынью. Поправляешь покосившуюся тумбочку. Завалявшейся непонятно откуда салфеткой, покрываешь её потрескавшееся лицо. Сажаешь на лампу обезьянку, с которой никогда не расстаешься. Она должна принести удачу - так сказали тебе когда-то, когда ласково улыбаясь вложили её в твою ладонь. И теперь двое чужих. Впрочем, салфетка, простынь и обезьянка, скрашивают. Номер перестаёт казаться таким обшарпанным, таким ужасным. Но ощущение "неуютности" не проходит. Ощущение "чужой" не уменьшается. И ты ждёшь, когда раздастся вожделенный стук в дверь и тебе сообщат, что это совсем не твоё, ты занял чужое. Возьмут тебя под белые руки и отведут туда, где тебе будет уютно и спокойно.

А пока ждёшь, можно и здесь создать максимальный уют. Перестать чувствовать себя чужим. Да и общая ванная не так страшно - ведь именно на этом этаже подобрались замечательные жильцы. И обои не такие обшарпанные, особенно вечером. Неужели, в один из дней, кто-то постучит?....
Tags: зарисовки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments