Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

  • Mood:

Уфа. Чемодан и прочее.

Ого, как много времени прошло... Я ужасно извиняюсь - больше месяца не появлялась, но у меня совершенно не было времени, а дел, как выяснилось, очень много. Эй, кто-нибудь, организуйте мне 52-часовые сутки - ну пожалуйста, я что так многого хочу? А в ответ тишина(с)... Ну вот - вот так всегда. Я, наверное, никогда не успею дописать про Рим. Какой там Рим - это было почти сто лет назад. А может и двести. Ведь теперь мне надо срочно писать про Уфу.... О, Уфа... Ведь, правда же, я не одна такая, которая на вопрос где находится самый лучший лыжный курорт в мире, отвечает - конечно же, Аша-Миньяр. Нет, ну правда же, я не одна такая? Но поскольку лечу я, то и здесь не может быть без приключений. Приключения начались сразу по приезде, когда выяснилось, что наш чемодан (опять единственный чемодан!) потерялся где-то между Стамбулом и Уфой. Нет, не поймите неверно - в этот раз мы совершенно ни при чем. Он потерялся совершенно самостоятельно - без всякого нашего посильного или непосильного участия. Нас утешили - через четыре дня, мол, получите свой чемодан; мол, не надо уж так вот причитать; мол, в древности, народ, пардон, ходил в одном и том же белье годами, а мы, мол, такие неженки - чистое бельё нам подавай. Причем, желательно, кажный день. Но мы, таки, неженки, и бельё хотим каждый день. Причем, чистое. Причем, желательно, а, вернее, обязательно, не б/у. Ну, или б/у, но наше б/у. Но наше б/у гуляло по Стамбулу, посему пришлось покупать бельё. Покупка белья, как оказалось, задание отнюдь не тривиальное. Мы зашли совсем не в те магазины и купили совсем не то бельё. Это я так скромно объясняю тот факт, что заплатили мы за пять пар женского и две пары мужского скромную цену - всего-то...... 110 долларов... Правда - совсем скромно и без запросов... Ну, правда же - это совсем скромненько так... Если эти самые турецкие авиалинии не отдадут мне в виде компенсации хотя бы 200 интернациональных единиц, то я их... Тут непереводимый набор идиом, из которого сразу становится ясно, что я никогда не покупаю такое дешевое бельё. И вообще - как можно его носить, когда на нём ни одного бриллианта? Или, хотя бы, изумруда... Впрочем, кажется, я уже вполне доходчиво объяснила всё, что я об этом думаю.

К моему величайшему удивлению оказалось, что безвизовый режим это не совсем безвизовый. Нет, конечно, нас пустили и ничего даже не сказали. Но было строго-настрого поручено завтра же явиться куда-то там, дабы зарегистрироваться. Мол, виз, конечно, не надо, но что это за безобразие - незарегистрированных граждан нам тоже не надобно. Регистрация оказалось процессом болезненным, но дешевым - всего-то два рубля в сутки с носа. Посему всё наше пребывание в России обошлось принимающей стороне в 48 рублёв. Согласитесь, за удовольствие созерцать наши бессовестные, одетые в стодолларовое бельё, морды, это совсем не дорогая цена. Правда, в стодолларовое бельё были одеты совсем не морды, а я бы сказала, диаметрально противоположные части тела. Нет, если они не компенсируют нам эти 300 баксов.... Впрочем, я не об этом. И чего бы мне опять об этом - оно такое всё красивое, стодолларовое... Наплевав на чемодан и накупив белья - за сто долларов - мы решили что сначала покатаемся на обещанном мной самом лучшем курорте, а уже потом приедем дабы принять в широкие объятия путешественника, который в это время пристально осматривал Голубую Мечеть. Я на лыжах не то чтобы не умею... Нет, лет надцать назад я даже научилась на них уверенно стоять... Правда, с двигаться дело обстояло несколько хуже. Но это я по секрету - не подумайте ничего, а, главное, никому не рассказывайте! Нет, я и в этот раз на них встала - раза с пятнадцатого. И даже пошла катиться с этой самой горы. И всё это, между прочим, в стодолларовом белье - с изумрудами. Вернее, совсем без них - без изумрудов в смысле. Часа через полтора я уже даже проехала, кажется, метров двадцать. Происходило это приблизительно так:

- А теперь тормози!
- Ладно - улыбалась я и заваливалась на свою драгоценную, самую главную и, на тот момент, самую дорогую (сто баксов, между прочим), точку опоры.
- Ну что же - это тоже метод, - снисходительно, как на ребёнка дауна, смотрели на меня.

Часа через полтора тренер, который тренировал там детишек в возрасте от пяти до семи, подошел к моей подруге и сказал приблизительно следующее:

- Ну чего вы мучаете девочку - оставьте её в покое, пусть полежит в сугробе на солнышке, - и, как говорят, ласково улыбнулся, укоризненно покачав головой.

Но я же упрямая. Преодолев эту четырёхсотметровую горку за два часа, я радостно побежала на второй круг мучений. Следует отметить, но худо-бедно, я чему-то там научилась. Второй спуск мне занял всего-то полчаса и три торможения самой дорогой частью тела. А уж на третьем мне сказали, что меня запросто можно посылать как израильского представителя в Сочи. Между прочим, не надо о нас так плохо думать - у нас есть люди, которые умеют тормозить не только тем, на чем надето стодолларовое бельё. Я прямо даже обиделась - патриотизм взыграл. Накатавшись мы пошли ночевать - со всеми удобствами - тут и полати, и удобства - правда, во дворе. Перед тем, как мы уезжали, нас пугали:

- Вот увидите, у вас там ещё и канализацию прорвёт!
- Не прорвёт, - смело отвечали мы - там нет канализации!

И логично же, не правда ли? Как может прорвать то, чего, в принципе, нет? Зато, всё как в фильме - снег, солнце, избушка на курьих ножках - лепота! Как мы и хотели. Два дня пронеслись незаметно - всего-то два синих бедра в активе и удобства во дворе в пассиве. Пришло время ехать изволять путешественника из плена. Приехали мы за ним, а нам:

- Открывайте - описывать будем!

Мы опешили, но чемодан раскрыли. Таможенник сразу как-то погрустнел... Попереворачивал наш, отнюдь не стодолларовый скарб, и сказал:

- Давайте коротенько - сколько у вас штанов?
- Не помню, - честно ответила я - я действительно уже забыла чего я там запихала.
- Хорошо - пишите: 5 пар женские. Писать-то умеете?
- Умею - ошалела я.
- А у нас же ещё и мужские есть - голос подала совсем не я - я сидела смирно и была готова написать всё, что угодно, вплоть до того, что сына Ивана Грозного кокнула тоже я - буквально вчера.
- Вы хотите каждый носок описывать? - как на убогих посмотрел на нас молодой мужчина в зелёном.
- Нет, - дружно ответили мы.
- Тогда пишите - штаны женские: 5 пар. Дальше чего у вас там? Свитера... Замечательно - пишите - свитера: 6 штук. У вас же есть их шесть штук? - он продолжал смотреть на нас убогих, понимая, видимо, что вполне может статься, что у нас и шести свитеров-то нет.

Я не помнила есть ли у нас шесть свитеров, но немедленно сказала, что есть. Так мы продолжали приблизительно час: носки: 5 пар; трусы: 8 штук; лыжная куртка: одна штука и далее по списку. Но на этом дело не закончилось:

- Вы помните, приблизительно, сколько весит ваш чемодан? - ему и в голову не пришло его взвесить...
- Кажется, 19..
- Надо вес раскидать! - он задумчиво смотрел на список вещей.
- В каком смысле?
- Ну... Надо написать рядом с вещами сколько они весят, так чтобы всё сошлось к 19 кг.

Поскольку я остолбенела, он понял, что толку с меня, как с козла молока. Посему сам записал и сказал переписать своим почерком. Я не помню детали, но одно помню - на носки пришлось два кг. Мы к этому ещё вернёмся.

- Теперь прочтите и подпишите. Читать-то умеете? - нет, он определённо смотрел на меня, как на сирую и убогую.
- Умею - очень неуверенно промямлила я. К этому моменту я уже действительно не была в этом уверена.

Прочитано, подписано. Было сказано ждать. Через энное количество минут к нам подошла девушка - тоже в зелёном. Внимательно всё прочла и:

- Ну, девушка, вы нас что за идиотов держите?

Я ни за кого их не держала - я только хотела свой чемодан назад. В единоличное, так сказать, пользование и владение.

- У вас тут написано - носков пять пар и два кг - как так может быть, а?
- А что мне делать? - я устала и очень плохо соображала. Тем более, я забыла сказать, что времени было семь утра - представляете? Меня, в семь утра... Какая жестокость... - Что написать надо? Вы скажите - я напишу...
- Я Вам ничего говорить не могу.... - меня, кажется, начало тошнить, но она добавила - Но если бы я была на вашем месте, я бы написала 15 пар - и всё было бы хорошо. Понимаете?

Ко мне немедленно вернулась соображалка и я приписала единицу перед пятёркой. Через пару минут мы уже выходили с чемоданом в руках, мечтая как завтра снова будем лететь по всем горкам. Вернее, кто-то лететь, а некоторые ползти - по дороге отдыхая в сугробах. Но об этом в следующий раз.

Хорошего всем дня! Как же я соскучилась! Целую! Ваша Я.
Tags: стёб, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments