Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Изверги

Чувствую себя отвратительным родителем. Жестокосердным и непробиваемым. Чадо хочет животное.

-- Мама, давай у нас будет жить кошка, -- она смотрит на меня так, что я понимаю, что моё следующее слово отразится на всей её дальнейшей жизни.
-- Дорогая, но мы не можем взять кошку -- ты же знаешь, у папы аллергия, -- я пытаюсь объяснить, понимая, что моё объяснение нежизнеспособно.
-- А давай мы выгоним аллергию и возьмём кошку! -- я не успеваю ничего ответить, -- Кошка лучше аллергии!

Дальше мы беседуем о том, как невозможно, к сожалению, поменять аллергию на кошку. Никак. Чадо расстраивается, но не сдаётся

-- А тогда мы их разделим -- они будут жить в совершенно разных местах!
-- А у нас так и есть, -- не теряюсь я, -- папа живёт дома, а кошки в других местах, в разных. И им всем хорошо.

Невозможность взять кошку развивает способность к абстрактному мышлению.

-- Тогда, давай мы возьмём улитку! -- неожиданно предлагает чадо. Я не понимаю перехода от млекопитающей, приятной на ощупь, кошки, умной и ласковой, к холодной и презрительной улитке, поэтому мучительно пытаюсь сообразить что же будет правильным ответом.
-- Нет, давай мы не будем брать улитку, -- ну не объяснять же ей, что мне страшно от самой мысли, что вот это будет ползать у меня по дому и презрительно покачивать хитином, в ответ на мои попытки накормить это сыром и колбасой. Чем они вообще питаются? Интернет сообщил, что они крайне неравнодушны к листьям винограда и лесной земляники, капусте, конскому щавелю, крапиве, лопуху, медунице, одуванчику, подорожнику, редьке и хрену. Из всего обилия я смогу кормить её только хреном и редькой. Если бы я была на её месте, мне было бы очень грустно. Самое интересное, что интернет сообщил мне, в первую очередь, о том, что улитка является деликатесом. Правильно приготовленная улитка, сказал мне бездушный интернет, это высшее наслаждение. Мне сразу представилось, как мы накормили её хреном и редькой, а потом немедленно правильно приготовили.

-- Ты понимаешь, улиткам очень нравится жить на улице. Они очень любят дождь -- всегда выползают после дождя. А дома же у нас нет дождя.

С этим, чадо, печально вздохнув, согласилась.

-- Мама, мама, -- у неё новая, самая лучшая идея, -- давай мы заведём собаку!
-- Собаку можно, конечно, -- осторожно подбираю я слова, -- но не прямо сейчас.

Я вспоминаю несчастного Малыша и понимаю, что я ужасная мать. Разговоры о собаке заканчиваются так же внезапно, как и начинаются. Я радуюсь, но рано. В пятницу они возвращаются с букетом огромных шариков. Шарики летают под потолком, довольно покачиваясь. Чадо распутывает букет, выбирает пузатый белый шарик и довольно бежит ко мне

-- Мама, мама, погладь -- это моя собачка! Это чудесная собачка! Её зовут -- Пятачок, представляешь? Ну погладь -- она не кусается.

Чувствую себя извергом.

*********************************

В последнее время читаем много разных сказок. Поэтический период отступил, наступила жестокая эра прозы. Я любуюсь иллюстрациями и думаю о том, что в моём детстве такого не было. Всё яркое, красивое. Но оказалось, что я забыла содержание некоторых сказок.

-- Мама, почитай мне про девочку -- со спичками. Мне папа вчера читал. Я тебя что-то спрошу.

Я помню эту сказку. В моей памяти у девочки была коробка спичек и когда она что-то хотела, она зажигала спичку и её желание исполнялось. Там всё было весело и чудесно. Как цветик-семицветик, только ещё лучше -- ведь спичек больше. Я с удовольствием начинаю читать. Это совсем не то, что я помню -- это ужастик. Нет, триллер. Нет, чернуха -- самая настоящая чернуха. Кто этот подлец, который это написал?

-- Мама, ну читай дальше, дальше!

Наконец этот кошмар кончается.

-- Мама, она умерла? -- чадо выжидающе смотрит.
-- Хм.. Да, девочка умерла.
-- А почему она умерла? Она болела? -- чадо хорошо усвоила, что бывают такие болезни, от которых можно умереть.
-- Нет, она не болела. Она замёрзла.
-- Почему она замёрзла? На улице было холодно? Почему она не пошла домой?
-- Она боялась пойти домой -- её бы там ругали.
-- Поругали бы и всё. Почему она умерла? -- чадо, в отличие от сочинителя, миролюбива, благодушна, с ярко-выраженной склонностью к сложным логическим конструкциям. Я не в состоянии продолжать этот разговор.
-- Давай почитаем ещё одну сказку.

Мы начинаем читать про оловянного солдатика.

-- Мама, он что -- тоже умер? И балерина тоже? А почему они все умерли? А мы все умрём? Что, и я тоже? А почему они все умирают?

Я переворачиваю страницу и мы начинаем самую лучшую сказку на свете -- Красная Шапочка. Там всё пристойно и весело. Она бежит по лесу, поёт. Вот чудесная картинка -- зубастый серый волк. Вот земляника, вот цветочек, вот корзинка. Мы почти дочитали. На последней странице иллюстрация: стоит огромный дровосек на распластанной волчьей шкуре, где-то сбоку обнимаются девочка и бабушка. Чадо внимательно смотрит

-- Мама, а волк что -- умер?

Я смотрю на распластанную шкуру и понимаю, что сказать ей, что он просто прилёг отдохнуть после того, что ему вспороли живот, не получится.

-- Да, волк умер.
-- А зря! Надо было попросить нитку и иголку, зашить брюхо и домой идти. А он, дурак, взял -- и умер.

Почему я чувствовала себя извергом?

-- Слушай, ты сам-то читал эти сказки? Это же ужас какой-то. Где те добрые сказки, которые я помню? Мне казалось, что все сказки добрые. -- мы неспешно беседуем наедине.
-- Читал, конечно. Я с тобой не согласен. Возьми, к примеру, Афанасьева -- там всё сплошные ужастики.
-- Ну почему все? Вот про щуку, про колобка -- где же ужастики?
-- Как это где? Вот смотри -- щука, на самом деле, серийный убийца. Всех рыб съела. А тех, что не съела -- те сбежали. Сплошные убийства и репрессии. Чистый триллер. Ещё и дура -- ведь жратвы не осталось. Вот и померла. Колобок не ужастик? Его же съели в конце! Это и есть твой анти-счастливый конец. В счастливом конце что главное? Чтобы главный герой жил-поживал и добра наживал. А его -- съели! Сказки должны быть страшные, ужасно страшные -- иначе психика будет как-то не так развиваться.
-- То-то я и вижу, как у меня правильно развилась психика -- как бы завить её обратно!
-- Это всё потому, что ты мало ужастиков читала. И улиток у тебя не было.

Не было улиток. Много чего было, но улиток не было.

-- Если мы уже говорим, то у нас нет самых главных сказок! Надо срочно купить. Сказки Гофмана -- вот это и есть квинтэссенция добрых сказок.
-- Ну да, правильно, чего мочить по одному, когда можно, лёгким росчерком, всех и сразу. И правда -- чего серийными убийцами развлекаться, давай сразу геноцид. Ты же против страшилок, какой Гофман?
-- Какой геноцид, ты чего?
-- Эх, пойди перечитай, что ли, для начала. Вслух.

Радует, что Айболит выжил. Особенно на фоне остального.
Tags: стёб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 66 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →