May 5th, 2009

хм...

Она.

Она сидела за барной стойкой. Тонкая, невероятно беззащитная. Узкие черные бретельки платья впивались в хрупкие плечи. Спина реагировала на каждую её мысль, то напрягаясь, то расслабляясь. Волосы, небрежно собранные в странное строение на голове, выбивались, падали на плечи. Наклонив голову, она разглядывала небольшое пятнышко на стойке. Терла его пальцем. Но, кажется, машинально. Она смотрела куда-то вглубь - туда, где это пятнышко всего лишь декорация. Задумчиво, машинально, накручивала прядь выбившихся волос на палец, словно в такт к манипуляциям над пятнышком. Машинально двигала пепельницу. Создавалось впечатление, что она не может решить закуривать ей или нет. Внезапно стало понятно, что она приняла решение. Резко выпрямилась; спина натянута, как струна, достала невесть откуда сигарету и зажигалку и закурила. Дым, окруживший её, пах только что сваренным, крепким кофе. Ожила, выползла из небытия, решилась. Молодой бармен, наблюдавший за ней, почувствовал смену состояния, немедленно подcкочил:

- Что желает прекрасная незнакомка? Нет, не отвечайте, я угадаю.

Она натужно усмехнулась и внимательно посмотрела на бармена, продолжая выпускать ароматный, крепкий дым. Спина напряглась, она напоминала застывшую лань - тонкую и беззащитную.

- Мартини! - бармен гордо улыбался. Он силился понять и гордился тем, что, кажется, смог.
- Водки, - тихо выдохнула она. Улыбнулась, привычным жестом убрала локон с лица и выдохнула во второй раз уже чуть громче - Просто водки.

Бармен усмехнулся, привычным движением достал из ниоткуда бокал, протёр его и щедрой рукой плеснул ей водки - в бокал, предназначенный для виски. На два пальца - как и положено. Пододвинул бокал поближе. Она смотрела застывшим взглядом на прозрачную жидкость и аккуратно гладила грани бокала кончиками пальцев.

- Что-то случилось? Я замечательный слушатель, мне можно рассказать всё, что угодно - особенно таким прекрасным незнакомкам.

Она удивлённо посмотрела. Спина, было согнувшаяся, натянулась снова. Сделала большой глоток, аккуратно поставила бокал ровно на пятнышко и легко провела указательным пальцем по губе - по верхней, застыла в уголке.

- Негоже такой прекрасной девушке молчать. - бармен улыбался, открывая взгляду ровные, белоснежные зубы.

Резко подняв бокал, осушила его. На её лице появилась гримаса; спина, кажется, дрожала.

- Всё будет просто прекрасно, правда? - она внимательно и серьёзно смотрела на бармена.
- Конечно, даже не сомневаюсь. А что - сейчас не всё прекрасно? - он пытался попасть в такт и понимал, что не попадает. Тыкался наугад, пытаясь найти нужную тональность.
- Это не важно, - серьёзно выдохнула она, - ведь всё будет просто прекрасно - какая разница, как оно сейчас?
- Философ, - вопросительно-утвердительно заключил бармен.
- Нет, просто очередной случайный прохожий, - она улыбнулась, искренне, от всей души, озарив всю стойку. - Спасибо...
- За что?! Впрочем, не надо отвечать - исчезнет загадка, а так...

Она легко спрыгнула с высокого стула, небрежно набросила на плечи широкую, белоснежную шаль и пошла к выходу. Открыла тяжелую дверь, замерла, резко вернулась, подтянулась и поцеловала бармена в щеку.

- Спасибо!