Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Двузначное

Влюблённость есть бинарное состояние. Либо один, либо ноль. Впрочем, не так -- оно, всё-таки, двузначное: один-один, один-ноль, ноль-один или ноль-ноль. Как-то к нам приезжал один наш друг, который, будучи изрядно под шофе, подарил нам незабываемую фразу. Он задумчиво рассказал мне о том, что у него двузначное отношение к моему другу. Двузначное. Как я ни пыталась утром выпытать, откуда взялось двузначное отношение, и почему оно не стандартное однозначное или, хотя бы, трёхзначное -- для солидности, хотя бы, -- ответа я так и не получила. Ни от одного, ни от другого. Но фраза прижилась, и грех ею не пользоваться. Особенно, когда в данном контексте это действительно двузначное.

Когда ноль-ноль -- совсем неинтересно, не о чем вообще говорить, рассуждать, даже смотреть и то -- некуда. Ты в меня не влюблён, я в тебя не влюблена, мы счастливы, как первые бронтозавры, жуём траву, живём дальше. Иногда можно жевать траву вместе, в местах отведённых для этого или не отведённых. Правда, когда этой самой травы слишком много, когда места слишком правильные, когда жуёте всё время вместе, тогда... Это самое ноль-ноль может неожиданно перейти в одно из следующих. Потому как, оказывается, что несмотря на всю уверенность, состояние это крайне зыбкое. Да и что с него взять -- когда сплошной ноль. Делов-то, сменить ноль на единицу. Правда, часто меняется только на одну единицу. А когда одна единица -- это уже совсем другое: интереса больше, градус пафоса растёт, напряжение... и вообще. Но давайте отложим это на потом.

Когда один-один, рассуждать можно долго, интересно, красиво и с некоторым пафосом: бабочки в животе, лапша на ушах, кривая кардиограмма -- нет, она всегда, конечно, кривая, но в этот раз особенно, -- и полное отсутствие здравости рассуждений. Некоторые пребывают в таком состоянии всю жизнь. Это, на самом деле, просто прекрасно. Когда сидите в кафе, держитесь за руки и чувствуете себя полными идиотами. Несмотря на детей, оставленных на заботливые руки бабушек-дедушек, соседок или драгоценной мадам, найденной месяц назад и ещё не сбежавшей от вашего бриллиантового чада, как десять предыдущих. Незаметно оглядываетесь -- неудобно же, люди смотрят, -- а оказывается, никто не смотрит, все так же сидят взявшись за руки, а те, которые не сидят, так им и вовсе всё равно. И ощущение как в первый раз, ещё бы не звонил каждые пять минут телефон: ваш ребёнок опять пытается съесть отвёртку, холодильник уже можно выкинуть, а телевизор, кажется, взорвался, но, в остальном... И быстрые инструкции: отвёртку вытащить плоскогубцами, на крайний случай слабительное в шкафу в ванне на третьей полке -- но обязательно вытащить, это единственная отвёртка в доме, -- телевизор выкинуть, холодильник потом -- после того как будет извлечена отвёртка, что-то ещё?! И снова как идиот. Влюблённый идиот. Это же так прекрасно. Совершенно бинарно. Один-один и пусть весь мир подождёт -- кому он вообще нужен, мир этот ваш?

Первый день рождения нашего ребёнка мы отмечали так прекрасно, что я, в глубине души, надеюсь отмечать все остальные точно так же. Ребёнок мирно мучил бабушек и дедушек, которые на воспитании собаку съели (не зря же мы такие прекрасные), а мы, нарядившись... Нет -- нарядилась исключительно я. Нарядилась на пятнадцати-сантиметровые каблуки, на которых можно было дойти исключительно до предполагаемого ресторана. Если не смотреть под ноги. Страх высоты, знаете, никто не отменял. Мне мерещилось, как я элегантно с них падаю и сворачиваю шею. Не чью-нибудь, а исключительно свою. Но не признаваться же в таком. Мы дошли до ресторана, взялись за руки, съели по антрекоту на брата, выпили две бутылки вина и почувствовали себя бронтозаврами. С бабочками, лапшой, кардиограммой и полным отсутствием какой-либо разумности. И действительно -- тяжело назвать человека, собирающегося после бутылки вина пройти километр на пятнадцати-сантиметровых каблуках разумным. Но это такие пустяки, по сравнению с этим ощущением: ты влюблённый идиот. Несмотря и вопреки. Завтра вы поругаетесь. Завтра ты будешь хотеть разбить ему тарелку о голову, а он будет мечтать засосать тебя в пылесос, чтобы не слышать и не видеть. Но это только завтра. Сегодня у вас один-один, сегодня вы идиоты, а идиоты не думают о том, что будет завтра. Они, честно говоря, вообще не думают. Ни о чём. И это совершенно прекрасно.

Самое проблематичное один-ноль или ноль-один. И они совершенно не симметричны, как бы того ни хотелось. Ведь это очень сильно зависит от того, кто ты в данном тандеме. Радостно кивающие и соглашающиеся быть нулём, подождите. Это совсем не так радостно, как может показаться на первый взгляд. Поскольку я, всё-таки, несмотря на, таки девочка, я буду только о девочках. Простите меня великодушно, все не охваченные, но столь любимые мной мальчики. Предположим ты ноль. Ты не влюблена, тебе хорошо, у тебя не пафос, а даже некоторый энтузиазм. Он так смотрит, девочки, -- рассказываешь ты и хлопаешь в ладоши, -- так смотрит! Приносит цветы, заказывает вино и давится салатом, потому что ты на диете. И в первые разы это невероятно увлекательно, интересно и вообще -- внимание оно всегда приятно, цветы радуют глаз, а вон то вот вино ты бы сама в жизни не заказала, ты же не сумасшедшая! Но это всё быстро заканчивается. Из этого два пути: либо ты перейдёшь в состояние один, несмотря на то, что он совершенно не в твоём вкусе, несмотря на то, что все, включая тебя, считают его занудой, несмотря на то... Да несмотря на всё -- это же необъяснимо и бинарно. Что-то щёлкнуло, и перешла. Либо не перейдёшь. И если ты не перешла, тогда у него два пути: либо ходить за тобой, надеясь на то, что наступит стадия бронтозавров, либо осознать и искать свою единицу. И оба эти пути ужасно огорчают. Сначала второй. Это совершенно ужасно: ходил-ходил, ты уже так привыкла, тебе нравится это вино, эти цветы и вообще -- такой душка, просто ах! А тут: негодяй, как он мог?! Как он мог пойти и найти себе какую-то дурацкую единицу?! Прямо до слёз. Ведь это же твой поклонник, как он посмел?!

На самом деле, первое ещё ужаснее. Потому, что он ходит, смотрит на тебя глазами недовымершего ящера и соглашается совершенно со всем. Даже когда ты говоришь откровенную чушь. И жалко его до ужаса, и какой-то даже азарт просыпается: а если я вот так? Хм... И это не взяло. А тогда я вот так! Держится, смотри-ка! И после сотого вот так, становится абсолютно невыносимо. Потому что ты и так, и сяк, а он всё равно глазами недовымершего ящера. Вспоминаются организации по защите ящеров и ты просыпаешься в холодном поту: они точно сегодня-завтра придут по твою душу. И тогда: прости, дорогой, ты просто прекрасный, ты замечательный, ты самый лучший, и ты достоин самой лучшей женщины: той, которая тебя будет любить, просто обожать! Но это не я. Ты не виноват -- я просто дура. Не в состоянии оценить, не в состоянии... Ничего, короче, не в состоянии, господи, уже пойми, свали и не появляйся больше. Главное, улыбаться и временами утирать набегающую слезу. Иногда срабатывает. Но иногда тебя начинают убеждать, что ты и есть та самая, просто пока не поняла. Такие страшнее всего. От таких просто бежать-бежать-бежать: прости, любимый, так получилось.

А вот если ты в этом тандеме единица... Держитесь, силы небесные! Не ценит, не любит, негодяй, не понимает своего счастья, сам дурак, больше ни за что, никогда! Но каждый следующий раз ты наряжаешься, будто конец света, выбираешь самую очаровательную улыбку из всех, зафиксированных за последний час в зеркале, и идёшь. Будто на войну. На самом деле, действительно на войну. Потому, что вдруг именно сегодня у него щёлкнет. И если щёлкнет, то просто прекрасно, смотри предыдущие пункты -- вы бронтозавры, идиоты, жить вам долго и счастливо, по крайней мере, пока кого-то не перещёлкнет в другую сторону. А вот если не щёлкнет... Бедные, бедные подруги. Держитесь! Вы будете слышать с утра до вечера только о том, что именно сегодня он, когда звонил, так сказал не здравствуй, а привет: что это значит? Значит ли это, что я ему сегодня нравлюсь больше, чем вчера? А чем позавчера? А чем неделю назад? Нет, неделю назад он говорил только здравствуй. И смотрел всегда прямо. А сейчас иногда наклоняет голову -- это что значит? Нет, у него никого нет -- это же значит, что шанс есть, правда же? Да, подожди, не вешай трубку, он ещё сказал, что сегодня обязательно пойдём обедать. Обедать -- это же не просто так? Ну да, работаем вместе, обедаем в одном и том же месте... Нет, ну подожди, не может же быть, чтобы это ничего не значило! Подожди, не клади трубку... Но подруга бронтозавр, счастливый идиот, ей не понять.

И слёзы в подушку, злые взгляды на телефон и непременно, минимум десять раз, поднять трубку, проверить гудок. Вдруг он звонит-звонит, но не может дозвониться. А вдруг он звонил именно тогда, когда ты подняла трубку? А вдруг... Всё пропало. Всё пропало. Зачем ты подняла трубку? Ведь он звонил именно тогда. Именно в эти две секунды. И снова к подруге: не звонил, подлец, не звонил! Но позвонит же -- как ты считаешь? Нет, я понимаю, что ты не знаешь, но всё равно скажи -- он позвонит или не позвонит?! Ну, пожалуйста, ну скажи! И ты не понимаешь, что ты, на самом деле, в этот момент, влюблённый идиот. Смотришь на телефон глазами недовымершего ящера и ужасно себя жалеешь. Ведь ты самая лучшая. Надо только, чтобы ему это кто-то объяснил. Доступно. На пальцах. А то он никак не понимает. Ужас. Ведь это же бинарное -- ты единица. Один влюблённый идиот. Точнее, идиотка. Правда, в таком состоянии, долго находиться скучно. Ты постепенно переходишь в фазу ноль и идёшь искать свою единицу. На ту единицу иногда посматриваешь: боже, какая же я была идиотка, что я вообще в нём видела? Там же ничего нет -- совершенно ноль. И это правда.

Влюблённость есть бинарное состояние. Совершенно прекрасное.

Замечательной всем пятницы! Ваша Я.
Tags: стёб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments