Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

  • Mood:

Вася.

Она, конечно, не Вася, но простите мне эту неточность. Вася необыкновенно прекрасна. Я впервые увидела её почти девять лет назад. Был перерыв, была весна. Мы дружной стайкой выбегали из аудитории и плюхались плашмя на лужайку-газон напротив. Кто-то курил, кто-то ел, кто-то перелистывал книги, кто-то загорал. Я обычно сидела на бордюре, осторожно выдыхала дым сигареты, растягивая удовольствие, и смотрела на Васю. Вася не бежала на лужайку, она обычно стояла рядом со зданием и с кем-то разговаривала. Я думала, что те, с кем она разговаривает, просто небожители. Она настолько красива, что захватывало дух и становилось тяжело дышать. Можно было смотреть на неё бесконечно.

- Ты помнишь как мы познакомились?
- Конечно, помню. Я сидела сзади тебя и мы с Сашей считали бретельки на твоих плечах. Самое смешное, что после перемены их стало существенно меньше.
- Какие бретельки?
- Ты не помнишь?

Ничего себе. Оказывается помню. Мой любимый комбинезон, с вечно ломающейся молнией. Черный. Облегающий. С рядом пуговок на груди и тонкими резиновыми бретельками. Они врезались в плечи - не больно. Бретельки от бюстгальтера, плюс бретельки от кружевной жилетки, которую я любила надевать для завершения картины. Она совершенно не подходила по стилю, но на удивление замечательно сочеталась. Когда становилось очень жарко, невыносимо жарко, я не выдерживала и в туалете снимала бюстгальтер. Тогда бретелек становилось на две меньше.

- Ужас! Саша тоже видел?! Какой кошмар. Не смотри на меня - какой ужас. Я и не думала, что кто-то заметит...
- Хм.. Ничего ужасного. Просто забавно. Маленькая, шумная с исчезающими бретельками - неужели ты думаешь, что тебя можно не заметить?
- Ну спасибо - удружила. Значит, если бы не мои децибелы...

Если бы не мои децибелы мы действительно, может, не подружились бы. Общежитие представляло из себя одноэтажные домики, которые мы называли караванами. Домики стояли лесенкой. В каждом домике было шестнадцать комнат, одна кухня в конце коридора и, напротив неё, несколько душевых кабинок и туалеты. Домики были бетонные и стояли прямо на земле. Зимой в них было невероятно холодно, а летом невыносимо жарко. В некоторых домиках люди жили по двое в комнатах. В моём по одному. Она жила в том же домике - две двери от меня. Только я узнала об этом потом. Интересно, как можно жить в одном "караване" несколько месяцев и не видеть соседей. Когда началась настоящая жара, я перестала находиться в комнате по вечерам. Вечерами, когда на улице было прохладно, а в комнате невыносимо душно, я выходила на улицу, стелила на камни одеяло, наливала себе бокал вина и играла на гитаре. Сама с собой. И от этого становилось так спокойно. Вокруг что-то цвело, прямо перед глазами невероятное количество огней рассказывало о бурлящей жизни где-то в городе, а на этом маленьком пятачке была тишина. Тишина, которую я нарушала осторожным перебором струн.

- Я долго наблюдала как ты выходишь, расстилаешь одеяло. Садишься по-турецки. И просто сидишь. Меня поражало - как ты сидишь и играешь сама себе. Сама что-то там поёшь, споришь сама с собой. И, главное, ты же была в хорошем настроении. Помнишь, я вышла и тихо подсела?
- Ещё бы! Я тогда чуть не обалдела, узнав в тебе ту самую красавицу. Я даже не поняла сначала что тебе надо. А потом мы начали разговаривать. Я, кажется, выплеснула на тебя всё, что только можно и даже немного того, чего нельзя.
- Да-да. Я ещё тогда поразилась - ты же меня совершенно не знала. Я долго потом была уверена, что ты самый смелый человек на земле.
- Так я же не ты - я же открытая. Ну, не до такой степени, но всё-таки. Вот ты действительно закрытая - как это ты раскрылась?
- Знаешь, я до сегодняшнего дня не понимаю. Я и близким ничего не рассказываю, а тут еле сдерживалась, чтобы не выплеснуть на тебя всю свою жизнь. Ты казалась такой сильной и такой беззащитной одновременно - я никогда такого не видела.

Мне тогда было очень страшно. Мне казалось, если я скажу что-то не то, я её спугну. Она уйдёт так же незаметно, как и пришла и я больше не смогу с ней говорить. Я нервничала и говорила и никак не могла перестать говорить. Казалось, я сейчас замолчу и она скажет, что ей пора идти. Вася - полная противоположность. Сдержанная, тихая, рассудительная. У неё была стая поклонников, ходящих на цыпочках и преданно заглядывающих в глаза. Ещё бы - такая красавица.

В какой-то момент мы даже пользовались нашей "разностью". Я приводила своих поклонников к Васе, чтобы посмотреть на их реакцию. Сразу становилось понятно многое.

- А что тогда сказал тот обо мне? Ну, тот самый.
- О! Он сдал экзамен на пять с плюсом. Он сказал, что ты невероятно прекрасна, но если ему будет надо посмотреть на произведение искусства, он пойдёт в музей.
- Молодец - и нашим, и вашим - умный мужик. Если бы не его... Да ладно, не имеет значения.

Вася понимает с полуслова. Иногда я просто хочу с ней помолчать. Это так редко - встретить человека, с которым замечательно молчать. И мне хочется написать о Васе, хочется что-то такое рассказать. Но пока не придумались слова - ничего, я подожду...
Tags: опусы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments