Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Category:
  • Mood:

Животные 2.

Чапа первая.

Чапа появилась в доме неожиданно. После стольких упрашиваний я, если честно, уже и не ждала, что в нашем доме появится собака. Отсутствие собаки приравнивалось к отсутствию любви. Смирившись с тем, что меня никто не любит, никому я не нужна, я перестала ждать появления в доме собаки. Нет, где-то в глубине души, у меня были сомнения на тему правильности данного вывода, но я давила их в самом зародыше, не позволяя им остановить лавину жалости к собственной себе. На самом деле, что характерно, данную замечательную черту характера я пронесла через всю жизнь. Жалость самого себя чувство необычайно захватывающее и крайне неблагодарное. Но это совсем другая тема. Чапу принесла мама. Мама, которая кричала "только через мой труп". Мама, которая не верила моим заверениям, что я обязательно буду ухаживать за собакой, гулять с ней и вообще делать всё, что угодно. Время доказало, кстати, её правоту. Просто в один из дней, вернее вечеров, когда я, как всегда, с нетерпением ждала маму с работы, мама появилась на пороге и хитро оглядела всех домочадцев, её встречающих. Из её сумки, обычной дамской сумки, может немного великоватой для обычной дамской, но всё же обычной сумки, доносилось странное копошение и непонятные звуки. Вслед за звуками из сумки появилась на свет голова. Маленькая голова, скорее похожая на фарфоровую статуэтку, нежели на живое существо. Рыжая. С небольшими, аккуратными, торчащими ушами. Глаза-вишенки - занимали половину морды. Живые, яркие, хитрые, бегающие, радостные глаза.

Существо было извлечено из сумки и торжественно водружено на линолеум. Оказавшись на линолеуме, существо немедленно попыталось сделать одному ему понятный кульбит, захлебнулось в собственном восторге и приземлилось, сев на шпагат всеми четырьмя лапами. Нисколько не смутившись, существо сгруппировалось и сделало попытку повторить предыдущий подвиг. Подвигом оказалась попытка подпрыгнуть, оттолкнувшись всеми лапами и добраться хоть до чьей-нибудь ладони. Всё это время существо хрюкало, сопело и издавало непонятные звуки. Только после того, как вся семья дружно села в круг вокруг существа, существо довольно гавкнуло и прекратило быть непонятным существом, немедленно преобразовавшись в собаку. Рыжую, с белыми пятнами, белым до слепоты животом и огромными черными глазами-вишенками на половину морды. Она цокала коготками по линолеуму и бегала от одного к другому, глядя своими огромными глазами прямо в глаза, улыбалась, виляла хвостом и демонстрировала степень своего счастья и умиротворённости. Собака немедленно получила имя Чапа, а вместе с ним статус полноправного члена семьи. Сразу после получения имени и статуса, Чапа, от избытка чувств, сделала на линолеуме лужу, по размерам превосходящую её раза в два. Первая взбучка последовала сразу за вручением статуса. Чапа стыдливо прятала глаза, группировалась в углу и всем своим видом выражала раскаяние в содеянном. Следует отметить, что Чапа достаточно быстро поняла, что делать лужи в доме не стоит и стойко ждала когда её выведут туда, где не только можно, но и нужно делать все свои дела.

Чапа появилась с приданым, включавшим в себя коврик, мисочки и поводок. Коврик был постелен в коридоре, мисочки были поставлены рядом с ковриком, поводок был повешен на вешалку. Подселение благополучно состоялось. Чапа была полу-породистой. Вернее, оба родителя были породистыми, просто разных пород. Благо, породы хоть и были разными, обе обещали быть маленькими и домашними. От маленьких собак больше всего шума. Они пытаются компенсировать свои размеры извлекаемыми децибелами. Даже самая маленькая собака искренне пытается защищать хозяина от всех и вся. Именно поэтому, в виде компенсации за размер, она защищает предупреждая всех в округе о своих намерениях так, как умеет - громко лая. Чапа лаяла на всех и на вся. Она была маленькая, глупая и от того невероятно бесстрашная. Она лаяла на соседей, на проходящих мимо собак, на кошек, на шевелящиеся листья на деревьях. Кажется, даже на мух и комаров - они единственные, кто мог поспорить с ней по размеру. Наши соседи, как истинные мусульмане, боялись Чапу до судорог. Они не выходили из квартиры когда Чапу выводили гулять, пережидая пока она зайдёт в лифт. Я очень любила Чапу. Мы игрались целыми днями. Она лежала у меня на коленках и преданно смотрела своими глазами-вишенками, занимавшими половину морды. Но я для неё, впрочем как и для всех собак, живших у нас, была суррогатом. Её сердце окончательно и бесповоротно было отдано папе. Она прыгала почти до потолка, сшибала всех на своём пути, несясь к двери как только он вставлял в дверь ключ. Она терлась о его ноги, преданно заглядывала в его лицо, виляла хвостом и улыбалась.

Чапа жила у нас совсем недолго - около полугода. Однажды утром папа разбудил меня и, ласково гладя по голове, сказал, что Чапа только что умерла. Чапа лежала на своём коврике в коридоре. Она странно застыла, не шевелилась и её глаза-вишенки были неестественно-широко раскрыты. Казалось, что она решила потянуться и вот-вот выдохнет, удовлетворённо гавкнет и завиляет хвостом. Но она не выдыхала и не гавкала, продолжая лежать неестественно вытянувшись и застыв. Это одно из самых больших детских потрясений, которые я помню. Чапу надо было похоронить, но я не захотела идти с папой это делать. Папа завернул её в её коврик, положил в коробку и ушел. Я сидела на балконе, притянув коленки к подбородку и смотрела как он переходит дорогу, потом переходит железную дорогу. Смотрела как он поставил коробку на землю и начал копать яму. Кажется, он её копал целую вечность. Я так и не дождалась когда он раскопает яму и положит в неё коробку. Убежала в комнату и свернулась на диване. Я гордо отказывалась от утешений и совсем не плакала. Я, почему-то, была уверена, что её отравили. Мне казалось, что не может быть такого, чтобы живое, родное, до невозможности любимое существо, само внезапно умерло. Никто её, конечно, не травил. Она умерла от чумки - по крайней мере, это то, что говорит папа до сегодняшнего дня. Просто она была очень маленькая - была бы постарше, всё бы обошлось. Детское горе самое сильное и самое недолговечное. Через какое-то время я успокоилась и к тому времени, как мама принесла вторую собаку, уже совершенно не вспоминала первую Чапу. Тем более, что вторая Чапа оказалась достаточно активной, чтобы занимать все мысли и время. Но это совсем другая история.

С добрым утром и прекрасного дня! Ваша Я.
Tags: детство, опусы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments