Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Categories:

Элиягу

Ривка, Рухеле, Изя, Гершик, Барух.

Ривка самая старшая. Огромная девица уже, почти на выданье. Кажется, будто вчера родилась, только-только брисице праздновали, а уже и бат-мицва давно прошла. Косы длинные, тяжёлые. Чёрные. Своенравная. Как посмотрит, так отрежет. С характером. Недаром Ривка - в свою прабабушку. Та тоже была с характером. Даже внешне похожи.

Чем отличается эта ночь от других ночей?

- Гершик, ну что ты скачешь туда сюда, ты слышишь, Барух вопрос задал! Сядь на место. Не хватай со стола. Ещё не начали. Ну что ж такое, сладу с вами никакого нет. Арон, скажи ему, чтобы не крутился!
- А когда афикоман, когда афикоман?
- Афикоман позже, Изенька. Афикоман Барух прятать будет, как самый маленький.
- Опять Барух, всегда Барух, сколько можно!
- Сядь майн хайсл, сядь майн фейгеле - не сердись, будешь ему помогать, будете вместе прятать.
- Мамочка, мамочка, - завертелся Барух на стуле, - это же я майн хайсл, это же я майн фейгеле!
- Ты, конечно, майн хайсл, конечно, майн фейгеле. Ривочка, ну что ты такая серьёзная? Рухеле, не трогай харойсес! Арон, ну давай, читай!

Фирочка была из одной из самых почтенных в округе семей - семьи раввина. Когда исполнилось семнадцать, подобрали жениха. Жених был молодым, рыжим и красивым. Не первый парень, конечно, но неплох. Да и какая разница, в общем-то? Отец сказал, значит такому и быть. Фирочка плакала ночи напролёт. Ей хотелось большего. Ей хотелось любви, хотелось, чтобы сердце ухало, чтобы под языком тянуло, чтобы во рту сладко, как от медовой коврижки. А от него ни сладко, ни горько. Так, кислятина сплошная. Платье сшили красивое. В пол, кружева накладные на лифе - не платье, мечта. Мама аккуратно расчёсывала волосы, заплетала их в тугие косы. Подбирала наверх, чтобы не мешали, чтобы не болтались. Косы были роскошные. Фирочкина гордость. И так жалко было саму себя, что дыхание перехватывало. Но ослушаться? Под хупу она шла, как на эшафот. Фирочка не знала, кажется, что такое эшафот, но если бы знала, то знала бы, что шла она именно так, как туда шли. Свадьбу назначили незадолго до Песаха - иначе целых два месяца ждать потом. Чуть меньше двух - сорок девять дней. Сорок девять дней можно было бы ещё надеяться, что свадьбы не будет. Но назначили до - чтобы первый седер встретить уже вместе. Как дошла до хупы и сама не помнила, но помнила, что поняла внезапно, что никакие силы не заставят. Хотелось содрать с себя платье прямо с кожей, которая стала липкой и противной - как леденец, который раз облизнули и оставили. Развернулась и побежала изо всех сил, наступила на длинное платье, материя треснула и разошлась. Добежала до дома, рванула на чердак и заперлась. Всё потом. Потом разговор с отцом, потом слёзы матери, потом подумает о том, что опозорила всю семью. Всё потом. Сейчас содрать с себя это ужасное, кажется навсегда приросшее платье, и вздохнуть.

Отец был зол. Чёрен, словно туча в грозу. Кричал, колотил кулаками по столу. Потом обмяк, сел за стол и принял решение. Раз так не захотела, то в следующий раз только за вдовца или разведённого. И чтобы старше был - много старше.
Read more...Collapse )
Tags: годно, опусы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 62 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →