February 7th, 2013

хм...

Гены

У нас поразительно ласковая и ужасно вредная дочь. Удивительно, как, в таком возрасте, у неё уже имеется собственное мнение совершенно по всем вопросам. Оно не только имеется, оно ещё и высказывается -- жестами, слогами, грозной поперечной морщинкой на лбу или уголками губ, которые так и норовят предательски опускаться вниз. Впрочем, у меня нет никаких иллюзий о том, какой она будет. Ангелом она не будет, несмотря на весь свой ангельский вид. Не те гены. За ангелами -- это не сюда. Но всё, что она делает, она делает от искренней любви. Искренне любя, она тычет мне пальцем в глаз, искренне огорчается, когда я вскрикиваю от страха потерять нужный мне глаз, и немедленно целует в знак примирения и демонстрации большой любви. Мои серёжки, к примеру, на её тарабарском языке называются не иначе как "ай-ай". Иногда она произносит это, точно копируя мою интонацию. Впрочем, это тоже исключительно от большой любви и жажды знаний. Но, как я уже сказала, я не сомневаюсь, какой именно у неё будет характер.

Мой друг прославился в относительно зрелом возрасте. Но слава шла из самого детства. Знаменитым он стал внезапно -- после того, как на одном из концертов, Рената Муха рассказала о мальчике, упомянув его имя и фамилию, который пришёл к ним в палатку и съел все их конфеты. Жить в этой палатке им предстояло ещё какое-то время, а кроме конфет, ничего больше не оставалось. После его визита не осталось и конфет. Даже в частной беседе он не пытается оспорить этот факт, единственное, что он всегда добавляет, это: "да, я съел -- но это не конфеты были, а печенье! Они сами меня угостили!" У него в глазах нет ни стыда, ни совести -- только некоторая тоска по съеденному печенью.

Но это самая милая часть генов, из которых состоит наша дочь. Это хорошая их часть. Это вежливая, замечательная, культурная, добропорядочная их часть. Это невероятная часть -- та, которая в три года тихо сидела и читала про себя письма Джавахарлала Неру, не мешая взрослым, не выходя из комнаты и ничего не громя. Это настолько хорошая часть генов, что и говорить о ней больше нет никакого смысла. По крайней мере, если я не хочу погрязнуть в собственных комплексах по мере появления дополнительных подробностей.

Вторая часть генов -- пришедшая от меня, -- прославилась значительно раньше. Я тоже, как и наша дочь сейчас, всё делала исключительно от большой любви. Ну, почти всё.
Collapse )