?

Log in

No account? Create an account

Сентябрь, 10, 2012

Хумус, фалафель и вообще

Мне говорят - а почему ты не хочешь остаться здесь? Здесь хорошо, спокойно и вообще. А я говорю - я хочу домой. Я очень хочу домой. А у меня спрашивают - а чего ты так хочешь домой, а? И мне хочется длинно-длинно рассказывать, как же хорошо дома, как дома всё такое - домашнее. И я понимаю - а чего, собственно, рассказывать? Домой хочется уже потому, что это дом. Но всё-таки, что-то же надо рассказать. И я закрываю глаза и думаю что же такого рассказать. И в голову лезут какие-то пафосные глупости, от которых самой себе не по душе. Ведь не то, и даже не это, и, уж конечно, совсем не вот это. А что же тогда? И я открываю глаза и вдруг понимаю, что дело не в том, почему мне хочется, дело в том, почему им всем должно захотеться. Можно, конечно, часами рассказывать о том, как прекрасен Иерусалим; какой сумбур в душе от Тель-Авива; какое спокойствие от Хайфы. Я умею. Но это всё не то. Совсем не то.

В первый раз я попробовала хумус сразу по приезде. И мне он совершенно не понравился. Горьковатый, с каким-то странным привкусом. Меня удивлённо спрашивали - ты что, не любишь хумус? И широко раскрывали глаза. Не люблю, упрямо качала я головой. Будто я назло не люблю - я же не назло. А потом, как-то раз, полюбила. Принесли нам в каком-то странном месте тарелку горячего хумуса с грибами. Жареные грибы - с луком, с зелёными пятнышками укропа, сдобренные перцем, оливковым маслом и ещё чем-то - невероятно пахучим. Они лежали посреди тарелки. И внезапно оказалось, что хумус это очень вкусно. Хумус - это целый обряд. Хумус не едят - его гладят питой. Именно гладят. Проводят питой по тарелке, стараясь захватить как можно больше. И целая симфония вкуса во рту. И счастье какое-то неимоверное. И удивление - это же всего лишь бобы. Всего лишь с грибами. Пусть и с луком, и зелёными вкраплениями укропа. Но как же это можно не любить?

А потом мне сказали - ты сошла с ума!
Читать дальше...Свернуть )

Метки: