Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

  • Mood:

Самолюбие или...

Моя бабушка всегда была мягкой женщиной. Но если вдруг она становилась жесткой, то её "жесткая" это совсем не то же самое, что обычное "жесткая". Мама говорит, что я пошла в неё. Она называет меня "стальной кулак, одетый в бархат" - я редко говорю "нет", стараясь заменить его на "я подумаю; будет видно, будем посмотреть" и ещё на тысячу форм эквивалентных по содержанию этим, но если я говорю "нет" - это окончательное "нет". Ни обжалованию, ни дискуссии, ни переговорам оно не подлежит. Моя бабушка была чуть мягче, но основная идея была, на самом деле, та же самая. Если она что-то решала - это решение, порой, становилось решением "навсегда".

Двоюродный брат дедушки был красавец. Действительно красавец - как герой-любовник из какой-нибудь древней книжки. Высокий, статный с идеально красивым лицом. До войны он жил в Польше - в Ровно. Закончил институт иностранных языков в Варшаве. Свободно владел восемью или девятью языками, стажировался в Сорбонне. Его жена - под стать ему - красавица. Высокая, стройная, черноглазая блондинка. После войны, когда Ровно отошел Советскому Союзу, оказалось, что найти работу в советской Украине невероятно сложно. Он собрал чемоданы и приехал к бабушке с дедушкой. Его жена с детьми осталась на Украине - ждать пока он получит хоть какое-нибудь жильё. Бабушка и дедушка к тому времени, обладали какой-никакой репутацией в городе. Бабушка была врачом, дедушка военным инженером. В тесноте, да не в обиде - так рассуждала моя бабушка, теснясь и выделяя ему угол. Советский Союз не признавал иностранных дипломов - даже учитывая стажировку в Сорбонне. Ему пришлось подтверждать свой диплом. Он прожил у бабушки с дедушкой около полугода. Приблизительно через полгода, когда он подтвердил диплом, нашел работу и ему дали небольшую комнату, он вызвал жену с детьми к себе. К тому времени, бабушка с дедушкой успели познакомить его со всеми своими друзьями, среди которых было немало таких, которые считались сливками общества. К примеру, близкая подруга моей бабушки, которая на тот момент была заведующей одного из отделений больницы. Естественно, когда она приехала, её тоже познакомили со всеми. Они переехали на свою жилплощадь и через какое-то время решили устроить новоселье. Позвали всех кого только можно. Кроме... Бабушки с дедушкой... Потом, позже, когда близкие друзья на самом новоселье удивлялись и спрашивали где же бабушка и дедушка, она краснела и говорила, что забыла их позвать. Кажется, он даже прибежал посреди новоселья и звал их. Но бабушка сказала нет. Она не просто сказала нет - она дала слово, что никогда её ноги в этом доме не будет. И она сдержала своё слово. Она никогда не переступила порог их дома - ни пока жила там, ни после того, как они разъехались по разным городам.

Кто-то скажет глупо. Для чего так резко?! Можно сказать - подумаешь. Может быть... Она своего решения никогда не изменила. Гордость, самолюбие - это можно назвать как угодно. Было ли данное решение верным? На это у меня нет ответа. Поступила ли бы я так же? Не знаю - скорее всего, да. Ведь, на самом деле, я вспомнила эту историю некоторое время назад, после того, как мне рассказали совсем другую историю.

Есть на свете великий математик - пусть будет Иванов. Иванов действительно велик - практически в любой области математики его имя произносят с благоговением. У Иванова относительно молодая жена. Она тоже математик. Причем, к счастью или несчастью, занимается вещами очень близкими к тем, которыми занимается Иванов. И её, впрочем как и всех ученых, время от времени приглашают на конференции. И вот, как-то раз, она получила приглашение на конференцию. В ней говорилось, что организаторы будут очень рады видеть её на этой конференции, спрашивали хочет ли она сделать доклад, просили подтвердить своё присутствие или отсутствие - всё совершенно стандартно и обычно. Всё, да не всё. В самом конце приглашения, в виде приписки, маленькими буквами, было написано - если, мол, Иванов тоже захочет приехать, они, в смысле организаторы и не только, будут очень и очень рады. Я не знаю, что имели в виду организаторы, делая эту приписку. Думаю, что ни у кого не было в мыслях её оскорблять. Но её это оскорбило. Впрочем, вряд ли я, да и все остальные, узнали бы о её чувствах, если бы Иванов относился менее серьёзно к её обидам. Но Иванов очень серьёзно воспринимает её обиды. Посему, он, от своего имени, отправил письмо организаторам той конференции, в котором сухо, но твёрдо, сказал, что ни он, ни она, никогда больше не приедут ни на одну конференцию, которая будет организовываться кем-то из тех, кто участвовал в организации данной.

Я не знаю почему, но эти истории мне кажутся необычайно похожими. Я восторгаюсь Ивановым и поэтому делаю вывод, что я бы поступила в точности как моя бабушка на её месте и, хочу надеяться, что как Иванов на его. Бывает ли самолюбие излишним? Можно ли это назвать проявлением излишнего самолюбия? Наверное, нет. И, где-то в глубине души, я думаю о том, что Иванов не только великий математик, но и потрясающий человек.

Впрочем, может организаторы искренне ничего не имели в виду, а бабушку с дедушкой искренне просто забыли позвать - всё же бывает, правда?
Tags: мимоходом, мысли вслух
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments