Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Дискуссии в жж

Я очень редко пишу на злободневные темы. Практически никогда. Даже тогда, когда я как бы пишу, я настолько это маскирую, что никто не понимает, что на самом деле, я написала на самую горячую тему недели. Один из моих недавних постов был навеян целиком и полностью скандалом, разгоревшимся на почве сексуальных ориентаций. И иногда мне невероятно хочется написать что-то на злобу дня. Хлёсткое, чтобы каждое слово по лицу било, чтобы как прочитал, будто плёткой тебя огрели. Я умею. Я умею жёстко. Я умею зло. Я умею отхлестать издалека. Мы все это умеем. Кто лучше, кто хуже. И хочется мне написать, руки тянутся, бумага дрожит, ручка трясётся, а дома мне говорят:

- Подожди, постой. Подумай секунду. Вот напишешь ты сейчас. Хорошо напишешь, не сомневаюсь даже. И что? Давай подумаем -- и что дальше? А я тебе расскажу что дальше. Подожди, не говори сейчас. Послушай меня. Помолчи, тебе сказали. Я тебе весь сценарий расскажу. Напишешь ты злое, прекрасное, свою позицию со всех сторон обставишь, всё объяснишь. Объяснишь так, что не понять невозможно. А дальше начнётся вот что. Поначалу придут к тебе твои читатели. У тебя великолепные читатели. Они не зашоренные, они умные, они умеют понимать не только буквально, но и намного глубже. Они с тобой согласятся. Они присоединятся к твоему праведному гневу. Дальше придут менее знакомые люди -- может быть те, которые знакомые каких-то малознакомых читателей. Они будут чуть менее согласны, но всё ещё, если повезёт, будут корректны, вежливы и даже, может быть, будут аргументировать. А вот дальше придут совсем незнакомые люди -- ты их знать не знаешь, видеть не видела, тебе, по большому счёту, не так уж интересно их мнение. А они всё равно его тебе выскажут. Агрессивно, с нахрапом. Ведь ты же и для них писала -- так?

Мне много ещё чего говорят. Я поначалу пытаюсь что-то возразить, потом, как рыба, открываю рот, всё ещё думая, что пытаюсь возразить, потом иногда ещё делаю жест рукой, мол, подожди, мне есть что сказать, а потом замолкаю совсем. Даже руки молчат. Потому, что прав. И не пишу. Зато читаю. Недаром я завела таких разных френдов -- кто-то исключительно стихи пишет, кто-то замечательные рассказы, а кто-то на злобу дня. Может и не так хлёстко, зато так, как мне хочется. И тогда я иду к ним и рассказываю о своей позиции. А дальше начинается интересное.

Некоторые посты некоторых френдов неизвестным науке образом становятся невероятно известны. Туда приходят разные люди с разными целями. Одно объединяет всех этих людей -- им невероятно хочется сказать хоть что-нибудь. Иногда неважно что -- главное, сказать. Интересно наблюдать, как в одном и том же месте, один и тот же человек отстаивает три, а то и больше, разные точки зрения. И вот те, которые приходят -- приходят толпой, бегут так, что аж пыль из-под сапог, приходят так, что на входе давка, приходят для того, чтобы кого-нибудь задавить -- до того, как задавят их, -- вот они, очень часто, не только выражают своё мнение: тихо, спокойно, в порядке общей очереди; они ещё возражают всем, кто выразил это самое мнение до них. Это и есть цель. Прийти, выразить, наследить, получить очередную порцию кайфа от реакций неподготовленного человека. Когда я только завела журнал, я участвовала в некотором количестве подобных дискуссий. Я не понимала что к чему, я искренне считала, что человек говорит именно со мной, я искренне пыталась донести свою позицию всем, кто пытался со мной о ней говорить. А потом я поняла: это, по большей части, бессмысленно. Всё, что я для себя вынесла, это приблизительно следующее.

Вначале я высказываю позицию: я говорю, что испражняться на улице нехорошо. Мне отвечают на это, что, между прочим, в европах-америках, вами так любимыми, все испражняются на улице, и что с того? Так что европы-америки теперь плохие? Раньше я вступала в дальнейшую беседу, искренне пытаясь понять при чём здесь европы-америки и как это соотносится с тем утверждением, которое я высказала -- которое является моей личной точкой зрения, которую я могу обосновать и имею право иметь. Теперь я этого не делаю. Потому, что это всё слишком предсказуемо и скучно. Потому, что я по природе мягкий человек, потому, что я действительно обижаюсь, а он, на той стороне монитора, жрёт (не ест, а именно жрёт) свой попкорн (как говорят в интернете) -- я для него никто. Я не человек, я бит информации. Я пиксель на экране. Я-то считаю его человеком, а он меня исключительно пикселем. Говорить с пикселем можно как угодно, никакая этика не требует быть корректным, вежливым и дружелюбным с кусочком матрицы. Матрица она матрица -- она никто. И поэтому следующий аргумент: ах, вы из Израиля, ну всё понятно же. Ах, так вы же жидовка -- о чём с вами говорить? Ах, да вы же фашист/нацист, о чём я вообще с вами разговариваю? Ах, так вы ещё и лесбиянка -- ну понятно же всё тогда. Как это не лесбиянка -- не притворяйтесь, даже через экран видно, что лесбиянка, к тому же жидовка, а если ещё и покопаться, то у вас бабушка, небось, с монголами в степи развлекалась. Ах, так вы за гомосексуалов ратуете -- отчего же тогда вы не ратуете за педофилов, к примеру? Они, между прочим, тоже люди, у них тоже права. Или вот, к примеру, за серийных убийц -- им тоже хочется ходить и убивать, отчего же вы их лишаете этого права?

Почитав одну дискуссию (можно даже в ней не участвовать) уже наизусть знаешь все аргументы из всех остальных.

Когда человек пишет комментарий в ответ на мой комментарий, оставленный где-то -- такой, в котором с неким вызовом преподносится некое опровержение моего тезиса (а зачастую у меня и тезиса нет -- но надо написать хоть что-нибудь, хотя бы -- сам дурак), то он преследует, с моей точки зрения, одну из следующих целей: либо это провокация, он провоцирует меня на что-то, на что я явно провоцироваться не хочу; либо ему просто скучно, понадобился адреналин, а тут такая удачная возможность поругаться; либо этот человек действительно так думает.

Когда кто-то приходит на территорию моего журнала, я обязательно с ним здороваюсь, приветствую, предлагаю чувствовать себя уютно. Он пришёл ко мне в гости -- я обязана сделать всё, что в моих силах, чтобы ему у меня в гостях было хорошо. Я разговариваю с ним, так как все, кто приходит ко мне в гости, мне интересны. Было, конечно, пару раз, что приходили агрессивно настроенные, но в этом случае я просила их либо сменить настрой, либо ко мне не приходить. Это мой журнал. Это мой дом. Я должна уделить внимание любому заглянувшему. Так меня научили в детстве и меня уже не переучишь -- слишком стара и упряма. Но когда я на чужой территории, я не обязана поддерживать разговор ни с кем, кроме, может, хозяина -- я к нему пришла, я вторглась на его территорию. Я могу поддержать разговор, если мне интересен собеседник. Я могу поддержать разговор, если я знаю собеседника и мне интересно его мнение -- даже если оно отличается от моего, особенно если оно отличается от моего (об одном и том же мнении и говорить нечего -- согласились друг с другом и пошли пить пиво к вящему удовольствию); я могу поддержать разговор, если мне предлагается неординарный взгляд на то или иное. Но поддерживать разговор с человеком, который заведомо хочет не разговора, а склоки, в которой, к тому же, я почти могу угадать каждый следующий шаг? Нет, увольте. Мне неинтересно. Мне скучно. Поддерживать разговор, в котором предлагаемая точка зрения вне моей красной черты, с незнакомым человеком, посчитавшем необходимым донести до меня, что я не права -- увольте.

Я читаю посты -- те, которые на злобу дня; те, из-за которых появляются те, которые на злобу дня; те, которые появились в ответ тем, которые появились в ответ тем, которые на злобу дня; и иногда мне становится страшно. Страшно, что есть люди, которые не понимают чего-то, на мой взгляд, очень базисного. Чего-то, что я буду объяснять своей дочке раз за разом -- всю жизнь. Каждый человек имеет право на собственное мнение -- оно не обязано мне нравится, я не обязана говорить с теми, кто его имеет, но каждый человек имеет право на собственное мнение. К примеру, есть люди, считающие, что Израиль надо стереть с лица земли. Имеют ли они право на эту точку зрения? Безусловно, имеют. Буду ли я с ними её обсуждать? Нет, не буду. Это та самая моя красная черта -- я не буду ничего ни доказывать, ни опровергать. Я просто не буду говорить с обладателями этой точки зрения. И вот с теми людьми, которые действительно думают так, как я не только не думаю, а даже думать не хочу, я говорить тоже не хочу. У меня много границ, я их заботливо охраняю. Я охраняю своё душевное спокойствие и благополучие. Я не пиксель, не бит информации, я живой человек. Я прихожу сюда, чтобы отдохнуть и узнать как поживают мои френды, что нового в мире, что произошло за день/неделю/месяц. Я никогда не стану скандально-известной. Чтобы такой быть, надо позволять скандалы -- даже если сам ты в них не участвуешь, а лишь потираешь ладоши в радостном предвкушении. Это, кажется, называется вброс (если я не путаю). Я так тоже умею -- честное слово. Но не хочу. Несмотря на то, что у меня есть точки зрения, с которых, наверное, сдвинуть меня невозможно.

К чему я всё это пишу? Да просто мысли вслух -- ничего больше.
Tags: мысли вслух
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 53 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →