Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Мюнхен.

Нет, я больше не надеюсь на то, что я могу куда-то попасть без приключений. В день отлёта до самого последнего момента я гадала на растворимом кофе улечу ли я вообще. Мюнхен был закрыт - опять облако, опять извержение, опять катаклизмы. В последний момент аэропорт открылся и стало понятно, что я таки окажусь в Мюнхене - и даже вовремя. Правда, попасть на самолёт оказалось задачей отнюдь не тривиальной. Поскольку все остальные рейсы тоже никуда не улетели, в аэропорту стояла милая очередь - человек на пятьсот, в ожидании проверки и регистрации. Моя надежда быстренько её пройти и купить в дьюти-фри что-нибудь алкогольное и табако-содержащее умирала прямо на моих глазах. Вернее перед ними - они-то прекрасно видели что быстренько ничего не получится. Посему за сигаретами я бежала, рискуя сломать шею, голову, ноги и руки. Но я успела - впрочем, как показало время, лучше бы я не успела. В Мюнхен я прилетела уставшая настолько, что я с трудом помнила кто я, где я и, собственно, зачем. Уже у выхода, когда я уже почти была на свободе, меня остановила приятная немецкая девушка:

- А что это у тебя тут такое? - издевательски поинтересовалась она у меня, пристально оглядывая мои сигареты.
- Это сигареты - я купила их в дьюти-фри - в Израиле - наивно ответила я, всё ещё не представляя что меня ждёт.
- Ай-ай-ай, - покачала головой девушка, показывая мне всем своим видом какая я нехорошая редиска, - А почему их так много? У нас так много нельзя... - она снова покачала головой.
- И что же мне делать? - я очень плохо и медленно соображала.

Девушка, молча, забрала мой паспорт и мои сигареты и удалилась. Чем дольше я живу на этом свете, тем больше я понимаю насколько у меня авторитето-фобия - я их всех боюсь - всех этих, которые в форме, фуражке и с выставленным указательным пальцем. Они с другой планеты - я плохо понимаю что они говорят, а они меня не понимают потому как всё равно не слушают. Девушка вернулась минут через двадцать:

- У тебя есть деньги или кредитка?

Видимо, мне надо было сказать нет. Но что-то мне подсказывает, что она бы мне всё равно не поверила. Посему я просто кивнула - молча. Девушка призывно махнула рукой и мы пошли. Гуськом. Девушка и, непонятно откуда взявшийся ещё один в фуражке и форме, и я. Хороший аэропорт - построен так, что в перебежках можно выкурить ровно одну сигарету. Мы зашли в здание и меня завели в маленькую комнату, где сидел ещё один такой же - в форме и фуражке. Отличало его от предыдущих наличие больших усов и такого же большого живота. Во взгляде его явственно читался тот же самый "ай-ай-ай", разбавленный "вот я бы мог пить пиво, а тут ты - на мою голову". Мне выдали сто тысяч разных бумажек и сообщили, что мне надо их прочитать и подписать. Я не помню половины из них, но одну помню - о ней через секунду. Главное, что во всех этих бумажках было написано, что я совершила преступление 142637849/53/74.2/5 и должна покаяться и быть наказана.

- А что значит это преступление? То, где много циферок? - наивно поинтересовалась я у усатого.
- Контрабанда! - он был суров, как и следует быть с истинными преступниками.
- Какая контрабанда? - я всё ещё хлопала глазами, думала о вулкане и пыталась вспомнить как меня зовут.
- Контрабандный ввоз сигарет на территорию Германии! - он назидательно выставил указательный палец и строго покачал головой.

Тот факт, что я самая тупая контрабандистка, провозящая контрабанду под мышкой, на глазах у изумлённых зрителей, никакого значения не имел. Все мои попытки произнести пламенную речь потерпели полное и бесповоротное фиаско:

- Читай бумажки - ничего не говори! - усатый был строг и, по собственному мнению, справедлив.

Та самая бумажка, о которой я обещала сказать, меня потрясла до глубины души. В ней было три пункта - отметить надо было один:

1) Я хочу сделать заявление
2) Я не хочу сделать заявление
3) Я хочу посоветоваться с адвокатом, прежде чем я делаю что бы то ни было.

Я совершенно не знала что я хочу.

- А если я отмечу, что я хочу посоветоваться с адвокатом? - пыталась я начать беседу с усатым.
- А где твой адвокат? - он не поддавался и продолжал быть сухим и безразличным.
- В Израиле....
- Хм... Тогда мы подождём пока он прилетит.

Я поняла - пока мой мифический адвокат не прилетит, покинуть такой замечательный мюнхенский аэропорт мне никто не даст.

- А перед кем я буду делать заявление? - не сдавалась я, несмотря на то, что никаких заявлений делать не собиралась - разве что заявить о том, как я уже хочу оттуда выйти и покурить.
- Перед судом! - это прозвучало настолько неожиданно грозно, что я опешила:
- Перед каким судом?

Усатый начал терять терпение - кажется, я и мои сигареты, уже сидели у него в печенках.

- Передо мной! Я - суд! Суд - я! Поняла? - это даже не было грозно. Скорее, как-то устало-обречённо. Ну, что поделаешь - иногда и такими идиотами, как я, приходится иметь дело.
- Угу... Ладно - я не хочу делать никакого заявления, - устало выдохнула я и протянула бумажку с собственной закорючкой.

Я заплатила налог, превышающий в полтора раза цену сигарет, и, решив, что хуже быть не может, засобиралась. Усатый был не согласен с таким положением:

- Куда это ты? А штраф?!

Кажется, в этот момент, несчастней меня не было никого на свете. Через несколько минут появился самый главный - босс - он и должен был решить какой с меня возьмут штраф. Усатый при его виде подтянулся и даже, кажется, улыбнулся. Я продолжала выглядеть самой несчастной. Босс посмотрел на меня, покачал головой и, кажется очень извиняясь, попросил меня заплатить пятьдесят евро в пользу бюджета его родной страны.

После этого я оказалась в Мюнхене. Здравствуй, Мюнхен - пусть и на три часа позже.

Мюнхен выглядит как ёлочная игрушка - чистый, блестящий, невероятно разноцветный. Каждое здание покрашено в свой цвет - зелёный, красный, жёлтый, голубой. При свете дня это слепит и создаёт ощущение невероятного праздника - чего-то такого детского, уютного и очень вкусно-пахнущего. Я давно хотела увидеть Мариенплац. Оказавшись там, я ошалело осматривала каждый камень. Вот это здание - кажется называемое "городская башня" - оно неимоверно похоже на собор святого Витта в Праге. Такая же филигранная работа по камню. Такой же серовато-беловато-черноватый оттенок. Сзади часы - они каждый час звонят и там что-то двигается. Толпа туристов, ожидающая наступления круглого часа.

За самой площадью рынок - аккуратный, вкусно-пахнущий, блестящий рынок. Под огромными каштанами - такими, которые я, кажется, когда-то давно видела в детстве - а может и не видела, но очень хотела. Чуть дальше длинные столы со скамейками. Совершенно незнакомые люди сидят рядом и пьют пиво - под каштанами. Это всё настолько невероятно, что хочется замереть и только смотреть - не спугнуть эту умиротворённость. Мы сели под каштан и взяли пиво - моя немецкая коллега любезно посоветовала мне какое пиво стоит попробовать. Мы сидели пили пиво и она мне рассказывала как она любит этот рынок, как здесь прекрасно по субботам - все приходят просто посидеть. Какой замечательный Мюнхен. И так было тепло и уютно, несмотря на относительную прохладу. Внезапно полил дождь - настоящий ливень. Люди вскочили и побежали под навесы. Мы тоже. Через полчаса ливень кончился и все вернулись на свои места - как будто и не было ничего. И снова только каштаны, деревянные желтые скамейки и много густого, ароматного, янтарного пива на столах.

Игрушка - рождественская сказка. В каждом городе, в котором я бываю, я невольно ловлю себя на мысли, что все эти люди, равнодушно сидящие под этими, к примеру, каштанами, давно привыкли и к каштанам, и к скамейкам. И кажется они не понимают, насколько это необыкновенно. И мне всегда хочется закричать - ну посмотрите же - какое оно всё разноцветное и прекрасное!

Вторая неожиданность оказалась, как ни странно, в самом институте. Прямо с третьего этажа вниз огромная труба, по которой можно скатиться. Я взяла коврик, набрала воздуха и поехала. Кажется, в этом институте никто не слышал такого визга. Я снимаю шляпу перед этим архитектором - карусель прямо в институте. Может стоит всем архитекторам дать эту идею? Впрочем, как мне рассказали, именно это является одной из знаменитых аттракций Мюнхена - так что, видимо, не получится.

Вечером накрапывал дождик. Я сидела в небольшом кафе на улице, смотрела на дождь, пила пиво и думала только о том, насколько жалко оттуда уезжать - из этой красно-сине-зелёно-жёлтой рождественской открытки. Но всё хорошее заканчивается - и на следующий день я уже сидела в поезде и ехала в небольшой городок в восточной Германии - с необыкновенным названием Ена....

Прекрасного всем дня! Разноцветного и сказочного! Ваша Я.

Tags: опусы, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments