Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Не обижайся так громко

- Мама, я хочу тебя пожалеть, погладить... Мама, нельзя обижаться так громко!

Часто я не понимаю, что она имеет в виду, но иногда попадает в самую точку. Громко обижаться -- подумать только, никогда бы мне не пришло такое в голову, а ведь действительно я обижаюсь иногда очень громко. И молчу очень громко -- прямо по Ремарку "это очень громкое "лесное молчание"".

Я скоро буду дома. Мне бы только понять, что я чувствую. Совсем недавно, буквально полтора месяца назад, я была благостный, замученный, ничего не знающий идиот. Я не читала новостей, не знала что происходит, не имела ни малейшего представления о чём надо волноваться, кроме как о том, что вот я еду, а работа совсем не та, что хотела, что... Да ладно, впрочем -- какое это имеет значение. Глядела наивными глазами-дуреманами в апреле на близкую девочку и недоумевала, что она имеет в виду, когда говорит, что волнуется о том, что происходит в Украине. А чего там происходит-то? Ой, нет -- не рассказывай мне, у меня сегодня нет сил. Давай лучше пива выпьем.

Мой зубной врач принимает меня всегда, как родную. Ещё бы -- я уже даже устала шутить на тему того, что на те деньги, которые я оставила в его кабинете, не только его дети и внуки, а ещё и правнуки смогут получить очень и очень неплохое образование. У нас всё чин-чином. Я сажусь в кресло, он просит открыть рот, а потом что-то цокает такое, что нацокивает на ещё один университет для ещё одного, ещё даже не зачатого, правнука. И разговоры, исключительно, ни к чему не обязывающие. А тут -- тебе не страшно возвращаться домой? Да нет, не пойми меня неправильно, у меня у самого фамилия, я бы хоть сегодня... Но вот правда -- не страшно? Да нет, пожимаю я плечами, совершенно не понимая о чём вообще он говорит -- не страшно. Работа будет не та.. Ужасно жалко, плохо -- я уже почти готова опять жалеть себя (впрочем, мне уже даже это почти надоело -- полгода жалости к себе это слишком -- даже для меня) -- но страшно? Нет, не страшно.

Я возвращаюсь домой, сажусь тихонечко в кресло -- слушай, золото, ты же умный -- чего такое происходит, а? Чего это он меня спрашивает не страшно ли мне возвращаться? И ещё -- заодно -- что там в Украине? И, если мы уже говорим, исключительно, чтобы не быть идиотом, о каком таком самолёте сейчас все говорят? Он смотрит так ласково, так нежно. Зуб даже не болит -- чего ему болеть-то сейчас? Сейчас анестезия -- это потом как бабахнет. Золото, тебе правда хочется это знать? Я молчу снаружи и кричу внутри -- не хочется, ей-ей не хочется! Но все говорят -- как не стыдно, какой ужас, вот есть такие люди, им на всё наплевать, они даже про... не знают! И внутри я кричу -- мне не наплевать, несмотря на то, что не знаю, но даже если бы знала, что бы лично я могла сделать? Да кто я такая? Где я такая? Так, очередной набор атомов. И этому набору атомов почему-то очень стыдно -- ведь все знают, про какой-то там самолёт, про Украину, про мой дом -- и только я пребываю в состоянии благостного идиота. Я сажусь читать.

Нет, я не буду рассказывать сейчас ни о своих ощущениях, ни о реакциях, ни о чём. Какая разница? И для чего добавлять к уже существующему.

-- Слушай, ну не грусти -- давай я тебя рассмешу!
-- А давай -- но только вот так, чтобы до слёз.
-- Тогда слушай. У нас огромная, -- я широко раскрываю глаза и развожу в стороны руки, чтобы было ещё понятней, -- проблема!
-- Я знаю -- ты боишься ракет, боишься без работы, боишься
-- Да ну, ты чего -- ну какой же ты дурак, право слово! Неужели ты думаешь, что это то, чего я действительно боюсь? Сейчас я тебе расскажу чего я действительно боюсь. Слушай. Мы вот уезжаем и можем взять с собой только три чемодана в багаж, а всё остальное в контейнере, так ведь? И при этом раскладе объясни мне, пожалуйста, как я возьму с собой 16 пар туфлей?! И да -- тут нечего обсуждать -- я говорю только о тех, которые мне жизненно необходимы эти полтора месяца, пока не придёт багаж. Вот как я их возьму?! Ты вообще понимаешь какая у меня трагедия?!

Он хохочет и советует посоветоваться, а я же точно знаю, что мне насоветуют все эти горе-советчики: набить коробки, прости Мардук, трусами, носками и ещё чем-то, что, с моей точки зрения просто неприемлемо. Это же просто кощунство по отношению к этим гордым, отдельно взятым, туфлям.

Туфлей... туфель... Даль услужливо сообщает, что всё зависит от того, что это в единственном числе -- туфель или туфля. Туфель только к джинсам, ну правда же. А туфля... Она такая, вот такая... Вот к такому...

-- У нас всё хорошо. Только четыре сирены. Нет, правда, это же прекрасно. Но страшно -- правда. Но ты не волнуйся.
-- Я волнуюсь. У меня 16 пар туфлей и, приблизительно, 600 блокнотов.
-- Вот и хорошо. Тебе не до сирен. Хочешь, мы тебе купим ещё?

Хочу, конечно. Я же сумасшедшая. И потом, лучше о туфлях же..

-- А почему тебе страшно?
-- Потому, что я, кажется, плохой человек. Вот, к примеру, сирена, бомба, а у меня туфли и чадо. И я даже не знаю как тебе объяснить, что я не знаю, что я побегу спасать -- понимаешь?
-- Ну так, если в этом вся загвоздка, давай так -- ты возьмёшь туфли и чадо, а я возьму вас -- и все при деле. Как Чебурашка!

Я громко обижаюсь

-- Значит и ты думаешь, что я плохая мать!
-- А почему тоже?
-- Нипочему -- чтобы не задавался!
-- Не думаю, нет. Просто думаю, что тебе будет грустно без обуви. Сирена всего ничего, а обувь...

И чего я так громко обиделась?

Холодное пиво очень подходит к удушающей жаре. У меня, как оказалось, аллергия на траву, деревья и собак.

-- Слушай, а они не говорили, есть ли у меня аллергия на тебя?!
-- Неа, не говорили. А даже если есть -- всё, концерт закончен, гаснут свечи.
-- Чего это закончен? Я, между прочим, свободная женщина!
-- Я помню-помню. Свободная. Только кто туфли волочь будет?

Не обижайся так громко.

-- Мама, не расстраивайся, у тебя лоб в складочку.

И это неоспоримо. Если лоб в складочку, то...
Tags: зарисовки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 52 comments