Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Диета

- С сегодняшнего дня я на диете, - громко провозгласила Петрова и внимательно посмотрела на Петрова, уткнувшегося в очередную стрелялку. - Ты меня слышишь вообще? Я тебе говорю - с сегодняшнего дня я на диете!
- Сейчас уже вечер, ласточка, - не поднимая глаз, отреагировал Петров, - и вообще, - он благоразумно нажал на паузу, понимая чем грозит отсутствие полного внимания - для чего тебе диета, ласточка моя?
- Как это для чего? Ты что, ничего не помнишь? Ты помнишь вообще, что Людка пригласила нас на свадьбу - через неделю нам туда идти. А я, между прочим, - повернувшись к зеркалу, сокрушённо констатировала Петрова, - поправилась. И в таком виде появиться перед Людкой я никак не могу! Она, небось, только и ждёт этого.

Петров поморщился, но промолчал. По прошлому опыту это был тот самый момент, про который ещё древние китайцы говорили, что молчание золото. Если я скажу, что ей нужна диета, будет скандал - подумал Петров, - если скажу, что не нужна, будет скандал. Петров выбрал нейтралитет. Петрова оторвалась от зеркала и внимательно посмотрела на мужа.

- Тебе что, нечего сказать? Вообще?
- Конечно, есть, ласточка, - елейно проговорил Петров, надеясь не вдаваться в подробности.
- Тогда скажи! - Петрова смотрела угрожающе и ситуация грозила перерасти в скандал.

Петров перебрал в уме все варианты и выбрал самый безопасный.

- Чем я могу тебе помочь?
- Помочь?! Сделай так, чтобы эти проклятые десять килограммов с меня как ветром сдуло - прямо сейчас. И чтобы Людка оказалась толще на двадцать, как минимум. И ещё, ещё, - лицо Петровой скривилось и она приготовилась зареветь, - ничем ты не можешь мне помочь! Гречки купи хотя бы - с завтрашнего дня диета - и ни-ни!

Напольные весы пискнули и показали 75 кг. Петрова грозно посмотрела на них и прошипела - я вам покажу! Прямо завтра и покажу! За неделю, чтобы 65 мне показывали - ишь, распоясались!

Утро обещало быть приятным. Воскресенье. Петров встал, потянулся и пошёл на кухню. На кухне царил хаос. Петрова доставала из холодильника продукты.

- Ты почему, почему мне не сказал, что у нас ещё пирожки остались? Что мне теперь делать? Я на диете - понимаешь? Я не могу... Я не буду... А их придётся выкинуть! Мы что - миллионеры?
- Я могу их съесть, - улыбнулся Петров, - чтобы не выкидывать.

Петрова задумчиво смотрела на пирожки. Рядом с пирожками лежал сельдерей, планирующийся на завтрак. Строжайшая диета - только сельдерей.

- Жри, скотина, - угрюмо сказала Петрова и пододвинула к мужу тарелку с пирожками. Пирожки были любимые - с капустой, грибами и луком.

Петрова бодро подошла к столу со своей тарелкой. На тарелке лежал кругляшек сырой морковки, кусочек сельдерея и половинка огурца. Пока Петров доедал пирожки, Петрова грызла морковку. Ничего страшного, - думала Петрова - между прочим, это очень полезно. И килограммы долой. Петров направился к компьютеру, Петрова побежала к весам. Весы пискнули - 75. Ничего, подумала Петрова, не так быстро - подождём ещё.

Всё время до обеда Петрова провела в походах к холодильнику. Холодильник манил, как никогда. Да что же это такое, думала Петрова, без диеты есть хочется значительно меньше. Ты не хочешь есть, не хочешь, - мысленно успокаивала она взбесившийся организм. Организм категорически не был согласен с этой доктриной. Организм требовал булочку, кусок торта и отбивную. Перебьёшься, бормотала Петрова, грызя сельдерей и запивая его водой. Машка сказала, что на диете надо много пить и часто есть. Только не сказала, что есть. К полудню Петрове стало совсем худо. Начало подташнивать и показались первые признаки недоедания. Казалось, что она не ела целую вечность. Петрова решительно шагнула к холодильнику и отрезала себе кусок шоколадного торта. Ничего, подумала Петрова - я же только сельдерей ела, ничего страшного. На обед буду есть мало, на ужин вообще ничего - ничего страшного.

Петрова доела торт и побежала к весам. Весы пискнули - 75 килограмм и двести граммов. Сволочь, подумала Петрова - это всё от воды.

На обед Петров ел куриную ножку с жареной картошкой. Петрова, сдерживая слёзы, доедала гречневую кашу. Первый день всегда самый сложный, вспомнила она Машино напутствие - завтра будет легче.

Вечером, вместо обычного чаепития с творожной запеканкой, Петрова жевала огурец, поглядывая на Петрова недобрым взглядом.

- Вкусно?, - угрюмо спросила она, наблюдая как коршун за тем, как Петров отрезал себе второй кусок подряд.

Петров задумался. Это был стратегически важный момент. Надо было что-то ответить и, желательно, быстро. Петрова мрачнела на глазах.

- Не очень, - миролюбиво улыбнулся Петров.
- Не очень?, - взвизгнула Петрова, - Моя запеканка и не очень?
- Что ты, дорогая, - Петров пошёл на попятную, - запеканка прекрасна. Великолепная запеканка - самая лучшая из всех, которые ты когда-либо готовила.

Петрова вздохнула и пошла к весам. Весы показывали 75 с половиной. Петрова отошла, прошлась по комнате и встала на весы ещё раз. Весы неумолимо показывали 75 с половиной. Завтра - завтра будет лучше, пробормотала Петрова.

Ночью ей снились запеканка, пирожки с капустой и шоколадный торт. Она жадно ела их прямо руками, и оглядывалась по сторонам, проверяя не видит ли кто её позора. Во сне никого не было. Был только бесконечный холодильник, из которого она извлекала продукты один за другим. В какой-то момент ей приснилась гречка, но усилием воли она заменила её на говяжью отбивную. Под утро ей снились весы, показывающие 50 килограммов и требующие набора веса. Это был самый счастливый момент. Именно в этот момент из холодильника невидимая рука протянула ей запеканку. Запеканка была прекрасна. Петрова мычала от удовольствия и думала о том, что никогда, после диеты, в жизни не притронется к сельдерею.

Утром Петрова побежала к весам. Весы пискнули и показали 74.9. Петрова улыбнулась, сбегала в туалет и снова встала на весы. Весы показали 74.8. Петрова блаженно потянулась и пошла на кухню.

Ещё несколько дней, успокаивала она сама себя - меньше недели. Надо потерпеть. Надо потерпеть. Петров зашёл на кухню и поцеловал жену в щеку.

- Будем завтракать?, - осторожно начал Петров.
- Тебе бы всё жрать и жрать, - пробурчала Петрова, - а некоторые, между прочим, на диете! А тебе всё равно!
- Ласточка, зачем тебе эта диета?, - начал по второму кругу Петров, думая о том, что если так будет продолжаться, надо будет срочно лететь в командировку - куда угодно, хоть в Якутск.
- Надо. Потому что я не покажусь в таком виде. И я, кстати, уже похудела на двести граммов!
- Вот и замечательно, - воскликнул Петров, - теперь можно и прекратить диету..
- Ты так считаешь? - миролюбиво-задумчиво спросила Петрова.
- Я так считаю! - поставил печать Петров.

Петрова вздохнула и отрезала два куска запеканки. Себе поменьше. С завтрашнего дня - только сельдерей и гречка, клятвенно пообещала она про себя - и морковка. Больше ничего. С завтрашнего дня. Совершенно точно.
Tags: годно, опусы, стёб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 82 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →