June 2nd, 2015

хм...

Как, ты не помнишь?!

Я не помню имён. Не помню людей. Я шучу -- моя голова, как маленький жёсткий диск, на котором давно не осталось места. Старое стирается, уступает место новому. Иногда это доходит до абсурда.

Как-то раз я стояла в очереди в кафе -- в университете. Вдруг ко мне обратился приятный молодой человек

-- Привет, дорогая, как дела? Как поживаешь, что делаешь?

Он улыбался и было понятно, что он очень рад меня видеть. Я запнулась

-- У меня всё хорошо, -- улыбнулась я, мучительно вспоминая кто это, -- а как у Вас? Судя по всему, мы знакомы? -- я аккуратно, как мне показалось, намекнула, что у меня пока не получается вспомнить всех обстоятельств, при которых нас сводила жизнь. Он выглядел знакомым, но, как я ни пыталась, ничего конкретного в голову не приходило.
-- Ты действительно не помнишь? -- он всё ещё улыбался, но уже как-то нервно, -- серьёзно?! Ты что -- действительно меня не помнишь?

Мне хочется, чтобы собеседник получал удовольствие от беседы. Я понимала, что для того, чтобы он получил удовольствие, мне срочно надо вспомнить кто это такой. Но день был невероятно длинный, жаркий, выматывающий и я была голодная и несчастная.

-- Нет, к сожалению, не помню. К сожалению, -- поспешно добавила я, -- так как Вы выглядите крайне приятственным молодым человеком, которого, наверное, следовало бы помнить. Но я не помню. -- удручённо завершила я и так длинное предложение.
-- Ну ты даёшь! -- в его глазах не было обиды, скорее азарт и бесшабашная удаль -- Я -- Д! Что, не вспомнила?

Я стояла и думала о том, что очередь движется невероятно медленно. Что если бы она двигалась чуть быстрее, я была бы уже почти сытая и, насколько это возможно, довольная. Но она не двигалась, а он всё смотрел -- как на бабочку, пришпиленную к ватману: изумительно белому, огромному куску ватмана. Такие, которые я видела в детстве. На них чертил папа, а из оставшегося мы сооружали стенгазету. Стенгазету, в которой я, собственноручно, писала: позор таким -- и выставляла собственную фотографию в короткой юбке. Учителя понимали, что написать такое крайне сложно -- позорить самого себя?! Но если ты одновременно ходишь в позорной короткой юбке и выпускаешь стенгазету, то, кажется, у тебя, как у независимого и объективного информационного устройства, совершенно не остаётся выбора. Подумав немного про стенгазету, мини-юбки и аппетитный бутерброд, я выиграла пару минут, после чего совершенно честно ответила:
Collapse )