March 14th, 2009

работа мысли

Возвращение.

Самое тяжелое в жизни не уходить, а возвращаться. Тяжело и тому, кто пытается, и тому, к кому пытаются. Тот, кто пытается, всегда надеется на то, что там благодатная почва. И неважно каким был уход - был ли он тихим, молчаливым, был ли он пафосным. Это не имеет значения. Ведь, когда вдруг заныло под ложечкой, когда между рёбрами начало ощущаться какое-то движение, когда тело заполнено вином - до горла, так что в горле небольшое озеро, в котором плавает последний кусочек "камамбера", - тогда кажется, что именно там тебя ждут. И не потому, что больше нигде не ждут, а потому, что там, где ждут сегодня, туда совершенно не хочется. Самое прекрасное оно то, что нарисовано собственной рукой. Именно в этот момент портрет кажется необыкновенно прекрасным, а "камамбер" в вине начинает нашептывать что надо немедленно сделать. Нельзя слушать этот "камамбер" - он врет. Он не знает, что он врет, он надеется на то, что это самое, потерянное когда-то, оно и есть панацея. Оно и есть то, что прекратит межреберную боль. И перестанет ныть под ложечкой. Ведь там - там обязательно ждут. Обязательно.

Тот, к которому пытаются вернуться, ни о чем не подозревает. Он не знает ни о чем до последнего момента. Он живет другой жизнью. Той, в которой нет того, кто ушел. Давно нет. И в тишине раздается самый обычный звонок, с самым необычным голосом, летящим сквозь тысячи проводов и километров. Кто-то пытается вернуться, надеясь, мечтая, убеждая себя в том, что его ждут. И на том конце провода пауза. И сказать нечего. Несмотря на важность момента, несмотря на понимание, несмотря на то, что сквозь провода и километры, слышен шепот заполнившего всего под горло вина и кусочка одинокого "камамбера". И он никто - он просто анальгетик. Он тот, который обязан суметь сегодня разогнать всю, заполнившую с головой, волну. Волну из тоски, вина и "камамбера".

- Это я!
- Да, это ты.
- Я... Я просто радуюсь от того, что слышу тебя. Не говори, ничего не говори. Я всё понимаю.
- Я и не говорю.
- Ты... Я это зря, наверное? И всё равно - это так замечательно тебя слышать.

Лучше молчать. Непонятно, кому хуже. Минута эйфории, сменяющаяся тяжелым молчанием. Глыба, огромная глыба. Молчания, недоверия, непонимания. Эйфория, переходящая в осознание. Осознание, плавно плывущее по девятому валу тоски. И всё тот же, плавающий между реальностями, кусочек "камамбера".