?

Log in

No account? Create an account

Апрель, 28, 2010

Твитти Хочнер.

Есть такое понятие "легко-узнаваемый герой". Может быть его и нет вовсе и оно возникло сегодня в моей, ещё не до конца проснувшейся, голове, пока я вливала в себя литры кофе, тщетно пытаясь обмануть организм и сообщить ему, что он проснулся. Легко-узнаваемый герой это не какой-нибудь мистер Смит. Это Костя из соседнего подъезда, Маша из квартиры напротив. Это тот, о ком читаешь и невольно думаешь - я его точно знаю, как не знать, прямо с Костика писано. И сразу сопереживаешь, сочувствуешь. И представляются мне писательские муки - когда задуман прекрасный, совершенно неординарный роман, и вот уже написаны первые слова:

"Витька, привычным движением, натянул валенки на босу ногу, завязал свой любимый - ярко-фиолетовый - галстук, набросил на плечи видавшую виду дублёнку и, вздохнув, стал спускаться вниз - к почтовому ящику. Там его должно было ждать..."

И понимает вдруг писатель - совсем не уникален этот Витька, ведь на самом деле, сосед из квартиры напротив, тогда в писательском далёком детстве, носил валенки на босу ногу и, кажется, действительно ужасающий ярко-фиолетовый галстук. Как же его звали? Михал Михалыч, кажется. И оказался Витька легко-узнаваемым. И рвутся листки и летят мелкие ошмётки в мусорный ящик - так удачно оказавшийся совсем рядом. Такой родной - такой узнаваемый.

Легко-узнаваемому герою значительно легче сопереживать. Появление оного всегда гарантирует успех. Ведь это не Твитти Хочнер какая-нибудь - это он, наш родной, практически самый близкий, тот самый, которого не помню как зовут - но точно знаю о ком речь.

Абстрактное мышление вообще штука непростая. В детстве я читала о том, как пытались учить математике уже взрослых людей на Чукотке - чукч. Дабы было проще усваивать материал, все примеры старались делать наглядными. К примеру: "Охотник Петя убил семь оленей, а охотник Вася одиннадцать. Сколько всего оленей убили Вася и Петя?". И вот тут начиналась проблема. В классе начиналось бурление - "Какой Петя? Из вон того села? Да он вообще криворукий - куда ему семь оленей убить? И когда это было, собственно? Почему мы не знаем? А какой Вася? Нет у нас Васей - разве что вон тот - так он уже старик и ружьё не поднимет! И где все эти олени?". Ведь это в математике абстрактный Вася с абстрактным Петей пошли на охоту и убили абстрактных оленей. А народ переживает - требует предъявить и Васю, и Петю и оленей.

Нет, отнюдь не всегда легко-узнаваемый это хорошо. Впрочем, невозможно написать что-то, от чего заплачут даже в Антарктиде, не имея под рукой какого-нибудь, хотя бы захудалого, такого легко-узнаваемого. И никто переживать не станет. Не станет говорить - а вот у меня ведь всё точь в точь - вернее, не у меня, а у моей соседки, а если ещё точнее - у соседки соседкиной подруги - но было точно так же! Всё давно придумано до нас. Все слёзы выплаканы, весь смех отсмеян. Все легко-узнаваемые. Кроме, Твитти Хочнер, наверное - про неё я ещё ничего не сказала.

Хорошего всем дня - ясного и солнечного! Пойду-ка я попытаюсь окончательно проснуться. Ваша Я.