July 20th, 2010

хм...

Варенье.

... и очень хочется, чтобы раз - и всё, как мечтается. Как снится наяву, когда жаркой ночью невозможно уснуть, когда над ухом жужжит тот самый комар - тот, который и прошлой ночью там был. "Ну укуси, пожалуйста - только улети уже" - ведь где-то из глубин всплывает выученное "комар кусает только один раз - вернее, комариха". Кусает один раз - и всё. Как глупо. Ей ни о чём не мечтается, она кусает только один раз. Пусть уже укусит и улетит, чтобы можно было подумать, чтобы стало возможным мечтать. Как в детстве - когда прикрывал глаза и казалось, что летаешь. Впрочем, наверное, только сейчас кажется, что оно тогда так казалось. А тогда, наверное, под закрытыми веками бежали дружной стайкой картинки Машки, Витьки и вон той игрушки из "Малышка" - той, которая четыре пятьдесят, которую "давай потом - ведь только вчера купили...". Или всё-таки нутряное... То самое, неистребимое.... И неожиданно выскальзывает и ты не успеваешь поймать, оно уже выпущено - туда, наружу "господи, только это - больше ничего". И зажимаешь от испуга рот - а вдруг услышит, а вдруг действительно поверит, что только это одно конкретное и больше ничего. Ведь неправда это - заталкиваешь назад непослушное, вылетевшее - сдуру. Не только это - есть столько всего. Нет, ничего не надо - сами справимся. Не комар, в конце концов. Вернее, не комариха. И есть же силы - и не на один жалкий укус. Есть, правда. А то - оно случайно вылетело - не слушай, господи - у тебя и так дел по горло. Тем - другим - оно важнее. А мы уж как-нибудь. Пусть лучше так. Пусть полёт или, чёрт с ней - пусть даже Машка - та, из соседнего подъезда. Та, с которой всё малиновое варенье съели. Ох, и попало тогда - "ну как можно? Это же на зиму". И этот взгляд - такой расстроенный, что сразу "никогда, никогда - я больше никогда не буду - не расстраивайся, пожалуйста...". И как же можно после этого "только это"? Ведь есть столько всего. Не слушай, господи, не смотри - дай картинку. Дай Машку, варенье - остальное, как нибудь, сами....